Moscow-Post RSS
15 Декабря 2018
18+

Угля «не хлебавши»?

Как олигарх Искандер Махмудов «сплавил» государству «нерентабельный» проект, а ГТЛК его «расхлебывает», надеясь на помощь «сомнительного» нефтетрейдера Mercuria. И причем здесь Николай Токарев и Марина Ковтун, разбирался корреспондент The Moscow Post.

Угля «не хлебавши»?

Минтранс готовиться основательно вложиться в строительный проект. Вот только в чьих это интересах и сможет ли государство вернуть бюджетные средства?

В проекте строительства Мурманского транспортного узла (МТУ) произошли крупные изменения. Минтранс решил перенаправить финансирование – снять 300 млн рублей со строительства морской инфраструктуры порта и пустить их на строительство ведущей в порт железнодорожной ветки.

И это решение выглядит, мягко говоря, странно. Ведь развитие морской инфраструктуры порта выгодно всем участникам, вовлеченным в процесс экспорта и импорта товары, использующих морскую гавань. А вот дорога нужна в первую очередь компании, которая намерена ее эксплуатировать. И тут возникает вопрос, в чьих интересах строиться дорога?

Дорога из ниоткуда?

Проект МТУ, пожалуй, один из самых масштабных в России. Общий объем финансирования планируется на уровне 140 млрд руб. По проекту средства будут выделяться с 2011 по 2021 годы, предусмотрено участие государства в размере 60 млрд руб., остальные средства должны выделить инвесторы. Вот только кто и как распоряжается этими средствами?

Общая стоимость строительства ветки составит 46,5 млрд руб., так по крайней мере посчитали в газете "Коммерсант". Интересно, что должна она объединить порт и угольный терминал "Лавна", который пока еще не построен. Т.е. терминала нет, но на строительство дороги к нему уже выделены средства?

За строительства взялось ООО "Морской торговый порт Лавна" ("МТП Лавна"), принадлежащее Государственной транспортной лизинговой компании (ГТЛК). Средства из бюджета выделяются, а компания находиться в глубоком финансовом тылу.

За все время с 2011 года прибыли у компании не было, одни убытки

ГТЛК владеет "МТП Лавна" через ООО "Розана". Но и там все как-то безрадостно. Что интересно, но и сама ГТЛК не блещет своими показателями.

Компания буквально перебивается с "хлеба на воду"

До 2015 года компания хоть как-то демонстрировала хоть какую-то прибыль, но потом резко ушла в минус. На 2016 год ее убыток составляет 6,9 миллиардов! Также не понятно зачем государственной компании "прокладка" в виде ООО "Розана", почему госкомпания не может управлять напрямую "МТП Лавна"? Тем более возникают вопросы, когда во владельцах значится кипрский оффшор.

Вот чего не ожидаешь увидеть, так это соседство госкомпании и кипрского оффшора

Все плохо и с самой веткой. "Коммерсант" сообщает, что начало апреля готовность ветки составила 24%, дебиторская задолженность — 2,4 млрд руб. И это при том, что из бюджета выделено 86,8 млн руб! Минстранс сообщает, что ветку не успевают закончить в срок, вот и переносят средства.

Уголь всему голова?

И тут всплывает название мирового трейдера – Mercuria. Но, похоже, компания не спешит вкладываться в проект. То есть о своем участии в проекте компания очень громко заявила еще в 2017 году на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). Тогда был подписано соглашение о сотрудничестве в рамках проекта строительства угольного терминала "Лавна".

Но одно дело намерение, а другое дело реальность. Как заявил гендиректор ГТЛК Сергей Храмагин, вопрос о финансированием проекта остается открытым. При этом в июне 2017 года ГТЛК договорилась с Mercuria о долгосрочном контракте на загрузку терминала на условиях take-or-pay. Эта система предполагает, что поставщик (в нашем случае Mercuria) берёт на себя обязательство предоставить товар вплоть до зафиксированных в договоре максимальных объёмов. А покупатель обязуется в любом случае оплатить определённую часть этих объёмов, вне зависимости от того, сколько он закупил на самом деле в рассматриваемый период. Т.е. интерес Mercuria очевиден, вливание государства в проект – очевидно. Но что-то не "видно" участие самого трейдера.

Не потому ли Mercuria не спешит "вписаться" в проект, что за "Лавна" закрепилась слава финансовой гири? В свое время проект по строительству угольного терминала "Лавна" мощностью 18 млн должен был взять на себя "Кузбассразрезуголь" (КРУ). Вот только через два года стали поговаривать, что КРУ (входит в УГМК, контролируемую Искандаром Махмудовым и Андреем Бокаревым с партнерами), собирается выйти из проекта. Судя по всему, так оно и произошло, а терминал «Лавна" "повесили" на ГТЛК.

Почему же бизнесмен покинул столько весомый проект? Очевидно, что от выгодного предложения не отказываются. И КРУ не просто отказался от участия в проекте. В 2014 году Андрей Бокарев даже обратился с письмом к Владимиру Путину, в котором призывал отказаться от проекта в силу его убыточности.

Искандер Махмудов знает как и когда надо вовремя уйти

Поговаривают, что, узнав о том, что проект покидает частный инвестор, засуетилась губернатор Марина Ковтун. Она организовала встречу с замминистром транспорта Виктором Олерским, с целью найти замену КРУ. Как рассказывают люди, знакомые с деталями встречи, желающих взять на себя эту ношу не нашлось. Стоит отметить, что в 2014 году, когда искали замену стоимость проекта «Лавна» была 17,6 млрд руб. И уже по этой цене проект считался не выгодным, а в 2017 году цена подросла.

Найти "замену" Искандеру Махмудову помогла Марина Ковтун?

При этом невыгодность проекта была настолько очевидна, что и государство хотело минимизировать свои потери. Так в том же 2014 году вице-премьер Аркадий Дворкович поручил сократить госфинансирование узла на 31,5 млрд руб.

Однако что-то поменялось, и государство готово "вбухивать" миллиарды в проект, который все перебрасывают как горячий картофель. Что же заставило чиновников передумать, да еще и искать дополнительное финансирование. Неужели государство готово терпеть убытки, только от того, что к проекту проявил интерес Mercuria? Чем такую поддержку заслужила компания?

Чьих "любимчик" будешь?

Есть поговорка, "Деньги любят тишину". Не удивительно, что вокруг масштабной и богатой компании Mercuria царит просто "мертвая" тишина. И так тут на сцену выходят два, на первый взгляд, иностранцы, поляки – Гжегож Янкилевич и Славомир Смолоковский. Вот только если покопаться в интернете, то можно узнать, что основатели компании родом из СССР и звали их в "прошлой жизни" Григорий и Вячеслав соответственно. Оба по образованию музыканты и с 1975 по 1985 год работали по профессии.

А дальше просто какая-то голливудская история. За красивой жизнью отправились они в Польшу. Откуда в 90-х и наладили поставки этой самой красивой жизни, или, проще говоря, ширпотреба.

Лица, которые знали предпринимателей в то время, поговаривают, что предприниматели наладили сбыт в Тюмени. При чем в оптовых масштабах. Поскольку с наличными в то время было туго, то за товар они брали "борзыми щенками", т.е. нефтью. Эту самую нефть они потом и направляли за рубеж. Этой историей на сайте делиться "Forbs".

Но в Польше бизнесмены нашли не только рынок сбыта, но и своих вторых половин, они женились, сменили гражданство и даже имена. Теперь их ничто не связывало с родиной, и можно было начать новую жизнь. И начали они ее, открыв на Кипре компанию, которая очень скоро наладила поставки нефти в Польшу. Поговаривают, что очень скоро компания буквально залили Польшу нефтью. По слухам на нее приходилось 90% всех поставок нефти.

Поговаривают, что личные связи бизнесменов помогли им быстро освоиться на рынке и предлагать очень выгодные ценны. Маржа переработки НПЗ в Польше и Германии, которые получали нефть по "Дружбе", была на $2–2,5 за баррель выше, чем во всех остальных НПЗ в Европе. Те же источники сообщают, что возможно, не обошлось без участия и помощи Трансефти. Косвенно это подтверждается и расследованием, которое затеяло польское правительство по отношению к J&S.

Компанию подозревали в установлении монополии на рынке импорта нефти в Польшу путем коррупции и "помощи" России. Под это обтекаемой "помощью" могла скрываться вполне конкретная российская компания? Трудно себе представить что два музыканта одним только своим обаянием смогли наладить поставки за границу. Да и лихие 90-е и культурная конкуренция нулевых просто не позволили бы выжить независимым игрокам, если у них не было "прикрытия".

На базе J&S в 2004 году они создали новую компанию с офисом в Швейцарии и назвали ее в честь древнеримского бога торговли — Mercuria Energy Group.

Примечательно, что вопросы к Mercuria и ее владельцам появляются в основном за границей. Так на Украине компания угодила в скандал с ПАО "Центрэнерго". Мало того, что в 2016 году компания без проведения тендера выиграла контракт на поставку угля. Так еще и поставили не уголь из ЮАР, а антрацит, с близлежащих территорий. По этому поводу собирались даже судиться в лондонском суде. Еще бы ведь речь шла о 20 000 тонн угля и миллионной сделке.

Претензии к Mercuria в свое время предъявляли и банкиры Citigroup. Банк потребовал досрочного погасить обязательства по контрактам, которые были обеспечены запасами металлов - сумма претензий более $270 млн! А все потому, что по информации банкиров, крупные запасы сырья, хранящиеся на складах в китайских портах Циндао и Пэнлай, использовались в качестве залога сразу по нескольким кредитам.

Гжегож Янкилевич и Славомир Смолоковский знают как «правильно» вкладывать деньги

По некоторым данным на сегодняшний день основатели также постепенно снижают свои доли в компании. В результате у них осталось порядка 8% Mercuria, тогда как Дананду и Йегги, по данным открытых источников, примерно по 15%. У Линецкого до сих пор остался миноритарный пакет акций. Однако поговаривают, что влияние и личные связи основатели оставили.

И вот интересно, почему все-таки все претензии компании предъявляют только за рубежом? И почему госкомпания так охотно и самозабвенно вкладывается в проект, у которого Mercuria определенно есть финансовая заинтересованность? В то время как сама компания не спешит вкладываться? Может все в высоком покровительстве?

У Николая Токарева была "оговорка по Фрейду" или он имеет к отношение к этой истории?

Может быть основатели просто очень успешные люди, а может за их плечами кто-то стоит? Ведь сам Николай Токарев, став новым президентом "Транснефти" в своем интервью "Ведомостям" подчеркивал, что "J&S (Mercuria Energy)… сумели организовать компанию, себя на рынке сохранить, но они не профессионалы, это просто коммерция". Только тогда как "непрофессионалы" смогли "вырасти" в одного из крупнейших мировых трейдеров? Может, сам господин Токарев приложил к этому руку, и это была оговорочка по Фрейду?

А что будет если Mercuria лешиться своего покровительства? Не появятся ли к ней претензии и в России?

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика