Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Выстрелы из прошлого

На прошлой неделе информагентство «Росбалт» опубликовало материал к годовщине самого громкого петербургского заказного убийства – расстрела председателя Комитета по управлению городским имуществом Михаила Маневича на Невском проспекте 18 августа 1997 года. Автор рассмотрел несколько версий, и пришёл к выводу, что причастность к ликвидации ныне покойного питерского смотрящего от воров в законе Константина Яковлева (Кости Могилы) столь же сомнительна, как и вина отбывающего пожизненное заключение депутата Законодательного Собрания Юрия Шутова.

Александру Дюкову могут припомнить бурную молодость

Наиболее вероятно, что причины трагедии кроются в конфликте вокруг петербургского морского порта, но их участники сейчас либо за границей, как авторитет Илья Трабер («Антиквар»), либо занимают слишком высокие посты, как генеральный директор ОАО «Газпром нефть» Александр Дюков.

Экономический гений «Антиквара»

Сотрудничество Александра Дюкова с Ильёй Трабером началось в 1991 году, когда команда Ильи Ильича, поддержанная специалистом по финансовым манипуляциям и приятелем авторитетного адвоката Руслана Коляка Дмитрием Скигиным, приобрела компанию «Совэкс», тут же монополизировавшую заправку самолётов в Пулковском аэропорту. Акционерами предприятия стали офицер КГБ Виктор Корытов, соучредитель траберовского ООО «Малое предприятие «Санкт-Петербург», а также охранное агентство «ВИАБ», название которого было составлено из первых букв имён Корытова, Трабера, друга «Антиквара» Александра Уланова и их партнёра, бывшего прокурора Бориса Шарикова. Только что закончивший Ленинградский кораблестроительный институт Дюков работал в «Совэксе» сперва инженером, а затем заместителем генерального директора.

Очевидно, что Илья Ильич относил молодого инициативного сотрудника к особо доверенным лицам – в 1996 году Дюков стал финансовым директором, а через несколько месяцев генеральным директором ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» (ЗАО «ПНТ»). Как и «Совэкс», «ПНТ» превратилось в местную монополию, только контролировало не заправку авиалайнеров, а ввоз-вывоз нефтепродуктов в порту. Трабер надёжно удерживал компанию – 30% её акций принадлежали ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга», которым официально владел кипрский оффшор Nasdor Incorporated. Фактически портом управляло ЗАО «Объединение банков инвестирующих в порт», совет директоров этого ЗАО возглавлял лично Илья Ильич. В совет директоров «ПНТ» наряду с «Антикваром» входили Уланов, Корытов и Скигин. Ещё 20% акций «ПНТ» получило учреждённое Трабером, Корытовым, Улановым и Шариковым информационно-юридическое бюро «Петер», а 25% досталось ЗАО «Балтийская бункерная компания», которым владели «Петер», «Совэкс» и «Топливная инвестиционная компания». Последнее предприятие считалась собственностью позднее арестованного в Испании приятеля Трабера – криминального авторитета Геннадия Петрова.

Далее карьера Александра Дюкова в бизнесе Ильи Трабера развивалась ещё более успешно. В 1998 году менеджер стал сначала директором по экономике, а затем исполняющим обязанности генерального директора морского порта Санкт-Петербург, после чего вернулся в «ПНТ» на должность главного советника гендиректора и председателя совета директоров, которым оставался до 2003 года. Именно в тот период вокруг порта и произошла серия кровавых убийств, начавшаяся расстрелом начальника порта ОАО «Северо-Западное пароходство» Евгения Хохлова и его заместителя по кадрам Николая Евстафьева, с которыми киллеры расправились 28 июля 1997 года прямо в конторе пароходства. Потом погиб Михаил Маневич, незадолго до своего расстрела потребовавший придать 28,8% привилегированных акций морского порта, остававшимся у государства, статус голосующих. При таком решении государство имело бы пакет в почти 49%, что автоматически устраняло Трабера от контроля над портом. Надо сказать, что данная мера планировалась изначально, но сотрудники допустили ряд ошибок в документах (по всей видимости, сознательно), в результате чего Россия уступила авторитету «Антиквару» контроль над своей крупнейшей гаванью. Когда Маневич попытался исправить ошибки, прогремела автоматная очередь.

Убийства продолжались и позднее. Генеральный директор ЗАО «Северо-Западного таможенного терминала» Витольд Кайданович был застрелен 25 июня 2001 года, 27 сентября того же года – совладелец этого ЗАО Николай Шатило, 14 мая 2003 года убили капитана ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Михаила Синельникова, а 16 мая помощника Синельникова по вопросам безопасности Сергей Боева взорвали в собственной машине.

Чуть больше повезло ранее судимому за изнасилование и мошенничество бизнесмену Сергею Васильеву. Ходили упорные слухи, что именно он стоял за оффшорами, выкупившими у Трабера «Петербургский нефтяной терминал». Но часть денег по сделке «Антиквару» якобы недоплатил. 5 мая 2006 года Васильев получил пулю из автомата, уцелев лишь чудом. Убийство было инкриминировано людям, близким к Владимиру Кумарину, однако в личности конечного заказчика есть очень большие сомнения.

«Все вопросы к юристам порта»

Зато продажа петербургского порта прошла без проблем, и балтийскими воротами России с изрядной выгодой для продавцов завладел хозяин Новолипецкого металлургического комбината и богатейший человек страны Владимир Лисин. Бывшие хозяева разошлись кто куда. Трабер уехал в Испанию, но его тень лежит на многих криминальных историях последних лет, включая захват пиратами сухогруза «Арктик Си». Корытов стал заместителем председателя правления «Газпромбанка», поссорившийся с партнёрами Шариков удовлетворился скромным местом директора ликёро-водочного завода, а карьера Дюкова сделала воистину впечатляющий скачок. В 2003 году он стал президентом ОАО «Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания», акции которого перед этим купил «Газпром». И уже оттуда, в 2006 году, перешёл на свою нынешнюю должность, а в 2008 году – возглавил футбольный клуб «Зенит».

Имел ли господин Дюков какое-то отношение к кровавым событиям в вокруг порта? Юридически, разумеется, ни малейшего! Счётная палата РФ накопала сущую ерунду – дюковский приказ №545 от 6 ноября 1998 года, согласно которому принадлежащему Nasdor Incorporated ЗАО «Портовый флот» с нарушением закона было продано несколько судов. Сделку не зарегистрировали, как положено, в КУГИ. Отвечая на вопросы «Новой Газеты» об этой продаже, Александр Валерьевич равнодушно заметил, что прошло 13 лет, а все вопросы – к юристам порта.

Несомненно, так оно и есть – вопросы давно решены, причём не только в порту. Ведь именно корпорация «Газпром нефть» по любопытной цене купила у старых собственников компанию «Совэкс», где Дюков начинал карьеру у Трабера.

Вообще без всякого актуального повода тянет вспомнить известный процесс в Нюрнберге. Тогда приговорили к смертной казни отдававших приказы об отправке заключённых концлагерей в газовые камеры и приватизировавших их собственность. Зато экономический гений Третьего Рейха, гитлеровский рейхсминистр экономики Яльмар Шахт был вчистую оправдан. Доказать, что он что-либо знал о газовых камерах, было невозможно. Кроме того, господин Шахт недвусмысленно намекнул, что может дать показания о связях благонамеренных американских бизнесменов с гитлеровскими воротилами. На которых уж всяко было побольше крови, чем на тех, кто посылал киллеров в припортовые конторы.

Фехтовальщица за кулисами карьеры газовика

Чтобы разобраться, почему «Антиквар» так доверял сотруднику, нужно оценить особую роль фехтовальщицы Ольги Слуцкер – женщины, которую информагентства называют сегодняшней гражданской супругой Дюкова. С Дюковым она познакомилась в юношеские годы в Ленинграде. Именно тогда Ольга, если поверить СМИ, взяла добровольное шефство над занимавшимся в одной с ней секции неуклюжим подростком – Дюков был младше на три года, так что спорсменка во всех отношениях была явно более опытным человеком.

На официальном сайте sloutsker.ru сообщается, что «в 1987 г. Ольга Слуцкер закончила академию физической культуры имени П.Ф.Лесгафта и двенадцать лет выступала за сборную Ленинграда».

Далее читаем, что «история российского фитнес-движения начинается с 1993 года, когда Ольга Слуцкер открывает первый фитнес-клуб World Class. «После того как я ушла из спорта, как все спортсмены, стала ощущать нехватку физической нагрузки, – вспоминает она. – Как-то, находясь в Испании, я попала на урок стэп-аэробики. То, что я там увидела и почувствовала, меня просто потрясло! Красивая модная одежда, хитовая музыка, привлекательное оборудование – все это необыкновенно меня заразило, и мне захотелось нечто подобное создать и в России».

Сразу бросается в глаза отсутствие в этом панегирике упоминаний о роли, которую сыграла в налаживании работы World Class руководитель сети «Планета Фитнесс» Ирина Разумова, которую потому аккуратно удалили из бизнеса. Поэтому доверять автобиографическим сведениям госпожи Слуцкер следует с сугубой осторожностью. Так, например, нет данных о том, что якобы в родном городе Ольга, как ранее сообщало ИА «Руспрес», «постоянно вращалась в обществе валютных дам и спекулянтов, периодически обращаясь для решения спорных коммерческих вопросов к друзьям спортсменам, к тому времени плавно переместившихся из спортзалов в питерские бригады».

Отсутствует и какая-либо информация о том, знала ли Ольга по биографиям тесно связанных с университетом Лесгафта авторитетных ленинградцев Олега Шустера (сидел за избиение проститутки и вымогательство), Владимира Голубева (кличка «Бармалей», судимости за кражу, мошенничество и взятки) и Владимира Колесника (кличка «Колесо», имел срок за хищение, оперировал в районе морского порта).

И, самое главное, абсолютно ничего не написано о том, что Ильёй Ильичем Трабером, привлекательная студентка-физкультурница, по данным информагентств, была очень хорошо знакома со времён бара «Жигули». В советское время будущий «Антиквар» стоял у пивной стойки данного престижного заведения, а первоначальный капитал собирал, решая попутные специфические вопросы клиентов. От скупки антиквариата до опеки молодых особ, пользовавшихся практическим интересом посетителей.

Осознавая эти обстоятельства, может стать понятным, кто именно привёл Дюкова к Траберу, почему «Антиквар» ему сразу поверил, а затем более 10 лет не расставался со своим менеджером.

Разносторонние знакомые хозяйки World Class

Если рассматривать дальнейшие связи Ольги Слуцкер, мир вообще оказывается удивительно тесным. В 2008 году хорошего знакомого Трабера и Дюкова, бывшего акционера «Петербургского нефтяного терминала» Геннадия Петрова и его коллегу Александра Малышева в ходе операции «Тройка» арестовала испанская полиция.

По оперативным разработкам испанцев проходил и Трабер – были записаны крайне любопытные телефонные переговоры «Антиквара» и Петровым, в том числе касающиеся физических мер воздействия на людей, вызывавших недовольство у них обоих. Трабер спасся от повальных арестов – по некоторым данным, его в момент проведения операции «Тройка» уже не было в Испании. Зато полицейским удалось схватить вора в законе Виталия Изгилова («Зверь») – сотрудника одновременно Геннадия Петрова и вора в законе Захария Калашова («Шакро Молодой»), также задержанного и уже осужденного в Испании.

Вызволять Калашова из пиренейских застенков почему-то поехал ни кто иной, как адвокат Ольги Слуцкер Александр Гофштейн. Прибыв на место, полицией он был немедленно помещен в изолятор, а затем почти год доказывал свою невиновность из тюремной камеры. Лишь в нынешнем году смог оправдаться перед испанским судом, обвинявшим защитника в причастности к русской мафии.

Не сомневаясь в правовой чистоте господина Гофштейна, следует заметить, что в России он известен, как довольно специфический адвокат, чья клиентура типа господина Калашова, покойного Иванькова-«Япончика» или госпожи Слуцкер является отнюдь не случайной. Так что нетрудно предположить, почему хозяйка сети World Class для личных целей не пользуется испанскими банками.

Как пишет ИА «Руспрес», «все средства на ее валютные счета за границей поступают через два немецких банка. Один – на территории бывшего ГДР в Дрездене, а другой – в Западной Германии, естественно, через цепочку уходящих в бесконечность оффшоров». Правда, по некоторым данным, этими банками с удовольствием пользуется не только госпожа Слуцкер, но и многие другие видные петербуржцы, еще с начала 1990-х годов.

Павел Пирогов

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 190, 23 - 29 августа 2011

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья