Moscow-Post RSS
21 Сентября 2018
 

Хищный «кот» Грефа

С кем решает свои дела глава СБ?

Хищный «кот» Грефа

Банк ВЭБ пытается взыскать в свою пользу 60 миллионов рублей с предприятия «Амурметалл».

Последнее задолжало кредитной организации эту весьма солидную сумму за экспортную выручку, полученную предприятием сразу по нескольким сделкам за 2 года. Отдавать деньги «Амурметалл» упорно не хотел, хотя ВЭБ выступал по контрактам кредитором. И вот дело дошло до судебных инстанций.

При этом Арбитражный суд Дальневосточного округа признал законными требования ВЭБа. Однако, конкурсный управляющий заводом Михаил Котов это решение не признал. По этому поводу уже состоялось 6 судебных разбирательств, которые прошли с переменным успехом.

Во всей этой истории примечательна позиция другого кредитора «Амурметалла» - Сбербанка. СБ упорно встает в спорах на сторону Михаила Котова. С чего бы это? Многие независимые аналитики полагают, что полученные деньги от экспорта завода, признанного банкротом, просто утекли в неизвестном направлении. Точнее, как думают некоторые, вполне известном. Они могли оказаться на счетах того самого Сбербанка.

К этом версии подвигает давняя история отношений главы СБ Германа Грефа и Михаила Котова.

«Трансаэро» пустили в «пролет»?

Котов и глава крупнейшего банка страны были замечены в очень неоднозначной истории с авиакомпанией «Трансаэро». Касалось это одного из активов компании – НПО «Мостовик». После банкротства авиаперевозчика (как поговаривают не без участия СБ) Герман Греф возглавил список кредиторов.

После этого компанию начали элементарно дербарнить. И при этом, как уже упоминалось чуть выше, самый «жирный кусок» достался именно Сбербанку. А обеспечить это сумел арбитражный управляющий Михаил Котов.

При этом, ни для кого из участников авиарынка не секрет, что Греф давно положил глаз на вторую по мощности авиакомпанию России. СБ выступал ее щедрым кредиторов, легко давал послабления по выплатам кредитов по первой же просьбе владельцев.

И жизнь была прекрасна, пока за судьбой компании следили очень влиятельные люди в высших эшелонах государственной власти. В силу определенных причин это внимание было резко ослаблено. Сбербанк вдруг ужесточил свои требования по возврату выделенных денег, перестал проводить реструктуризацию долгов Трансаэро, из-за чего так вмиг оказалась на грани банкротства.

«Еще год назад компания, причем публичная, стоила серьезных денег, а буквально через год она становится банкротом. Таких чудес не бывает без влияния внешних факторов», — удивилась предправления банка МФК Оксана Лифар. – «По данным отчетности «Трансаэро», которыми мы располагаем, попытка восстановить стоимость компании небезнадежна»

«Альтернативную процедуру, которая позволила бы компании работать – но это выглядело как минимум наивно. Главный человек в этой истории вовсе не хотел, чтобы «Трансаэро» выкарабкалось из долгов. «Кредиторы авиакомпании недоговороспособны. Кроме структур бизнесмена Прохорова, никто особо и не старался найти приемлемое решение для сохранения «Трансаэро», — сообщил тогда аналитик «Авиапорт» Олег Пантелеев.

В то время Герман Греф даже собирался выкупить ставший внезапно «ярмом» актив Трансаэро. Выкупить за… одни рублей. Правда вдруг передумал. Ведь имея в собственности предприятие, проходящее процедуру банкротство, можно сильно подмочить репутацию – как Сбербанка, так и свою личную из-за очень сомнительной сделки.

Но зачем светиться самому, когда для этого есть давно проверенный и надежный человек! Это профессиональный конкурсный управляющий Михаил Котов. Безусловно, благодаря сильно протекции Грефа он стал управляющим банкротившейся компании. И начал с присущим ему умеем делить ее остатки. Делить, естественно в свою пользу, и в пользу своего могущественного покровителя в банковских и властных структурах.

«Иж ты «Авто»!

Тут сразу многие вспомнили и сомнительную в плане законности и деловой чистоплотности. Речь идет о банкротстве предприятии Иж-Авто, конкурсным управляющим которого был Михаил Котов. Так в 2011 году с судебным истоком к Котову обратилась Федеральная налоговая служба, которая находилась среди кредиторов Иж-Авто. Налоговики обвинили управляющего по сути дела в воровстве.

Так, как установило контрольное ведомство Котов каждый месяц перечислял компании АПБ (Антикризисное агентство по проведению процедур банкротства) 1,3 миллиона рублей Но, как выяснилось по назначению из этих денег тратилась лишь половина! Куда девалось остальное?

Здесь дотошные журналисты не смогли выяснить адресат утекания денег из обанкроченного самим же Котовом завода. Скандал разгорелся, что называется»выше крыши». После него Михаил Котов даже лишился членства в СРО «Некоммерческое партнерство «Национальная гильдия арбитражных управляющих», где он всегда был на первых ролях.

Возвращаясь к Сбербанку. Михаил Котов участвовал в разделе и ликвидации многих предприятий, которыми был сильно заинтересован Герман Греф. здесь и доставшийся кипрским офшорам Грефа «Павловскгранит», и корпорация «Энергомаш».

А еще называют такие предприятия, которые в разное время «оздоравливал» Котов, как ФГУП «Камский ЦБК», ФГУП ГОК «Мамслюда», ОАО «Бурятспирт», ОАО «Балашихинский текстиль», ЗАО «Тушинская чулочная фабрика», ОАО «АНК «Югранефть».

Еще был случай с компанией ООО «Континент-3». Тогда Котова открыто обвинили, что тот включил в конкурсную массу санируемой фирмы имущества, совсем той не принадлежавшего. И уже выставил его на торги. Благо, суд вовремя отменил назначенные торги по продаже. Но тогда на защиту «эффективного» менеджера встал – догадайтесь с трех раз – Сберьанк во главе с Германом Оскаровичем Грефом!

И вот теперь новая тяжба за «Амурметалл», где в близких союзниках Котова опять же Сбербанк.

Но вот только БЭБ – контора тоже очень солидная и влиятельная, в Кремле в том числе. И удаться ли парочке Греф-Котов в этот раз выйти из истории без потерь. И не только финансовых…

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика