Moscow-Post RSS
6 Декабря 2016

Близорукая и «однопроцентная» Фемида

Похоже, что новый поворот наметился в громком судебном процессе, получившем в прессе название «дело Гаджиева», суть которого заключается в том, что известный московский адвокат Абдула Гаджиев пытается инициировать возбуждение уголовного дела против председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева, обвиняя последнего в халатности. Так, на днях судья Мосгорсуда Иванов отклонил надзорную жалобу «непримиримого адвоката». О новом этапе «судебной эпопеи» адвоката Гаджиева передает специальный корреспондент «The Moscow Post».

Близорукая  и  «однопроцентная» Фемида

По обыкновению статуя Фемиды изображается с повязкой на глазах, которая символизирует беспристрастность судей. В реальной жизни Фемида обходится без повязки на глазах и, несмотря на её отсутствие, зачастую просто близорука. Московское правосудие вновь «не заметило» необходимости проведения проверки по так называемому «делу Гаджиева». Судья Московского городского суда Иванов В.В. своим постановлением от 06.04.2009 г. признал надзорную жалобу Гаджиева необоснованной. Однако, что же побудило его это сделать? Попробуем разобраться, но для этого придётся вспомнить, с чего, собственно говоря, началась эта эпопея.

Напомним читателям, что Абдула Магомедович Гаджиев - адвокат с большим опытом работы в судебной системе. 10 лет он проработал судьей Верховного Суда Республики Дагестан, а до этого работал председателем районного суда и поэтому знаком с судебной проблематикой, что называется до тонкостей. Отметим, что недопустимый уровень волокиты и формализма с рассмотрением надзорных жалоб, который, к сожалению, наблюдался в Верховном Суде РФ, подтолкнул адвоката-правдолюба к отчаянному шагу, заключающемуся в том, что Гаджиев обвинил в халатности самого председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева.

«Однопроцентное» правосудие.

Для обоснования притязаний Гаджиева к Лебедеву, не повторяя содержания его заявления в Следственный Комитет при Прокуратуре РФ, стоит привести всего несколько цифр, характеризующих работу Верховного Суда РФ за прошедший год. Так, в 2008 году Верховным Судом рассмотрено 111.400 надзорных жалоб и представлений на приговоры и определения судов по уголовным делам и 90.332 надзорных жалоб и представлений по гражданским делам. Цифры впечатляют. Однако, удручает удовлетворяемость надзорных жалоб - настолько она мизерна. К примеру, Судебной коллегией по гражданским делам в истекшем году изучено в порядке надзора 1550 гражданских дел, истребованных по надзорным жалобам и представлениям из 90.332 поступивших в Верховный Суд РФ. Но рассмотрено по существу в порядке надзора только 331 гражданское дело. Такая вот безрадостная статистика. Такая же удручающая картина и с рассмотрением надзорных жалоб по уголовным делам. По 111.400 поступившим надзорным жалобам и представлениям изучено 1926 уголовных дел, рассмотрено 1154 уголовных дела общей подсудности в отношении 1226 лиц. При этом удовлетворены жалобы и представления только по 1082 уголовным делам в отношении 1147 лиц. Удовлетворяемость надзорных жалоб колеблется в районе 1 процента от общего количества поступивших надзорных жалоб, как по гражданским, так и по уголовным дела. При такой удовлетворяемости надзорных жалоб существование надзорной инстанции теряет практический смысл - зачем содержать институт пересмотра судебных постановлений в порядке надзора ради 1 процента удовлетворяемости?

Иными словами, в случае, если вы не согласны с вердиктом суда низшей инстанции, шансы добиться справедливости при обжаловании вашего дела в Верховном Суде в порядке надзора составляют примерно 1%. Недовольство таким «однопроцентным правосудием» и факты грубой судебной волокиты заставили адвоката Гаджиева обратиться в Следственный Комитет 21 октября 2008 г.

Эпопея началась

Сразу после того, как адвокат Гаджиев подал на имя Председателя СКП Бастрыкина заявление о возбуждении уголовного дела против Лебедева, в связи с халатным исполнением им своих служебных обязанностей (имелось ввиду исключительно грубое нарушение процессуальных сроков рассмотрения жалоб, а не принятые по жалобам решения), адвокат попытался обосновать необходимость таких крайних мер. При этом адвокат указывал, что обеспечение контроля за соблюдением процессуальных сроков рассмотрения поступивших в суд жалоб – прямая обязанность председателя суда, предусмотренная ст.6-2 ФЗ «О статусе судей в Российской Федерации».

В начале СКП передал это дело на рассмотрение в Следственное управление СК по г. Москве, а оно, соответственно, спустило его в Следственный отдел по Пресненскому району, где «дело Гаджиева» оказалось у следователя Цепелева.

Старший следователь Цепелев отказался рассматривать заявление против Лебедева, не удосужившись даже проверить доказательства Гаджиева. Это вынудило адвоката в порядке ст. 125 УПК РФ подать жалобу на бездействие следователя Цепелева в Пресненский районный суд, требуя обязать последнего проверить его заявление и принять по нему процессуальное решение. Своё нежелание проверять заявление Гаджиева следователь Цепелев подкрепил ссылкой на ведомственную Инструкцию Следственного Комитета.

Гайдар тоже сослался на Инструкцию, но на другую

Судья Пресненского районного суда Гайдар, которому поручили рассмотрение жалобы Гаджиева, откровенно «помог» следователю Цепелеву, подведя под его незаконное нежелание проверять заявление о преступлении «квази-законодательную базу», где вместо норм УПК фигурировала ссылка на другую ведомственную Инструкцию Следственного Комитета.

В связи с тем, что ведомственная Инструкция не является законом, она вообще не может быть применена при вынесении решения по заявлению о преступлении следователем и, тем более, при постановлении судебного вердикта. К тому же эти Инструкции не были опубликованы в открытой печати. Между тем, часть 3 статьи 15 Конституции РФ гласит, что «..неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Поскольку следователь Цепелев и судья Гайдар, разрешая спор по заявлению Гаджиева, применили не нормы УПК РФ, а положения различных ведомственных Инструкций СК, то именно такой абсурд, иначе это не назовёшь, вынудил адвоката Гаджиева обратиться в кассационную инстанцию Московского городского суда, коллегия которого в составе судей Говорова, Мариненко и Тур также, недолго думая, ответила Гаджиеву отказом.

В этой связи нельзя не отметить, что такая безоговорочная поддержка следователя судами является нарушением ч.1 ст.17 УПК РФ, согласно которой судьи оценивают доказательства и принимают решение, руководствуясь законом и совестью. Хотя, конечно, судей Мосгорсуда тоже можно понять - им сложно применить совесть и закон против самого председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева - за такой демарш против высшего начальства это самое начальство может их запросто подвергнуть малоприятным гонениям.

Мосгорсуд выбрал УПК

Ради справедливости отметим, что вместо ссылки на служебные Инструкции, как это сделал Гайдар, судьи кассационной инстанции Мосгорсуда указали, что следовало употребить нормы УПК РФ, но при этом жалобу Гаджиева сами тоже решили не удовлетворять в связи с отсутствием «достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Однако, остаётся загадкой, как можно было делать вывод об отсутствии признаков преступления, исходя из материала, который никем не проверялся. Согласитесь, что это нонсенс, так как материалы, которые приложил Гаджиев к своему заявлению на имя Бастрыкина, даже не были толком изучены стороной обвинения.

Так в чем же заключалась ошибка следователя?

Вообще же, строго говоря, старший следователь Цепелев изначально должен был внимательно изучить все материалы дела, должным образом проверить их, а затем уже либо принять решение о возбуждении дела, либо вынести постановление об отказе в его заведении, как этого требует процессуальный закон - ст.ст.144-145 УПК РФ.

Любопытно, что кассационная инстанция Мосгорсуда признала, что «по результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователем должно быть вынесено соответствующее постановление, содержащее либо решение о возбуждении уголовного дела, либо решение об отказе в возбуждении уголовного дела…».

Однако, кассационная коллегия не указала в своём определении, почему на следователя Цепелева не распространяется такой предусмотренный законом порядок. На эту «мелочь», невынесение следователем Цеплевым процессуального решения в виде постановления, в своё время «не обратил внимания» и Пресненский районный суд.

За помощью к Президенту РФ

Поскольку суды низших инстанций поддержали явно незаконное решение следователя Цепелева, а более высокие суды согласились с мнением своих «младших» коллег, в рассмотрении «дела Гаджиева» начал явственно просматриваться след «круговой поруки» и той самой пресловутой волокиты, против которой и борется адвокат.

Это обстоятельство, вероятнее всего, и побудило адвоката Гаджиева не ограничиваться только лишь подачей надзорной жалобы в президиум Мосгорсуда. Абдула Магомедович написал также открытое письмо Президенту России Дмитрию Анатольевичу Медведеву с просьбой стать арбитром в тяжбе между ним и председателем Верховного Суда Вячеславом Лебедевым. Оно было опубликовано в нашем издании, в номере за 10 марта с.г., и вызвало массу различных откликов.

Известно, что проведение судебной реформы является одной из приоритетных задач Президента Медведева. Напомним, что Медведев по совместительству является председателем наблюдательного совета Ассоциации юристов России (АЮР), объединяющей ученых-правоведов, юристов, ведущих практическую деятельность, и сотрудников госаппарата. Ассоциация же, говоря словами Владимира Путина, известна как «одна из наиболее авторитетных организаций отечественного юридического сообщества».

Ключевой можно считать фразу Медведева о том, что «необходима тщательная отладка самого механизма правосудия». Хотя президент политкорректно предпочитал говорить о судебной системе вообще, нетрудно заметить, что содержавшиеся в его речи претензии были адресованы главным образом системе судов общей юрисдикции, которую венчает Верховный Суд РФ во главе с Вячеславом Лебедевым.

В этом смысле не будет большим преувеличением, если скажем, что пока Президент России пытается наладить работу судебной системы «сверху», адвокат Гаджиев ведёт свою борьбу снизу. Оставшись неудовлетворенным решением кассационной коллегии Мосгорсуда, Гаджиев обратился с надзорной жалобой в Президиум Московского городского суда. Однако, он и там не нашел поддержки.

Новый поворот в старом деле

Судья Московского городского суда Иванов В.В. своим постановлением от 06.04.2009 г. признал надзорную жалобу Гаджиева необоснованной.

Однако, в отличие от других судебных инстанций, он это сделал весьма своеобразно. Если нижестоящие судебные инстанции ссылались на нормы Инструкций Следственного Комитета и УПК РФ, то Иванов, отказывая в удовлетворении жалобы Гаджиева, руководствовался соображением, что «действия старшего следователя соответствовали уголовно-процессуальному законодательству и руководящим документам». Причем, судья Иванов даже не назвал конкретные статьи «законодательства и руководящих документов», которые он имел в виду, как это принято у юристов. Особенно любопытно в этом вопросе, что согласно закону (ст.ст.144-145 УПК РФ), следователь Цепелев был просто обязан провести проверку. Поскольку, он её не провел, то и его действия закону не соответствуют. Думается, что у судьи Иванова не хватило смелости признать это очевидное нарушение закона.

Судью Иванова не смутило и другое обстоятельство - что суды первой и второй инстанции признали, что следует разрешить спор, применяя различные правовые нормы - ведомственные Инструкции и УПК РФ. Это не помешало судье Иванову В.В. указать в постановлении, что «при таких обстоятельствах суды обоснованно отказали в удовлетворении жалобы Гаджиева A.M.».

Все ниточки тянутся к председателю Верховного Суда РФ Лебедеву?

В связи с тем, что, как показала практика, все нижестоящие суды отказывают Гаджиеву в возбуждении уголовного дела против Лебедева, используя различные судебные механизмы, которые зачастую дают существенные «сбои» (противоречие законодательных норм, отсутствие проверки, несвоевременное предоставление документов и т.д.), адвокату Гаджиеву придётся судиться до тех пор, пока кто-нибудь по-настоящему не проверит обоснованность его претензий к Верховному Суду РФ и его председателю Лебедеву В.М.

Любопытно, но, по всей видимости, в скором времени адвокат Гаджиев вполне может довести своё дело до надзорной инстанции Верховного Суда РФ, которую возглавляет Лебедев В.М., и вот тогда-то господину председателю и придется раскрыть все карты, лично отказав в проведении проверки своей собственной деятельности. Это и будет доведением ситуации до абсурда. А надо ли до него доводить? Не будем забывать и о существовании Европейского Суда по правам человека, куда дорога Гаджиеву не заказана. Этот суд давно признал волокиту с рассмотрением в судах обращений граждан нарушением их права на скорое и справедливое правосудие, прямым ограничением доступа граждан к правосудию.

А пока адвокат Гаджиев проходит все ступени отечественной Фемиды, постепенно добираясь до Верховного Суда. 21 апреля 2009 года он уже подал очередную надзорную жалобу в Президиум Московского городского суда, адресованную председателю суда Егоровой О.А. Теперь ей предстоит сказать своё веское слово. В связи с этим хочется надеяться, что справедливость, наконец-то, восторжествует и госпожа председатель вынесет справедливый вердикт по ставшему уже легендарным «делу Гаджиева», руководствуясь предусмотренным законом принципом – законом и совестью.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья