Moscow-Post RSS
23 Апреля 2018
 

Вторая «апатитовая» война

Владелец «Акрона» Вячеслав Кантор вновь бросил вызов хозяину «Фосагро» Андрею Гурьеву. В этот раз «Акрон» захотел купить у государства 26,67% голосующих акций «Апатита», на которые претендует «Фосагро», сообщили корреспонденту The Moscow Post в ФАС.

Вторая «апатитовая» война

На агрохимическом рынке, по всей видимости, началась новая «корпоративная война». В этот раз (как и в предыдущий) ее, по мнению экспертов, развязал хозяин холдинга «Акрон» Вячеслав Кантор.

Теперь он «нацелился» на приобретение госпакета ОАО «Апатит» в размере 26,67% голосующих акций (20% уставного капитала)

Напомним, что основным владельцем «Апатита» является холдинг «Фосагро», которым владеет член Совета Федерации от Мурманской области Андрей Гурьев. Так что именно «Фосагро» изначально решило купить у государства эти 26,67% голосующих акций ОАО «Апатит».

Более того, «Фосагро» даже согласовал вопрос о покупке акций с ФАС.

Но тут вмешался «Акрон» и начал мешать реализации заготовленного сценария «Фосагро».

Тем самым Кантор и спровоцировал начало «корпоративного конфликта». Кстати, владельцу «Акрона» не привыкать к ведению «военных действий» на агрохимическом рынке.

Первая крупная война «Акрона» и «Фосагро» произошла, когда в декабре 2007 г. цена на апатитовый концентрат на бирже выросла более чем в пять раз — до 11 925 руб. за 1 т.

Тогда одного из крупнейших потребителей концентрата, «Акрон», это не устроило, хотя весь процесс повышения цены шел сугубо по законам рынка. Но вслед за этим «акроновское» предприятие «Дорогобуж» пожаловалось в ФАС. Конкретно «Акрон» был недоволен позицией ОАО «Апатит», входящего в холдинг «Фосагро».

Однако, тогда у Вячеслава Кантора не получилось атаковать структуры Андрея Гурьева, и «нападение» «Акрона» на «Фосагро» окончилось, едва начавшись.

В ответ на это «Фосагро» тоже пожаловалась на «Акрон» в ФАС. Из письма следует, что «Акрон», воспользовавшись правом «традиционного потребителя», намерен скупить концентрат на «Юмексе» по низкой цене в количестве, превышающем его производственную программу.

В общем, холдинг господина Кантора попробовал обмануть других участников рынка, но из этого ничего не вышло.

Далее «Акрон» стал «атаковать» другие агрохимические холдинги. К примеру, все помнят войну «Акрона» и норвежской корпорации Yara, которая началась после того, как Yara на совершенно законных основаниях хотела вернуть 10,3% голосующих акций «Апатита» из «Нордик рус холдинга» (СП Yara с «Акроном») или истребовать с партнера деньги.

Тогда господин Кантор использовал против Yara все свои ресурсы – начиная от информационных и заканчивая финансовыми и политическими. Война между «Акроном» и Yara была довольно продолжительной и затратной для обеих сторон, но в итоге Вячеслав Владимирович потерпел в ней сокрушительное положение.

Так «Акрон» сдался и решил выплатить норвежской Yara по закону причитающиеся ей деньги. По данным RTS Board, 10,3% голосующих акций «Апатита» стоят $231,3 млн.

Так что Yara смогла вернуть свои финансы, а «Акрон» в очередной паз потерпел поражение в «корпоративных баталиях».

Кстати, вся эта череда «корпоративных конфликтов» не прошла для Кантора безболезненно. Ведь, по слухам, из-за того, что «Акрон» вносит на рынок нестабильность, государство оказалось очень недовольно деятельностью этого агрохимического холдинга.

Ведь в РФ к Вячеславу Владимировичу может возникнуть много претензий, с учетом слухов о возможном пересмотре итогов приватизации и национализации крупных промышленных объектов из-за вступления России в ВТО. Эти претензии связаны, в основном, с тем, как Кантор в «лихих 90-х» консолидировал структуры, ныне входящие в «Акрон».

Ведь тогда, в 1993 году, Вячеслав Владимирович завладел одним из наиболее эффективных предприятий химической промышленности СССР – «Азотом» (ныне переименованным в «Акрон»), купив его по крайне заниженной цене. Так за 35% акций одного из мощнейших предприятий советской химической промышленности господин Кантор заплатил около 350 млн. рублей или $200 тыс. В то время, как на рынке стоимость тонны продукции «Азота» составляла $140 за тонну, а мощность предприятия составляла 4 млн. тонн в год.

Позже по подобной «грабительской схеме» Вячеслав Владимирович «подмял под себя» ряд других важнейших объектов химической промышленности, таких как ОАО «Дорогобуж», ЗАО «Акронит», ЗАО «Новпромгаз».

А так же он приобрел 8% акций «Сильвинита», основного поставщика калийного сырья на «Акрон», 20% акций ОАО «Росхимтерминал», которое строило химический терминал в порту Усть-Луга, и даже 7,73% акций мурманского «Апатита».

Собственно говоря, похоже, что при возможном пересмотре итогов приватизации, Вячеславу Владимировичу есть чего бояться.

Так что перед тем, как пытаться «урвать кусок» акций «Апатита» у «Фосагро», господину Кантрору необходимо задуматься, а стоит ли «Акрону» вообще высказывать свои претензии на «Апатит»?

Так же Вячеславу Владимировичу стоит помнить, что совладельцем «Фосагро» является давний друг премьер-министра РФ Владимира Путина – ректор СПбГГУ Владимир Литвиненко.

Так что, идя на конфликт с «Фосагро», Кантор может наткнуться на проблемы с госструктурами…

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика