Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Смотрите также:

Гайдар хотел, но не посмел

30 декабря 2008 года состоялось очередное заседание Пресненского районного суда города Москвы по жалобе адвоката Гаджиева на отказ в заведении уголовного дела на председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева. Корреспондент The Moscow Post побывал на процессе и всё увидел своими глазами.

Гайдар хотел, но не  посмел

Напомним, что адвокат Гаджиев подал эту жалобу потому, что он был не согласен с отказом старшего следователя Следственного отдела по Пресненскому району Москвы Цепелева проверять его заявление о возбуждении уголовного дела против председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева.

Отметим, что адвокат Гаджиев, который не понаслышке знаком со всеми проволочками и недостатками судебной системы, выражал протест против частой и неоправданной волокиты, без которой не может обойтись ни один суд. В частности, он привёл в своём заявлении немало фактов возмутительной волокиты в самом Верховном Суде России, допущенной при рассмотрении его надзорных жалоб. Он справедливо полагал, что если председатель конкретного суда несёт ответственность за его работу, то и Верховный Суд не является исключением из этого правила. А раз так, то никто иной, как господин Лебедев, в конечном итоге и отвечает за весь тот непорядок, который имеет место в судебной системе РФ и непосредственно в самом Верховном Суде. Справедливости ради надо отметить, что Гаджиев на протяжении трёх лет безуспешно вёл переписку с председателем главного суда страны Лебедевым, надеясь на устранение недостатков, с которыми он столкнулся. Взывал о помощи, посылая жалобы не только Лебедеву, но и Президенту страны, Уполномоченному по правам человека, Общественную палату РФ, Высшую Квалификационную коллегию судей России. Но, увы, никто не отозвался. С ответами Гаджиеву никто не торопился, они пришли через 8 месяцев. Что оставалось делать адвокату?

Тогда, руководствуясь буквой закона, адвокат Гаджиев заявление о возбуждении против Лебедева уголовного дела подал председателю Следственного Комитета Бастрыкину. Тот спустил его в Следственное управление по Москве, а оттуда заявление направили на «землю» - в Следственный отдел по Пресненскому району Москвы.

Проверить факт совершения господином Лебедевым должностного преступления поручили старшему следователю Цепелеву. Тот никаких проверок, как выяснилось, не проводил, а ограничился банальной отпиской о том, что он не находит никаких оснований для возбуждения уголовного дела, хотя они весьма очевидны и были должным образом изложены господином Гаджиевым, а также подкреплены всеми необходимыми документами.

В результате отказа господина Цепелева проверять заявление о возбуждении уголовного дела, доведённый до отчаяния Гаджиев, обратился в Пресненский районный суд Москвы с жалобой на бездействие Цепелева. На первые два заседания суда помощник прокурора не только не принёс материал по проверке заявления Гаджиева, но и сообщил, что всё это время он не мог связаться со следователем Цепелевым, хотя они работают в одном здании. Более того, стало известно, что Цепелев внезапно уехал в отпуск. Тогда судья Гайдар О.Ю. обязал Пресненскую межрайонную прокуратуру доставить в суд материал проверки в обязательном порядке к следующему заседанию суда.

И вот наступило 30 декабря...

Состоялось очередное слушание дела. В этот раз проверочный материал в суд был все-таки доставлен.

Перед началом процесса Гаджиев внимательно изучил все материалы, чего нельзя сказать о госпоже старшем помощнике Пресненского межрайонного прокурора Гуревич, так как она даже не вчитывалась в материалы дела. Она просто села напротив них, но к ним даже не притронулась. Конечно, этот факт был возмутителен, но судья его проигнорировал.

Зато в своей речи на этот факт обратил внимание адвокат. Он начал своё эмоциональное выступление с того, что чётко указал, где и как конкретно следователь Цепелев нарушил закон. Всё дело в том, что по заявлению Гаджиева он должен был либо официально возбудить уголовное дело против председателя Верховного Суда господина Лебедева, либо отказать в возбуждении дела, оформив отказ вынесением постановления. А Цепелев ограничился банальной отпиской, сославшись на некую Инструкцию по работе с обращениями граждан.

Учитывая очевидность нежелания следователя Цепелева проверять заявление в отношении Лебедева, Гаджиев не только просил суд обязать Цепелева принять законное решение по его заявлению о возбуждении уголовного дела, но и просил суд вынести в его адрес частное определение в связи с проявленной им халатностью.

Свою правовую позицию адвокат доказал и подкрепил соответствующими аргументами. А вот госпожа ст.помощник прокурора Гуревич всю почти 15-ти минутную речь Гаджиева разглядывала свои ногти, как будто видела их впервые, а затем встала со своего места и за неполную пару минут сделала заявление о том, что Цепелев действовал по Инструкции, из чего следует, что он не виноват и закон не нарушал.

Однако, такая позиция представителя прокуратуры вызывает, мягко говоря, недоумение. С каких это пор должностная Инструкция приравнивается к законодательному акту?!! Ведь для суда есть прежде всего УК и УПК. А должностная Инструкция вообще не является законом, так что с таким же успехом госпожа ст. помощник прокурора могла бы сослаться, к примеру, на правила игры в футбол или инструкцию по завязыванию галстука.

В конечном итоге, фемида вынесла свой вердикт. Судья принял сторону следователя Цепелева и оставил жалобу Гаджиева без удовлетворения, несмотря на все имеющиеся доказательства правоты адвоката. Однако по реакции самого судьи было видно, что он неоднозначно относится к своему решению. Казалось, что ему самому неловко за принятое решение. Видимо, у него просто не было иного выбора, так как удовлетворение жалобы Гаджиева означало бы, что судья открыто выступил против Лебедева...со всеми вытекающим из этого последствиями для него.

Впрочем, положа руку на сердце, судья Гайдар, сам того не осознавая, оказал Лебедеву «медвежью» услугу. Ведь прими он иное решение, лишний раз подтвердил бы декларируемую в нашей стране независимость правосудия. Виновен Лебедев или нет решала бы совсем другая инстанция, а судье достаточно было указать на несоответствие действий следователя Цепелева закону. Не более того. Но, увы….

Хотя по совести, в этой истории больше огорчает другое. Непонятно, с каких пор дела, касающиеся высокопоставленных лиц, именуемых на языке закона спецсубъектами, рассматриваются в районных следственных подразделениях. Ведь, упаси Боже, если, например, кого-нибудь из заместителей премьера или министра заподозрили в совершении преступления, то им занялись бы ФСБ и непосредственно СК при Прокуратуре РФ. И не районное подразделение, а на самом верхнем уровне. Так почему же, нарушениями, в которых заподозрен самый главный вершитель Фемиды в России, поручили заниматься районному следователю?

Интересно, знает ли сам Лебедев о том, что против него может быть возбуждено уголовное дело? А, если он знает, то почему он молчит?..

В интересной мы все-таки стране живём. Суд может осудить любого преступника, но кто же сможет осудить самого судью, если тот преступил закон?..

P.S. После этого процесса Гаджиевым была подана кассационная жалоба в Московский городской суд. The Moscow Post будет внимательно следить за развитием этого дела.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья