Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Виновата ли Магма?

Крупнейший в России гелиевый завод в Оренбурге стал ареной схватки между инвестиционной компанией "Магма" и миноритарными акционерами. Миноритарии называют себя дураками, однако претензии у них не к себе, а к новому владельцу контрольного пакета.

Виновата ли Магма?

Журнал Коммерсант –Деньги сообщает, что вокруг активов холдинга "Гелиймаш" уже почти год идет корпоративная война. Вадим Удут, директор входящего в холдинг оренбургского гелиевого завода "Криор", лишен пропуска на родное предприятие. Он обзывает нового владельца контрольного пакета холдинга, компанию "Магма", рейдером. "Магма" обзывает рейдером Удута. Стороны предъявляют друг другу обвинения в крупных и мелких хищениях: "Магма" в ходе поглощения якобы сломала забор в филиале "Гелиймаша" в Находке и вывела средства со счетов, а Удут продал собственной жене установку по сжижению гелия.

Объект корпоративной войны масштабный, не чета нынешним ларькам, за которые бьются измельчавшие рейдеры. Основной производственный актив "Гелиймаша" "Криор" — единственный в России и крупнейший в Евразии производитель жидкого гелия, который используется не только для надувания шариков, но и в оборонной, медицинской отраслях, в науке. А еще лучше не производственные активы, а земли и здания в Москве. Особенно хороши два участка недалеко от Москвы-реки: 5 га в Лужниках и 7 га в районе станции метро "Автозаводская".

Вскормленные "Газпромом"

Генетически "Гелиймаш" и "Криор" были всегда связаны с "Газпромом". Собственно, "Криор" и находится на территории оренбургского гелиевого завода "Газпрома". "Газпром" производит газообразный гелий, "Криор" сжижает его и продает. Создали "Криор" выходцы из "Газпрома". В начале перестройки пятеро заслуженных сотрудников оренбургского "Газпрома" — Михаил Герасименко, Александр Шахов, Николай Савилов, Анатолий Вшивцев и Иван Сергеев — решили создать собственное предприятие по сжижению гелия. "Тогда в Санкт-Петербурге сделали первый томограф,— вспоминает оставшийся в акционерах "Гелиймаша" Михаил Герасименко.— И фирма British Oxygen поставляла для него жидкий гелий по $15 за литр. По тем временам это было очень дорого. У нас же была куча никому не нужного гелия, но мы его не могли сжижать".

Энтузиасты взяли кредиты, выкупили газпромовскую же установку по сжижению гелия и начали производство, сбывая продукцию British Oxygen. Заработав деньги, выкупили у банка "Русский мир" акции предприятия "Гелиймаш" — производителя нужного им оборудования и владельца конструкторского бюро. На должность гендиректора "Гелиймаша" пригласили молодого специалиста Вадима Удута. Газообразный гелий получали от "Газпрома". Вскоре "Гелиймаш" стал процветать. Помимо собственно сжиженного гелия он производил разжижители гелия, азота, метана, водорода, воздухоразделительные установки. Оборудование компании появилось во многих городах России и СНГ. Поставки жидкого гелия наладили в Великобританию, Бельгию и Германию, а с началом строительства адронного коллайдера добились, чтобы 50% жидкого гелия в Церне было оренбургским. "По сути, на всю Евразию есть только два таких производства — в польском Довляново и в Оренбурге",— говорит Герасименко.

Корея раздора

Интерес "Газпрома" к тому, что происходит на его территории в Оренбурге, рос пропорционально успехам "Криора". Чем выше становился спрос на продукцию "Криора", тем явственней чувствовали основатели предприятия желание газовой монополии выйти с их помощью на этот рынок. Источники "Денег" утверждают, что существовала даже официальная переписка между господином Миллером и топ-менеджерами компании о необходимости подчинить себе деятельность "Криора".

"Мне кажется, все началось с этого нашего помпезного открытия восточного направления,— говорит Герасименко.— В начале 2011 года сжиженный гелий впервые отправили в Южную Корею, и "Газпром" взбесило, что шли туда в том числе контейнеры "Криора". Вроде как мы газ добываем, а "Криор" торгует". По словам Герасименко, для "Газпрома" это стало делом престижа.

Но интерес к расширению своего присутствия на гелиевом рынке "Газпром" проявлял задолго до того. Его представители не раз заявляли о желании расширить процесс переработки гелия. Ведь гелий стоит в десять раз дороже природного газа (метана) и используется в самых высокотехнологичных отраслях. Эксперты считают, что к 2030 году потребление гелия будет составлять 250 млн куб. м в год. А у "Газпрома" нет мощностей по сжижению гелия и инфраструктуры для его транспортировки.

Первые признаки конфликта проявились далеко от Оренбурга — в Восточной Сибири, на знаменитом Ковыктинском месторождении. В ковыктинском газе довольно высокое содержание гелия, и в 2006 году "Криор" организовал там вместе с Саянским полимерным заводом совместное предприятие. Лицензией на разработку месторождения владеет компания "Русиа Петролеум", и, пока она принадлежала компаниям "ТНК BP" и "Интеррос", "Газпром" ставил палки в колеса разработке Ковыкты, используя именно "гелиевый тезис": якобы вопрос производства гелия на месторождении не решен, а потому разработку нужно отложить до 2015 года. Однако в 2011-м контроль над "Русиа Петролеум" перешел к "Газпрому", и гелий как будто перестал компанию волновать. А вот в открытую фазу конфликт перешел только 2011-м. В апреле прошлого года "Газпром" резко увеличил для "Криора" отпускную цену на сырье (с 46 до 87 руб. за куб. м). Затем предложил перейти на давальческую схему работы: "Газпром" оплачивает стоимость переработки, но становится владельцем не только сырья, но и финальной продукции. Последовал отказ. Мало того, "Криор" пожаловался Федеральной антимонопольной службе и неожиданно преуспел: "Газпром" оштрафовали на 12 млн руб. Но это не удержало монополиста от дальнейшего повышения цен на сырье (сейчас она составляет около 105 руб. за кубометр). А вскоре появилась "Магма".

Сами пришли

"Магма" была создана сотрудниками известной рейдерской компании "Росбилдинг", прекратившей свое существование в 2007 году,— Владимиром Курбатовым и Любовью Комоновой. Сегодня "Магма", пожалуй, осталась единственным выходцем из "Росбилдинга", сохранившим приверженность старому доброму делу слияний и поглощений и боевой дух 90-х. На сайте компании, впрочем, отмечено, что "Магма" "стремится достичь компромисса в любых ситуациях, даже когда это кажется невозможным".

Каким образом был достигнут компромисс с бывшими акционерами "Гелиймаша" (Александр Шахов, Николай Савилов, Анатолий Вшивцев и Иван Сергеев — все они давно уже на пенсии), доподлинно неизвестно. "Магма" утверждает, что они сами пришли. Как бы то ни было, в середине прошлого года четыре акционера компании продали "Магме" свои акции, расколов некогда сплоченную шестерку владельцев: Удут и Герасименко остались с новыми собственниками один на один, причем в качестве миноритариев. А ЗАО "Эверест инвестментс корп.", зарегистрированная на Сейшельских Островах владеет контрольными пакетами акций в трех фирмах, владеющих контрольным пакетом "Гелиймаша". Сумма сделки не раскрывается.

Новоявленные миноритарии, правда, не теряют надежды по суду вернуть в бизнес бывших партнеров-беглецов. Дело в том, что "Магма" выкупила доли акционеров в ЗАО, а сделать это без ведома других владельцев невозможно. Предварительное слушание по этому делу уже прошло в арбитражном суде Москвы. Не имея твердой веры в судебную перспективу, акционеры сожалеют о прошлых ошибках, приведших к разрыву. "Дурак я,— сказал Герасименко после некоторого раздумья.— И Вадим Николаевич дурак. В 2010 году мы настояли с Удутом, чтобы 150 млн дополнительной прибыли не отдавать на дивиденды, а пустить в развитие в Находку, на станцию технических газов. А дивиденды ведь и так уже низкие были после того, как "Газпром" тарифы повысил. Вот ребята и обиделись. Нужно было разделить все и отдать".

"Магма" не отрицает, что активы "Гелиймаша" ей крайне интересны. «Мы давно работаем с московской недвижимостью и знаем их активы»,— объяснила Любовь Комонова. «Нам интересен бизнес по производству гелия. Но кто и что будет развивать, решится по окончании конфронтации». Московские активы действительно привлекательны для многих. Так, на пяти гелиймашевских гектарах в Лужниках еще до кризиса собирался возвести многофункциональный комплекс известный девелопер Сергей Полонский. Переговоры о выкупе велись, но сейчас в компании Полонского от комментариев по этому поводу отказываются. Возможно, участок все-таки оказался дороговат: сам "Гелиймаш" оценивает его в $97,5 млн. Что же касается "Криора", то, по идее, интерес к нему в данных обстоятельствах может быть только у "Газпрома". Однако концерн это отрицает. "Покупка активов "Гелиймаша" нами не рассматривается, мы изучаем возможность строительства собственной установки по сжижению гелия на оренбургском гелиевом заводе",— сообщили нам в управлении информации ОАО "Газпром".

Мастера компромисса

Как и когда закончится этот конфликт, никто не знает. Но "Магма", как говорят в спорте, демонстрирует лучшее владение полем. Во всяком случае, знакомые с корпоративным законодательством специалисты рукоплещут умению без оповещения всех владельцев выкупить доли в ЗАО так, чтобы это не было оспорено в суде.

Общие собрания сместили с постов прежних генеральных директоров компаний "Химгазсервис" и "Криор" Леонида Ермолова и Вадима Удута. Арбитражный суд, правда, вскоре вернул Удута обратно: в уставе предприятия сказано, что снять гендиректора можно только на общем собрании акционеров. Акционер "Магмы" Любовь Комонова при этом утверждает, что "права действовать от имени "Криора" у Удута все равно нет, так как в настоящее время состоялось еще одно собрание участников, по решению которого господин Удут был смещен. Более огорчительным для всех является вопрос финансовый. "Магма" сразу списала со счета "Криора" 150 млн руб. - деньги были переведены на счета ООО "Темпстрой", подконтрольного совладельцу "Магмы" Владимиру Курбатову и его коллегам. Сейчас против всех них возбуждено уголовное дело.

Госпожа Комонова уверяет, что эти 150 млн руб.— годовой заем, выданный под проценты "Темпстрою". По ее словам, "на этот шаг "Магма" пошла, чтобы сохранить деньги "Криора", поскольку Вадим Удут не оставлял попытки любыми способами завладеть имуществом "Криора"". "Магма" действительно подала в суд на Удута, обвиняя его в хищении. Летом прошлого года Удут продал главную производственную установку "Криора" фирме ООО "Технологии технических газов", половина которой принадлежит жене Удута. Сумма сделки составила 18,1 млн руб., при этом столько же "Криор" сам должен заплатить этой компании за полтора года аренды, рассказывает Комонова. Удут и Герасименко объясняют этот шаг "желанием защититься от захвата". Кроме того, "Магма" предъявляет Удуту претензии по поводу покупки "Криором" векселей АПАбанка на 338 млн руб. "Векселя мы купили, когда еще вообще не слышали о "Магме",— объясняет Удут.— Мы взяли их под развитие производства, чтобы не брать кредиты под 15%". Как помогают «в развитии» векселя банка, стоящего в банковском рейтинге в шестой сотне, господин Удут не пояснил. Следует сказать, что обвинения "Магма" предъявила Удуту уже после того, как выяснилось, что оставшиеся акционеры готовы оказывать сопротивление. Представители "Магмы" настаивают на соблюдении заявленного принципа "достичь компромисса в любых ситуациях". "Наш оппонент считает, что использование коррумпированных чиновников, телефонного права и заказного уголовного преследования эффективнее переговоров. Посмотрим, время покажет,— говорит Любовь Комонова.— Чужого нам не надо, своего не отдадим".

По материалу «Злой гелий России» // Коммерсантъ-Деньги, 21.05.2012

Добавить комментарий

Thinking like that is really imiprsseve,Patrick (26 Августа, 23:49)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья