Moscow-Post RSS
12 Декабря 2017

ЦКБ «Лазурит» и способности хамелеона

Государство и Минобороны с большим трудом пытаются навести порядок в системе закупок вооружений и военной техники. Все понимают, что пришло время раз и навсегда определиться с позициями ВПК и, собственно, Министерства Обороны. Только после выяснения положения дел в системе Гособоронзаказа, возможно поступательное движение вперед в вопросах перевооружения отечественной армии и флота. То и дело звучат слова о том, что государство не поддерживает отечественный ВПК, а Минобороны затягивает заключение контрактов с оборонными предприятиями по причине завышения цен последними и некачественной продукции, которая предлагается нашим Вооруженным Силам. В этом споре точка еще не поставлена. Но уже сегодня, во многих случаях, вполне понятна и обоснована жесткость подходов Министра обороны РФ и военного ведомства в этом вопросе. Искреннее желание Министерства обороны вести открытый диалог во многих случаях наталкивается на лукавство оборонщиков. Дорогие подводные лодки, заранее устаревшие танки и артиллерийские системы стали в последнее предметом ожесточенного спора, в котором точка зрения военных выглядит весьма аргументировано.

ЦКБ «Лазурит» и способности хамелеона

Одним из примеров такой «работы» оборонщиков является нижегородское ЦКБ «Лазурит», которым руководит Михаил Вайнерман. Шесть лет назад он пообещал поставить на спасательное судно «Игорь Белоусов» глубоководный комплекс, который для этого корабля является чем-то вроде орудия главного калибра для крейсера. Позиционируя себя, как разработчик всех комплектующих глубоководного комплекса по заключенному контракту, ЦКБ «Лазурит» на протяжении шести лет использует выделенные финансовые средства по своему усмотрению, тщательно «легендируя» процесс особой важностью, а поэтому сложностью «разработки» комплекса и закупки его комплектующих. А «трудности» «Лазурита» начались уже давно. Попробуем разобраться.

Исторически в Советском Союзе и соответственно в России сложилось три центра подводного кораблестроения. Это ЦКБ «Рубин», ЦКБ «Малахит» (оба Санкт-Петербург) и ЦКБ «Лазурит» (Нижний Новгород). Эти бюро стали родителями сверхсовременных для своего времени подводных лодок: «Акул» («Рубин), «Барсов» («Малахит), «Барракуд» («Лазурит).

Вышеназванные бюро по-разному прошли путь последнего тридцатилетия. Если после определенного и неизбежного кризиса ЦКБ «Рубин» и ЦКБ «Малахит» сумели удержаться на уровне соответствующем высокому наименованию «Центральное конструкторское бюро» (результатом являются вышедшие из заводов-строителей их новые детища - подводные лодки четвертого поколения – «Борей» и «Ясень»), то ЦКБ «Лазурит», гордостью которого в советское время стала титановая АПЛ «Барракуда», за последующие 30 лет в подводном кораблестроении ничего реально не достигло. Более того, за три десятилетия «Лаурит» лишился подавляющего числа своих ученых и конструкторов. (В то время как в «Рубине» и «Малахите» сейчас работают более чем по 1000 конструкторов и инженеров, в «Лазурите» их чуть больше тридцати, средний возраст которых от 60 и выше). Налицо некое самоуничтожение. Но самоуничтожение, преследующее, все же, какую-то цель.

На самом деле все проблемы «Лазурита» лежат на поверхности. И вот теперь их заметили в Минобороны, которое наконец хочет получить спасательное судно «Игорь Белоусов» с современными спасательными средствами на борту. На вопрос военных: «Лазурит», где комплекс?» Звучит очередная вариация старой песни руководства бюро о проблемах с субподрядчиками, о недостатках в финансировании и т.д.

Может быть ситуация объясняется тем, что и ЦКБ «Рубин» и «Малахит» в постсоветское время оставались в собственности государства (до 2008 года в форме Федеральных государственных унитарных предприятий, в настоящее время в форме Открытых акционерных обществ со 100% государственным капиталом), то есть оставались государственными предприятиями.

«Лазурит» же, в начале девяностых годов был приватизирован с небольшой долей участия государства. Хозяевами предприятия реально стали сотрудники (на самом деле руководители) бюро генеральный директор, генеральный конструктор, Кваша Н. И., главный инженер Иванжин А. П. и финансовый директор Вайнерман М. И., который вскоре становится главным лицом, способствующим упадку некогда прославленного центрального конструкторского бюро.

Первое время работа бюро не претерпевает серьезных изменений. Все идет по накатанному в прошлом пути. Прочный багаж советского прошлого держит бюро на плаву. Однако, вдруг бюро покидает главный инженер, затем искусственно отстраняется от руководства и от влияния на работу бюро генеральный конструктор. Таким образом, реально остается один собственник – хозяин бюро, а в настоящее время генеральный директор ЦКБ «Лазурит» - Михаил Ильич Вайнерман.

Главная цель работы бюро «Лазурит» постепенно видоизменяется. Не нужны теперь новые проекты подводных лодок, не нужны сильные ученые и конструкторы-корабелы. Единственным смыслом и целью деятельности нового руководства ЦКБ «Лазурит» становится прибыль. И совсем не так важно на чем, главное побыстрее и побольше. Цель одна – деньги. Результат не интересен. Главное – процесс и эксклюзивные «лазуритовские» схемы этого процесса позволяющие «урвать», в связи с этим, у государства финансовые средства, ничего не отдав взамен. Нельзя не упомянуть о попытке «Лазурита» разработать технический проект модернизации подводных лодок «Барракуд», которых всего четыре единицы. Используя традиционные убедительные доводы, «Лазурит» становится обладателем стомиллионной работы по «сокращенному» проекту модернизации. Результат этой работы – несколько томов бумаги и более ничего. Никакой модернизации на основе этого на заводе производить невозможно, так как проект действительно уж очень «сокращенный». Реально это всего лишь описание подходов к модернизации, в котором отсутствуют необходимые для заводов подробная спецификация и реальная рабочее - конструкторская документация. Но цель «Лазурита» достигнута - деньги получены.

В то же время, ЦКБ «Малахит» выполняет полномасштабный проект модернизации подводных лодок «Барс», которых по некоторым данным в составе флота осталось около двух десятков. По своему составу «Барс» и «Барракуда», за исключением материала прочного корпуса, идентичны. Казалось бы, работай «Лазурит» вместе с «Малахитом» на общее благо, но не тут-то было. Раз головной исполнитель ЦКБ «Малахит», то ЦКБ «Лазурит» не желает участвовать в проекте (прибыль то ничтожна).

Исключительно «лазуритовская» схема «по-быстрому заработать» была применена и в деле разработки глубоководного комплекса ГВК-450 для спасателя проекта 21300 «Игорь Белоусов». Убедив всех «наверху» в своих возможностях и способностях, реально лишенный конструкторского потенциала «Лазурит», стал разработчиком и начал писать историю будущего глубоководного комплекса. Но писать эту историю он стал по-своему. Как разработчик ЦКБ «Лазурит» на первом этапе разработки комплекса обязан был создать внутрироссийскую кооперацию и провести целую серию ОКРов. Это соответствовало техническому заданию, сформулированному ВМФ для ЦКБ «Лазурит» в далеком 2002 году. При попустительстве прежнего руководства 40 ГНИИ МО и отсутствии контроля со стороны ВМФ этого сделано не было. Процесс так называемой «разработки» комплекса растянулся на долгие шесть лет и очень увлек авторов. Парадоксально, но «Лазуриту», не имеющему контрагентов, растерявшей конструкторскую мысль, было доверено важнейшее дело по созданию важнейшего средства для спасения подводников. Но еще парадоксальнее тот факт, что руководство «Лазурита» заставило всех поверить в то, что такой комплекс совсем скоро будет. Так, в обещаниях прошло шесть лет, но ВМФ так и не дождался ожидаемого комплекса. Серия опытно-конструкторских работ на большинство комплектующих комплекса была использована для получения дополнительного финансирования и затягивания процесса в целом, и, как следствие, не имела результатов. Вся вина списывалась на неких субподрячиков, которые, якобы, затягивают выполнение ОКРов. В это же время все предложения по выходу из создавшейся ситуации путем закупки серийно выпускаемого глубоководного водолазного комплекса отвергались руководством «Лазурита». На тот момент это был единственный путь для решения проблемы и ВМФ уже имел бы сегодня судно, которое обеспечивало бы эффективное решения задач проведения глубоководных водолазных спусков и спасению подводников.

Руководство «Лазурита» стало понимать, что наступает время, когда нужно будет нести ответственность и предлагает забыть об огромных деньгах, выделенных на разработку комплекса, а вместо этого купить составляющие и комплектующие комплекса у итальянской компании «Drass Galeazzi». К слову сказать «Drass Galeazzi» практически неизвестная компания на российском рынке и репутация ее в профессиональном обществе мягко сказать неоднозначна. Поставленный перед фактом, Военно-Морской Флот соглашается, так как ждать больше недопустимо, судно необходимо достраивать. При этом «Лазурит» настаивает на том, что бы закупка итальянских комплектующих должна идти через него. Известно, что из 17 млн. евро (стоимость закупаемого у итальянцев оборудования для комплекса), «Лазурит» выплатил итальянской компании всего 3 млн евро, назвав это авансом. Судьба остальных денег неизвестна.

Пока шесть лет все верили в эту историю «Лазурита», цена глубоководного комплекса ГВК-450 возросла с 800 млн.рублей до 2, 5 млрд рублей, и в настоящее время превосходит по цене зарубежные аналоги почти в 2 раза. Только на разработку технического проекта ЦКБ «Лазурит» получило несколько сот миллионов рублей. Эти деньги ушли в песок. Не исключено, что этот факт вскоре заинтересует и Прокуратуру. При том, что ЦКБ «Лазурит» продолжает позиционировать себя, как разработчик глубоководного комплекса и поставщик комплектующих, Лазурит категорически не соглашается быть, что парадоксально, поставщиком всего комплекса, чтобы не нести никакой ответственности и никаких гарантийных обязательств за комплекс в последующем. Грубо говоря, на судно «Игорь Белоусов» предлагается поставить просто ящики с оборудованием. Опыта монтажных работ «Лазурит» не имеет. Трудно судить, какой объем финансирования это, ранее заслуженное бюро, потребует у «Адмиралтейских верфей» для оплаты работы иностранных специалистов по монтажу комплекса непосредственно на судне. Если же «Лазуриту» удастся поставить оборудование комплекса заводу «Адмиралтейские верфи», то это даст возможность требовать все новые и новые финансовые вливания для окончания работы.

В результате, на сегодняшний день, за глубоководный комплекс для судна «Игорь Белоусов» реально отвечать не будет никто, ни иностранные компании, ни, так называемый, «разработчик» ЦКБ «Лазурит».

Пытаясь уйти от ответственности, руководитель ЦКБ «Лазурит», предложил схему прямых взаимоотношений между предприятием «Адмиралтейские верфи» и итальянской компанией, оставив себе малозаметную, но весьма прибыльную роль посредника-комиссионера с расчетами и выплатами за пределами России. При этом, оставшиеся еще способные что-то сделать, сотрудники бюро получают нищенскую заработную плату. Правда, это мало интересует «предпринимателя-кораблестроителя» Вайнермана М. И.

Российская судостроительная промышленность переживает трудные времена. Но спекуляция на сложившейся обстановке недопустима. Позиция и принципиальность Минобороны РФ абсолютно понятны. Деньги должны вкладываться в реальные проекты и разработки, а не в реализацию долгостроев, которые устаревают уже на этапе производства и «тянут» на протяжении десятилетий бюджетные деньги.

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья