Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

По следу Елены Скрынник

Закончив проверять запутанное хозяйство "Росагролизинга", Генпрокуратура всерьез взялась за Минсельхоз

По  следу Елены Скрынник

От былого затишья в коридорах Министерства сельского хозяйства не осталось и следа. Красное здание на Садово-Спасской улице Москвы гудит, как потревоженный улей, в ожидании новой волны сокращений. К экономическому кризису и реформированию государственной системы управления эта кадровая чехарда никакого отношения не имеет. По словам уволенных сотрудников Минсельхоза, министр Елена Скрынник спешно заканчивает процесс превращения федерального ведомства в некое подобие частного предприятия. А так, как бизнес в нашей стране имеет отчетливый криминальный оттенок, то и порядки в Минсельхозе строятся по образцу известных «семей».

В ленте столичной криминальной хроники это происшествие заняло всего несколько строк: чиновник Минсельхоза Евгений Духонин был избит неизвестными на пороге собственного подъезда, после чего госпитализирован в одну из дежурных клиник. При желании, дозвонившись к пострадавшему на службу, въедливые журналисты могли бы узнать, что замдиректора Департамента экономики и финансов только что уволен, причем в его отношении уже идет служебная проверка. И выяснить, что даже при видимом отсутствии четкой связи между побоями и позорной отставкой, инцидент с господином Духониным может положить начало масштабному коррупционному скандалу, следы которого ведут на самый верх ведомства, возглавляемого Еленой Скрынник, деспотичной и взбалмошной «мадам Лизинг».

Духонин и ведомственные генералы

Ценных сотрудников так не увольняют. Свою отставку Евгений Юрьевич Духонин встретил на больничной койке, еще не придя в себя после жестоких побоев. Формулировка, внесенная рукой кадровика в его личное дело, фактически ставила крест на всей карьере чиновника. Приказ номер 600, подписанный лично министром Скрынник, обвинял Духонина в грехе похуже, чем банальная коррупция. А именно, заместитель директора Департамента экономики и финансов Минсельхоза был замечен в «неоднократном неисполнении поручений Правительства Российской Федерации», включая распоряжения самого премьер-министра. Перечень оплошностей Духонина составил в своей докладной записке Сергей Королев, один из ключевых заместителей министра сельского хозяйства. По его данным, незадачливый чиновник проигнорировал поручение премьера о создании «Единой системы информационно – справочной поддержки граждан… с использованием сети Интернет», распоряжение вице-премьера Зубкова относительно регулярного обновления ведомственного сайта, а также указание главы президентской Администрации Нарышкина, потребовавшего создать систему мониторинга кризисных явлений в экономике.

Короткий, в две странички, документ производил странное впечатление. Демонстрировать его в суде, на случай попытки Духонина оспорить приказ о собственном увольнении, вряд ли рискнул даже самый неосторожный из минсельхозовских юристов. По сути, бывшего замглавы департамента наказали за то, чем он не занимался. К примеру, этот минсельхозовский чиновник при всем желании не мог своевременно обновлять сайт Минсельхоза, так как за выполнение этого важного правительственного задания отвечал лично автор докладной записки, замминистра Королев. Этот же высокопоставленный господин, судя по официальной документации Минсельхоза, должен был заниматься созданием государственной автоматизированной системы кризисного мониторинга. А поручение создать единую информационно-справочную систему, которое якобы провалил сотрудник Департамента экономики и финансов, было адресовано не ему, а команде замминистра Олега Алдошина.

Понятно, что при таких раскладах первая же попытка Евгения Духонина обжаловать свое увольнение в суде вызвала бы скандал вселенских масштабов. Тем не менее, отставной чиновник решил на конфликт не идти. Природная скромность тут не причем. По словам бывших коллег Духонина, он сам крайне не заинтересован «выносить сор из избы». В системе Минсельхоза этот человек занимался проведением торгов, темой прибыльной, но весьма скользкой с точки зрения закона. Характерно, что бывшего мужа министра Скрынник, возглавлявшего отдел госзакупок главного управления материальных ресурсов Челябинской области, посадили как раз за махинации на имущественных торгах. Стиль работы Духонина тоже устраивал далеко не всех. Правда, до уголовного преследования дело не дошло. Посредники, донельзя огорченные манерами ответственного за госзакупки чиновника, устроили ему «темную» в его же собственном подъезде. А вышестоящее начальство, опасаясь развития скандала, тихо уволило Духонина «за несвоевременное обновление сайта». Жертва более чем своевременная. К моменту увольнения замглавы Департамента экономики и финансов госзакупками Минсельхоза вплотную заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба и прочие контролирующие органы. Хуже того, количество штрафов уже грозило перейти в качество, спровоцировав неизбежные оргвыводы в отношении руководства. Причем, отвечал за создавшееся положение не столько Духонин, сколько его непосредственный щеф, заместитель министра Королев. Тот самый, что жаловался в своей докладной записке на срыв поручений правительства. Властелины лизинговых оффшоров

В системе Минсельхоза Сергей Валерьевич Королев носит неофициальный титул «ключевого министра». Кроме него, особыми привилегиями пользуются другие участники истории с чиновников Духониным, начиная с другого замминистра Олега Алдошина, и заканчивая госпожой Дулеповой-Менейлюк, директором Департамента госслужбы. Своим положением эти люди целиком и полностью обязаны министру Скрынник. С ней же они в свое время работали в акционерном обществе «Росагролизинг». Причем, все в той же сфере закупок. По идее, основной задачей этой государственно-коммерческой структуры было приобретение на бюджетные деньги разнообразной техники, и ее последующая сдача в долгосрочную аренду непосредственно сельхозпроизводителям. На деле, «Росагролизинг» играл роль одного из главных распределителей финансовых потоков в российском агропромышленном комплексе. Причем, с легкой руки Елены Скрынник, многомиллиардные сумы государственных субсидий питали не только хиреющие агропромышленные предприятия.

Авторство этой схемы злые языки приписывали непосредственно Елене Скрынник. Вначале, деньги попадали на счета производителей сельхозтехники. Потом, благодаря нажиму со стороны руководства «Росагролизинга», аккумулировались на счетах одного из коммерческих банков. А тот, в свою очередь, делился прибылью от «прокручиваемых» средств с изобретательными чиновниками. Впрочем, допольнительные доходы сотруднрков компании формировались не только за счет «откатов». По данным информагентства «РБК», в 2007-2008 годах подчиненные Елены Скрынник получили премии в суме 55 миллионов рублей, причем общим счетом компания потратила на себя более 1,5 млрд. руб., что почти вдвое превышает объем средств, израсходованных к 1 июля 2009 года на закупку животных для Дальневосточного, Сибирского, Уральского и Северо-Западного федеральных округов, вместе взятых. С основными своими обязанностями компания «Росагролизинг» справлялась неудовлетворительно. Зато, срыв поставок техники в целый ряд российских регионов никак не отразился на благосостоянии руководства компании. К примеру, в бытность свою заместителем гендиректора «Росагролизинга», уже упомянутый Олег Алдошин только за 2008 год получил восемь премий на общую суму в 2,2 миллиона рублей. Нынешний замминистра Сергей Королев в том же году получил от щедрот «Росагролизинга» 1,1 миллиона, прибавив к ним 600 тыс. руб. премиальных за первый квартал 2009 года.

Понятно, что такое положение дел чрезвычайно заинтересовало Генпрокуратуру. Нарушения, выявленные в результате специальной проверки, заняли пять листов убористого машинописного шрифта. Так, выяснилось, что «Росагролизинг» нарушает экономические интересы государства, заключая договоры лизинга через посредников, кредитуя «особо приближенных» поставщиков и перечисляя деньги на оффшорные счета. Дальнейшие события развивались в жанре политического детектива. Письмо Генеральной прокуратуры о нарушениях закона руководством «Росагролизинга» было направлено Виктору Зубкову в конце октября 2009 года. Гендиректор компании Леонид Орсик, сменивший на этой должности госпожу Скрынник, был вызван «на ковер» к вице-премьеру, и получил жесткое предписание в кратчайший срок подготовить доклад о мерах по исправлению ситуации и наказании виновных. Отчитаться об устранении недостатков, как писала газета «Ведомости», Орсик должен был на январском заседании совета директоров «Росагролизинга». Не случилось: 31 декабря 2009 года он скончался от острой сердечной недостаточности. Десант особо доверенных

Трудно сказать, какую роль готовила Генпрокуратура Леониду Орсику, всю жизнь занимавшемуся наукой, в громком процессе «Росагролизинга». А вот привлечь к ответственности саму Скрынник, долгие годы единовластно правившей этой компанией, ревизоры так и не смогли. Тем не менее, риск пересесть из кресла министра на скамью подсудимых «Мадам Лизинг» оценила по достоинству, а потому предприняла некоторые профилактические меры. К примеру, возглавив Минсельхоз в начале 2009 года, Елена Скрынник забрала с собой практически всю руководящую верхушку «Росагролизинга». Тем временем, среднее звено управленцев продолжало трудиться на прежнем месте, под пристальным вниманием Генпрокуратуры. Рано или поздно, один из таких хранителей секретов мог сдать с потрохами всех своих бывших начальников. Поэтому, вслед за первым исходом руководящих кадров «Росагролизинга», для комфортного размещения которых Минсельхоз избавился от 146 из своих семисот сотрудников, последовал второй, более масштабный. Перевод на новое место службы некоторых соратников министра напоминал поспешную эвакуацию. «Роагролизинг» гендиректора Скрынник, врача по своей основной специальности, никогда не считался оплотом профессионалов, поэтому найти в штате Минсельхоза достойные должности для перебежчиков было непросто. К тому же, по закону о государственной службе, прием на работу новых федеральных чиновников проводится на конкурсной основе. Поэтому, главе ведомства пришлось пойти на хитрость, разместив своих креатур по многочисленным министерским ФГУПам. Зато с бытовым обустройством, как и предполагалось, особых проблем не возникло.

Мир чиновников иногда называют «бумажными джунглями». В самом деле, здесь тоже есть свои хищники. В кулуарах Минсельхоза до сих пор обсуждают историю с московскими квартирами, которые мадам министр смогла в буквальном смысле слова умыкнуть у родственной ее ведомству структуры. По некоторым данным, застрельщиком этой лихой операции был заместитель министра Алдошин. Курируя дела смежников, в один прекрасный день этот чиновник узнал о наличии комфортабельного, но еще не распределенного жилья, выстроенного Российским аграрным университетом (МСХА) имени Тимирязева. Три квартиры в Красностуденческом проезде, площадью в 150 «квадратов» каждая, по определению относились к разряду элитных. Собрав необходимую информацию, Королев доложил о «завалявшейся» жилплощади министру Скрынник. После этого судьба квартир была предрешена. Директор Тимирязевской академии, получив соответствующее внушение, беспрекословно передал жилье на баланс министерства. Правда, многочисленным очередникам Минсельхоза, долгие годы прозябающим в общежитиях, эти апартаменты тоже не достались. По соображениям субординации, в элитные квартиры въехали самые нуждающиеся сотрудники. А именно, сам господин Алдошин, его коллега Королев, и вездесущая мадам Дулепова-Менейлюк.

В свое время, за похожие операции с недвижимостью едва не попал за решетку глава ПФР Батанов. Судя по материалам уголовного «квартирного» дела Пенсионного фонда, его руководитель задействовал ту же схему перевода госсобственности в частную, что и чиновники Минсельхоза: социальный найм, прописка, приватизация…. Впрочем, на этот раз правоохранительные органы не увидели в комбинациях с жильем ничего предосудительного. Деловая хватка мадам министра, и ее «непотопляемость» вошла в чиновничьи легенды задолго до ее нынешнего назначения. В бытность Скрынник главой «Росагролизинга» только Счетной палате РФ удалось несколько умерить ее аппетиты, заставив снизить кредитный процент за арендуемую колхозами технику с заоблачных сорока до трех процентов годовых. Зато с другой страстью Елены Скрынник справится так и не смогли.

Исход чиновничьего царства

Авторитарный стиль правления предполагает использование не только кнута, но и пряника. Поэтому, как завелось еще в ОАО «Росагролизинг», размер ежеквартальных, годовых и прочих премий самой госпожи министра исчисляются шестизначными суммами. Чуть меньше получают ее подчиненные из «ближнего круга». Количество нулей в ведомости прямо зависит от степени лояльности того или иного сотрудника. так, «за выполнение особо важных и сложных заданий по итогам работы за 2009 год» уже упомянутый замминистра Королев получил 491 тысячу премиальных рублей, с пометкой «…в размере месячного оклада». Его коллеге Алдошину досталось 488 тысяч. А вот замминистра Алексей Бажанов был вынужден удовольствоваться всего восемью тысячами рублей. И это при том, что некий господин Аксенов, ответственный за правильное освещение фигуры министра в СМИ, получил премию в 222 тысячи рублей «по итогам года», будучи принятым на работу в декабре 2009-го. Что и говорить, трудовой вклад – понятие относительное. Нынешний муж министра, занимающий кабинет напротив приемной Скрынник, наверняка внес большой личный вклад в общее дело освоения бюджетных миллионов. И если в нынешних ведомостях уже нет родного брата министра, ранее трудившегося на ниве лизинга сельхозтехники, то как не премировать, скажем, господина Донских, ели на него записана часть собственности бывшего директора «Росагролизинга»?

Впрочем, новые ставки премиальных порадовали далеко не всех. В преддверии очередного «десанта» бывших подчиненных министра, рядовые сотрудники Минсельхоза с ужасом ожидают новой волны увольнений. А вышестоящее начальство, отметив возрождение прежних традиций «Росагролизинга» в стенах министерства, уже занесли ведомство Елены Скрынник в неофициальный «черный список» изгоев. И дело тут не в астрономической сумме нецелевых расходов, которая в минувшем году достигла рекордной отметки в полтора миллиарда рублей. Минсельхоз фактически выпал из созданной премьером общей системы антикризисного управления страной. Причем, случилось это по сугубо субъективным причинам. Еще на прошлой должности Елена Скрынник отличалась крайне неуживчивым характером. Став министром, бывшая глава «Росагролизинга» ничуть не изменила своему фирменному стилю, путая заседания правительства с планерками своего акционерного общества. Конфликт не заставил себя ждать. Поводом для размолвки с вице-премьером Зубковым, курирующим отрасль сельского хозяйства, послужил особый взгляд министра на процесс распределения бюджетных миллиардов в рамках специальной государственной Программы развития. Как следствие, главу Минсельхоза вывели из состава директоров «Росагролизинга» и Росельхозбанка. По сути, министерство оказалось в изоляции. Вслед за этим в вотчину «Мадам Лизинг» нагрянула государственная комиссия.

Конечно, нынешнюю ситуацию в Минсельхозе трудно назвать панической. Елена Скрынник, судя по ее непростой биографии, справлялась и не с такими кризисами. А потому, даже сейчас она продолжает обустраивать федеральное ведомство по собственному вкусу, превращая федеральное ведомство в типичное коммерческое предприятие с отчетливыми признаками барской усадьбы. Конечно, переведенная из «Росагролизинга» в Минсельхоз свита массажистов и переводчиков еще не зовет министра «барыней». Впрочем, правление «царицы Елены» вряд ли будет долгим. Закончив проверять запутанное хозяйство «Росагролизинга», Генеральная прокуратура всерьез взялась за Минсельхоз, взбудоражив всех тамошних обитателей. Наверное, поэтому так зачастил в последнее время в здание на Садово-Спасской официальный советник министра Зураб Кекелидзе, замдиректор института психиатрии имени Сербского. Давние, с момента постановки на специальный учет, контакты высокопоставленной пациентки и знаменитого психиатра давно переросли в дружбу. А потому, купировать очередную истерику чиновницы, высылающий за помощью министерский лимузин, удается без особого труда. Впрочем, с каждым разом эффективность успокаивающих препаратов снижается. Превратив собственное министерство в подобие частной компании, Елена Скрынник бросила вызов самому принципу государственного устройства России. А к руководителям таких структур в наше время вызывают совсем другого доктора.

Добавить комментарий

Смотрите также:

Клинцевич мстит, и «мстя» его ужасна

Клинцевич мстит, и «мстя» его ужасна

Уникальный реабилитационный центр для инвалидов войны остался без господдержки. Эксперты полагают, что это «месть» сенатора Клинцевича, с которым центр судился из-за неоплаченной «гулянки» сенатора.

09 Декабря, 10:35

Как Макин и Тулеев Кемерово «нагрели»

Как Макин и Тулеев Кемерово «нагрели»

Глава Кузбасса Аман Тулеев и его зам Максим Макин обворовали кемеровчан на миллиард рублей?

08 Декабря, 18:29

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья