Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

«Преступная биография» депутата Ашота Егиазаряна

Как правило, официальная биография депутатов Госдумы выглядит весьма «чисто». Но и в ней есть «грязные страницы», связанные с развитием их бизнеса. К примеру, жизненный путь заместителя председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Ашота Егиазарана состоит из череды преступлений. Причем, экономических…

«Преступная биография» депутата Ашота Егиазаряна

В последнее время с первых полос деловых газет не сходит имя депутата Госдумы от партии ЛДПР Ашота Егиазаряна. Однако, публикации об этом парламентарии отнюдь не связаны с его успехами на должности заместителя председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам. Напротив, большая часть статей об Ашоте Геворковиче затрагивает скандал с хищением 20% акций ЗАО «Центурион альянс» на сумму $30 млн. у совладельца крупнейших столичных торговых комплексов «Европарк» Виталия Смагина. По обещанию Егиазаряна, акции ЗАО «Центурион альянс», владеющего ТК «Европарк», должны были использоваться в качестве гарантии по займам Deutsche Bank, кредитовавшим реконструкцию гостиницы «Москва». Причем, Смагин должен был сохранить контроль над «Европарком» через фирму «Тафтс», к которой, в конечном итоге, и перешли акции «Центурион альянса». Однако, Егиазарян не стал вводить Смагина в состав акционеров «Тафтс». Более того, когда проводящая реконструкцию гостиницы фирма «Декмос», принадлежащая на 51% «Декоруму» Ашота Егиазаряна, и на 49% департаменту имущества Москвы (ДИГМ), не выполнила свои обязательства перед Deutsche Bank, Егиазарян не отдал немцам обещанный «Европарк». Вместо этого долги «Декмоса» пришлось возвращать столичной мэрии из московского бюджета, т.е. денег налогоплательщиков. В итоге, представители ДИГМ обвинили Егиазаряна в «мошенническом хищении $87,5 млн. у правительства Москвы»

Эксперты назвали «войну» депутата и московской мэрии «началом заката империи Егиазаряна». Но, если последние события действительно предвещают плачевное завершение бизнеса Ашота Геворковича, то интересно вспомнить, с чего он когда-то начинал строительство своей «банковской империи». К сожалению, многие страницы финансовой карьеры Егиазаряна окрашены в «черный цвет»…

Уже изначально жизнь рожденного 2 июля 1965 года в Москве Ашота Егиазаряна шла не так, как у других советских людей. Ведь его отец преподавал в МГУ и, более того, с 1972 по 1995 год даже заведовал там кафедрой экономики промышленности экономического факультета.

Во многом, именно, благодаря возможностям своего отца, Ашот получил возможность в 80-х годах жить в США и активно заниматься там бизнесом. Правда, этим он уже обязан содействию некоторых боссов армянской диаспоры в Калифорнии. Вскоре он вернулся на Родину и с 1990 по 1992 год работал директором Фонда социально-экономического развития московского региона.

Этот фонд был известен своей тесной связью с администрацией Московской области. Именно, имея поддержку подмосковных чиновников, Егиазарян и вытянул в 1993 году свой «счастливый билет». Именно тогда, он основал АКБ «Московский национальный банк» (МНБ), став там председателем правления. В самом начале своего развития этот банк контролировался и поддерживался ведущими армянскими кланами в Калифорнии. Но это было лишь на первых порах…

Ведь вскоре, благодаря протекции своего друга - начальника управления делами Генпрокуратуры Назира Хапсирокова, Егиазарян обзавелся более чем влиятельными связями, с помощью которых клиентами МНБ стали такие «титаны», как Росвооружение, Министерство обороны, Российское космическое агентство и т.д. Впрочем, главным достоинством МНБ было то, что там покоились счета подмосковного казначейства. Впрочем, это неудивительно, ведь Егиазарян имел неплохие связи с тогдашним руководством Московской области, а именно с Виктором Власовым (в 1996 году был первым вице-главой администрации Подмосковья) и Ниной Галаничевой (в 1996 году была заместителем начальника Московского областного казначейства). Кстати, по мнению экспертов, именно Галаничевой МНБ обязан появлением там «казначейских счетов».

Впрочем, через некоторое время Егиазарян с успехом вывел из банка за рубеж все активы, а тысячи частных вкладчиков и госпредприятий, включая подмосковное казначейство, потеряли свои деньги. А сам Ашот Геворкович весьма оперативно покинул МНБ, «примкнув» к влиятельному «ОНЭКСИМ банку».

Казалось бы, после развала МНБ следователи в первую очередь должны были бы предъявить претензии именно к господину Егиазаряну. Однако, его друг из управделами Генпрокуратуры Назир Хапсироков весьма умело прикрывал экс-председателя правления МНБ. Так что следователи докучали вопросами о банкротстве банка всем, кроме Ашота Геворковича.

Любопытно, но областные чиновники так и не выучили «уроки» сотрудничества с Егиазаряном. Итак, в 1996 году, используя свои влиятельные связи, Ашот Геворкович смог убедить областное руководство в эффективности создания «губернского банка» на базе одного из крупнейших в то время в стране Уникомбанка. Любопытно, что изначально областному правительству в качестве партнеров по владению «Уникомом» приписывали таких титанов отечественной экономики, как «Норильский Никель» и «РАО ЕЭС». Но в итоге партнером Подмосковья в Уникомбанке оказался контролируемый Ашотом Геворковичем банк «Русский дом» (в дальнейшем, Республиканский банк). Причем, кресло председателя совета директоров «Уникома» занял все тот же первый заместитель губернатора Московской области по экономическим вопросам Виктор Власов, а председателем правления была назначена Нина Галаничева, перешедшая туда прямиком из областного казначейства.

А сам фактический руководитель «Уникома» господин Егиазарян довольствовался «скромным постом» зампредседателя совета директоров. И вновь история повторилась. Около года Ашоту Геворковичу понадобилось, чтобы «опустошить закрома» одного из крупнейших банков страны, успешно выведя его активы за рубеж. Одних только облигаций внутреннего валютного займа, предоставленных администрацией Московской области, Егиазарян вывел из банка на общую сумму 656 миллионов долларов. Кстати, затем 63 миллиона из этой суммы «нашлись» на острове Барбадос в местном банке «Louis d` Or Investment».

И вновь ситуация повторилась. Егиазарян в срочном порядке покинул Уникомбанк, а тот вскоре обанкротился. В итоге, к Ашоту Геворковичу перешло шикарное здание банка в Даевом переулке, а власти Подмосковья довольствовались жалкими строениями, в которых некогда располагались областные филиалы «Уникома».

Странно, но и в этот раз претензии следователей обошли Егиазаряна стороной. По слухам, его опять прикрыл глава управделами Генпрокуратуры Назир Хапсироков. Более того, именно Хапсироков «сделал» Егиазаряну удостоверение «советника генерального прокурора», без труда открывающее двери в кабинеты влиятельных чиновников Кремля и Белого Дома. Разумеется, все услуги Хапсирокова были щедро оплачены.

Впрочем, глава управделами Генпрокуратуры был не единственным «сподвижником» банкира Егиазаряна. Ведь Хапсироков имел неплохие связи с первым замминистра финансов Андреем Вавиловым и его «протеже» Михаилом Касьяновым, который в 2000-х станет премьер-министром.

С этого времени Ашот Геворкович начал активно лоббировать интересы Андрея Петровича. В частности Егиазарян помогал «ОНЭКСИМ банку» проталкивать 1-го заместителя министра финансов Андрея Вавилова в совет директоров «Газпрома». В свою очередь Андрей Петрович оказывал Ашоту Геворковичу ответные услуги. К примеру, они совместно занимались «распилом бюджетных денег». В данном случае самой масштабной совместной аферой Вавилова и Егиазаряна была операция по хищению $231 млн., выделенных Минфином в качестве аванса для готовящегося контракта на поставку крупной партии истребителей МиГ-29 в Индию.

Минфин деньги, разумеется, выделил, хотя и весьма «необычным способом». По распоряжению Вавилова в банк «МФК» (Международная финансовая компания) поступило $150 млн., на которые были куплены облигации внутреннего государственного валютного займа (ОВГВЗ). Затем облигации были переведены в подконтрольный Егиазаряну «Уникомбанк», где они были зачислены на счет МАПО «МиГ», производящего знаменитые истребители. Вскоре ОВГВЗ перешли к Московскому инновационному банку. Оттуда ценные бумаги перекочевали в банк «Кредитный союз». Тот облигации продал, а большую часть выручки, около $110 млн., перевел за рубеж на счет подставной компании «Бент». Разумеется, что после этого деньги «растворились».

Затем по похожей схеме у государства были похищены еще 81 млн. долларов. В общем, Вавилов и Егиазарян сколотили настоящую «банду». А дабы следователи не создавали этой «сладкой парочке» лишних проблем, все проводимые комбинации по своей «прокурорской линии» старался «прикрыть» господин Хапсироков.

Однако, ничто не длится вечно. Так председатель Центробанка (ЦБ) Сергей Дубинин все же узнал о происходящем и тут же обвинил Вавилова в совершении ряда финансовых преступлений. Разумеется, так называемое «самолетное дело» шло в авангарде претензий, предъявленных председателем ЦБ к первому заместителю главы Минфина.

Тут же на защиту интересов Вавилова встал «прикормленный» Хапсироков и «преданный» Егиазарян, пользующейся покровительством влиятельного «ОНЭКСИМ банка».

Если управделами Генпрокуратуры сделал так, чтобы в СИЗО оказались невинные люди, то «ОНЭКСИМ банк» организовал «крупномасштабное наступление» на Дубинина. Это и стало началом знаменитой «банковской войны 1997 года». В результате в 1998 году Дубинин покинул пост председатель Центрального банка России, уступив его Виктору Геращенко.

Хотя ранее, весной 1997 года, своей должности лишился и Андрей Вавилов. Хорошо, правда, что Андрей Петрович успел подготовить себе «талантливого ученика» в лице Михаила Касьянова. Ведь в ноябре 1995 года по протекции Вавилова Касьянов стал «обычным» замминистра финансов. А через некоторое время Михаил Михайлович дорастет и до министра.

В 1999 году именно Касьянов поможет решить все спорные вопросы с МАПО «МиГ» и окончательно «замять» дело о хищении 231 млн. долларов.

Кстати, Касьянова и Егиазаряна познакомил именно Вавилов. Дружба с будущим премьер-министром помогла Ашоту Геворковичу не только защитить, но и развить свой бизнес в начале 2000-х.

К примеру, благодаря Касьянову Егиазарян «пропихнул» во власть многих своих людей. В частности, Ашот Геворкович сделал своего друга Владимира Буркова главой Госкомрыболовства, а Константина Мерзликина устроил работать главой секретариата самого Михаила Касьянова.

После того, как президент Путин «осерчал» на премьера Касьянова, по слухам, из-за участия последнего в коррупционных схемах (мошенническое приобретение дачи в Троице-Лыкове («Сосновка-1»), хищение 4,8 млрд. долларов из кредитов Международного валютного фонда и т.д. ), Ашот Геворкович продолжил поддерживать Михаила Михайловича. В частности, именно Егиазарян оказывал материальную поддержку Российскому Народно-Демократическому Союзу (РНДС) (политическое движение, возглавляемое Касьяновым – прим.ред.) и лично руководил фондом поддержки будущих политических инициатив «опального экс-премьера».

В 2003 году Егиазарян «купил» себе место в Госдуме, попав в парламент от партии ЛДПР. По слухам, за возможность получения депутатской неприкосновенности Ашот Геворкович заплатил Владимиру Вольфовичу около $5 млн.долл. Кстати, с первой попытки Егиазарян в парламент не попал, но «Вольфыч», как говорится, «отработал свое бабло». В итоге, старейшему члену ЛДПР Станиславу Жебровскому пришлось якобы «по собственному желанию» отказаться от мандата в пользу Егиазаряна. Теперь Ашот Геворкович стал парламентарием, а, следовательно, оказался недоступен для следственных органов.

Кстати, именно Касьянов в свое время помог и уволенному «с позором» из Генпрокуратуры Хапсирокову, устроив его через Александра Валошина работать помощником главы администрации президента. Рекомендации Михаила Михайловича были настолько хороши, что Александр Стальевич даже закрыл глаза на многочисленные скандалы, связанные с Хапсироковым. К примеру, это именно он по указке Егиазаряна, имевшего конфликт с Юрием Скуратовым, организовал встречу генпрокурора с проститутками в квартире на Большой Полянке, принадлежащей брату Егиазаряна – Сурену, которого обвиняли в мошенническом хищении трех квартир в самом центре Москвы. Вскоре после того, как «видеокомпромат» на генпрокурора был показан по телевидению, Скуратов был вынужден в спешном порядке покинуть свой пост.

Окончательно укрепившись в высших эшелонах власти, Хапсироков продолжил помогать Егиазаряну. К тому же теперь возможности экс-главы управделами Генпрокуратуры сильно возросли.

В 2003 году между Егиазаряном и Вавиловым произошел весьма крупный конфликт. Противоречия между экс-партнерами возникли из-за созданной еще в 1994 году компании «Северная нефть», занимающейся нефтедобычей в Республике Коми и Ненецком АО. 40% акций «Северной нефти» контролировал Вавилов, а остальные акции якобы приобрел Егиазарян. Разумеется, все сделки совершались через швейцарские оффшоры.

Но вот только, как выяснилось, Вавилов «прокинул» Егиазаряна, и без его согласия в 2003 году продал «Северную нефть» «Роснефти» за 600 млн. долларов, оставив деньги себе.

После этого между Вавиловым и Егиазаряном началась настоящая «вендетта», как говорят в фильмах об итальянской мафии. В этой «клановой войне» Егиазаряна поддержали Касьянов и Хапсироков.

Последний, используя свои оставшиеся связи в Генпрокуратуре, устроил Вавилову «большие проблемы». В частности, уже после того, как он стал сенатором, Вавилова все-таки вызвали на закрытое заседание Верховного суда по рассмотрению представления генпрокурора Юрия Чайки в конце 2006 года.

Там-то генпрокурор попросил судей дать заключение, были ли в действиях Вавилова на должности первого зам министра финансов в 1997 г. признаки преступлений, предусмотренных статьями 159, ч. 4 и 285, ч. 3 УК РФ («Мошенничество организованной группой в особо крупном размере» и «Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»). После подобных обвинений у Андрея Петровича, по слухам, стало плохо с сердцем.

Короче после того, как Вавилову припомнили «самолетное дело», он был вынужден признать свою «полную и безоговорочную капитуляцию» с арены политических «боевых действий». Пост сенатора Вавилов, разумеется, сохранил, но в аппаратной борьбе с Егиазаряном потерпел сокрушительное поражение.

В 2004-2006 годах начинается реконструкция гостиницы «Москва», в которой Егиазарян принимает участие через фирму «Декорум». Позже сотрудники департамента имущества Москвы обвинят Егиазаряна в хищении $87,5 млн.

В 2007 году Егиазарян вновь успешно избирается в нижнюю палату российского парламента от партии ЛДПР и становится заместителем председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам. Таким образом, он продляет свой своеобразный «контракт» с Владимиром Вольфовичем ($5 млн. за один депутатский срок) и приобретает спасительную неприкосновенность еще на 4 года.

В начале 2009 года в Монако происходит попытка похищения четырехлетней дочки члена Совета Федерации Андрея Вавилова Гои представителями армянской диаспоры (так называемой «армянской мафии»). Сенатор публично обвиняет в этом преступлении депутата от ЛДПР Ашота Егиазаряна. Тот старается отгородиться от скандала.

В начале 2010 года оперативники задерживают в Москве 43-летнего бизнесмена Константина Колояна, проходящего по уголовному делу о хищении в 90-х годах из АКБ «Московский национальный банк» порядка 100 млн долл., принадлежавших госкомпании «Росвооружение». Тут же в прессе появляется информация, что Колоян может «сдать» следствию Егиазаряна. Впервые возникает реальная опасность ареста Ашота Геворковича. По слухам, его «отмазывает» все тот же Хапсироков через свои связи в Генпрокуратуре.

Так же в марте 2010 года полномочия члена Совета Федерации добровольно слагает с себя Андрей Вавилов, уезжая жить в США. «Главный враг» Егиазаряна окончательно «сходит со сцены».

А в августе 2010 года совладелец «Европарка» Виталий Смагин направляет в Генпрокуратуру РФ письмо, в котором обвиняет Егиазаряна в хищении 20% акций ЗАО «Центурион Альянс». Возникает вторая серьезная опасность ареста Егиазаряна. По слухам, он вновь обращается за помощью к Хапсирокову. На фоне этого в прессе появляется информация о возможном лишении Егиазаряна депутатского мандата и его скором бегстве за рубеж.

Одновременно, выдвигается версия, что Егиазарян может бежать в США до начала новых выборов в Госдуму, которые пройдут в декабре 2011 года. Впрочем, с учетом конфликта Егиазаряна с московской мэрией, теперь он вряд ли пройдет в парламент.

Видимо сейчас, когда позиции Егиазаряна слабы, как никогда, он может потерять не только депутатскую неприкосновенность, но и свободу. Хотя, исходя из его биографии, создается впечатление, что это является вполне заслуженным наказанием.

Кстати, по всей видимости, Егиазарян до сих пор «по старой памяти» продолжает поддерживать Касьянова, который не так давно выпустил свою нашумевшую книгу «Россия без Путина». Исходя из политических пристрастий господина Егиазаряна, становится понятно, на чьей стороне, а главное против кого он «играет». Один известный враг российской власти и, по совместительству, «опальный олигарх» Михаил Ходорковский уже сидит в тюрьме. Более того, ему даже светит второй срок. Теперь сам собой напрашивается вполне законный вопрос: «А когда, собственно говоря, сядет Ашот Егиазарян?..»

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья