Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

Криминальные связи единоросса Сабурова

Новые лица в партии власти не отличаются уважением к Уголовному кодексу РФ

Криминальные связи единоросса Сабурова

В августе этого года исполнять обязанности руководителя регионального отделения «Единой России» в Мурманской области назначили депутата облдумы Игоря Сабурова. В прошлом он 9 лет руководил областным теплоэнергетическим госпредприятием «ТЭКОС», которое своими котельными и централями обеспечивало теплом не только Мурманск, но и близлежащие города и веси.

Отмашка насчет нового назначенца пришла из Москвы, где не очень-то разбираются в хитросплетениях биографий региональных политиков, тем более, начинающих. Кто-то там наверху Борису Вячеславовичу шепнул, наверное, что Игорь Вячеславович тоже очень любит футбол, и этого оказалось достаточно. А кто этот Сабуров, темное у него прошлое или чистое, как слеза младенца, что хранит в шкафу, кроме футбольных мячей, разбираться пока особо не стали. А зря.

Из «теплого» кресла на нары

Будучи фактически монополистом в Мурманской области по части ЖКХ в целом, и теплоснабжения в частности, директор «ТЭКОСа» Игорь Сабуров привык во властных структурах расставлять своих людей, в том числе и в администрациях военных городков, которые сейчас являются закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО). Со своими удобнее решать вопросы о ремонте теплоцентралей, поставках мазута и различных взаимозачетах. А пилить бюджетные ассигнования на ЖКХ и откаты от избранных поставщиков тем более было сподручнее.

Так, в начале этого года должность заместителя главы администрации по ЖКХ ЗАТО «Город Александровск» занял некто Егор Ковалев. В его ведении оказались все ЖКХ закрытых городов Полярный, Скалистый и Снежногорск, которые были слиты в одно ЗАТО пару лет назад. В кулуарах пошли разговоры, что этот новый чиновник – человек Сабурова, его ставленник.

На место завхоза Ковалев, кстати, перешел из руководства автобазы правительства Мурманской области. И чего ему там не начальствовалось без особых хлопот? Видимо, размах не тот. Дело в том, что в последние годы бывшие военно-морские базы Северного флота федеральный центр, до сих пор чувствуя некую вину за гибель «Курска», снабжает деньгами и материальными ресурсами так хорошо и в таком избытке, что их иногда местные администрации даже не знают куда приспособить. Миллиарды рублей исправно поступают ежегодно и на счета ЗАТО «Александровск». На них ремонтируются многоэтажки, строятся магазины, детсады и даже храмы. И справедливости ради надо сказать, что заброшенные в 90-х военные городки уже не производят такого удручающего впечатления, как раньше, люди вздохнули облегченно и стали жить не в пример лучше.

Но новоиспеченный завхоз ЗАТО «Александровск» решил использовать бюджетные вливания несколько иначе, во благо себе любимому и своим покровителям. Что привело к одному из самых громких коррупционных скандалов в Мурманской области. Город воинской славы Полярный не знал такого позора за всю свою славную боевую историю.

В июле этого года в отношении заместителя главы администрации ЗАТО «Город Александровск»« Егора Ковалева Следственным комитетом по Мурманской области было возбуждено уголовное дело. Он подозревается в получении взятки в крупном размере, сопряженном с вымогательством.

Как установлено следствием, в ноябре 2008 года между организацией, поставляющей нефтепродукты, и унитарным муниципальным теплоэнергетическим предприятием ЗАТО «Снежногорск» (теперь входит в ЗАТО «Александровск») был заключен договор поставки топлива. При этом муниципальное предприятие (в нарушение условий договора) не оплатило часть поставленных нефтепродуктов, а Егор Ковалев, обладая необходимыми полномочиями по выплате задолженности, предложил директору топливной компании урегулировать вопрос оплаты, потребовав за это незаконное денежное вознаграждение в размере миллиона рублей. Расследование уголовного дела продолжается.

По мнению следствия, действия чиновника подпадают под статью 290 УК РФ. Если удастся доказать вину, то он может получить срок от 7 до 12 лет. Чтобы его скостить, Ковалев, возможно, пойдет на сделку со следствием и под протокол в подробностях расскажет об откатном бизнесе своих покровителей. Хотя об этом и так известно немало.

В тени «Северного моста»

В 2004 году Контрольно-счетная палата Мурманской области проверила, каким образом энергетическое предприятие «ТЭКОС» закупает мазут . Аудиторы выяснили, что директор Игорь Сабуров неизменно покупал топливо у пяти поставщиков. И хотя члены этого «узкого круга друзей» не разглашались, на самом деле их легко было вычислить, потому что все они являлись кредиторами госкомпании. В списке значились: ООО «Кольская торговая компания», ЗАО «Кольская межотраслевая топливная компания», ЗАО «Кольская межрегиональная топливная компания», ООО «Тангра-Ойл».

С последней компанией у Игоря Сабурова сложились особо доверительные отношения. А владельцем ее являлся скандально известный Петр Янчев, который в середине 90-х был крупнейшим нефтетрейдером ельцинской России. Через руки Петра Янчева пятнадцать лет назад проходила каждая четвертая тонна российской нефти, предназначенная для отправки на экспорт. Его компания «Балкар-Трейдинг» была одной из немногих, кому в то время удалось получить специальное разрешение на вывоз десятков миллионов тонн углеводородов «Ноябрьскнефтегаза» за рубеж.

Но осенью 1995 года, буквально за три месяца до залогового аукциона по «Сибнефти», Янчев оказался в тюрьме. Обвинений ему предъявили три: сокрытие прибыли на сумму $17,7 млн., незаконное использование кредитных карт и самое громкое — дача взятки в виде автомобилей исполняющему обязанности генерального прокурора Алексею Ильюшенко, который был прямым начальником тестя Янчева.

Янчев потом плакался журналу Forbes, что истинной целью правоохранительных органов было не допустить его к приватизации «Сибнефти». Этот нефтегигант, в который в том числе вошел и «Ноябрьскнефтегаз» как основной добывающий актив, достался не ему, хотя он готов был выложить 200 млн. долларов, а команде Бориса Березовского. Это Янчев должен был стать владельцем «Челси» и суперяхты Pelorus. Но судьба распорядилась иначе.

Выйдя из Лефортова, Янчев в поисках работы отправился подальше от Москвы - в Мурманск. На счетах у него осталось достаточно денег, чтобы снова начать нефтебизнес. В 1998 году была зарегистрирована компания «Тангра-Ойл», которая стала предлагать нефтяникам более экономичные пути транспортировки товара за полярным кругом.

Янчев использовал старые связи в Минтопе и Минтрансе, чтобы запустить проект под названием «Северный мост». Согласно этому проекту сибирская нефть доставлялась по железной дороге в порт «Витино» и другие перевалочные пункты на Белом и Баренцевом море, затем малыми танкерами перевозилась в акваторию Мурманского морского порта, где перегружалась в крупнотоннажные танкеры и транспортировалась на экспорт в Европу. Разработкой проекта по новой схеме транспортировки нефти занимались специалисты Минтранса РФ, ОАО «Мурманское морское пароходство», морской администрацией порта Мурманск, ЗАО «Морской порт Витино», Октябрьской железной дороги, Арктической специализированной морской инспекции и ООО «Тангра-Ойл».

Для Петра Янчева ключевыми словами в этом проекте были «другие перевалочные пункты». Его интересовал свой, личный «мостик», прибыль от которого оседала бы где-нибудь в оффшорах или на номерных счетах. Янчев прикупил 1500 цистерн, небольшой танкерный флот. Дело оставалось за малым – найти комфортный перевалочный пункт в Мурманске с соответствующей инфраструктурой. И на этот раз судьба улыбнулась Янчеву, сведя его с директором госпредприятия «ТЭКОС» Игорем Сабуровым.

После того, как заинтересованные стороны ударили по рукам, «ТЭКОС» предоставил компании «Тангра-Ойл» свои тепловые сети и коммуникации на территории 35-го судоремонтного завода в Мурманске (СРЗ-35) для перекачки нефти на морские суда. Из работников энергетического предприятия была даже создана специализированная бригада, 55 человек которой в поте лица трудилась на перевалке нефти. Только с марта по декабрь 2004 года «Тангра-Ойл» заплатила за услуги рабочих свыше 18 миллионов рублей. А арендная плата за использование энергетических коммуникаций составила почти 4 миллиона рублей в год. К причалам СРЗ-35 могли подходить суда дедвейтом до 35 тыс. тонн, а в 300 м. от берега глубины уходили за 20 м, имелись подъездные пути и даже сливная эстакада на 30 цистерн.

Любопытно, что на территории 35-го судоремонтного завода рядом с официальным мазутопроводом, буквально в 1,5 метрах от него, партнеры проложили небольшой, но зато, видимо, свой, частный трубопровод и преспокойно по нему качали нефть. Между тем никаких разрешений на строительство этого тайного трубопроводика «Тангра-Ойл» от региональных властей не получала. Единственное, что имела в наличии частная нефтяная компания, - разрешение возвести трубопроводный самострой, подписанное директором государственного «ТЭКОСа» Игорем Сабуровым.

Перевалку нефти через терминал на СРЗ-35 «Тангра-ойл» начала в декабре 2003 года. Транспортная схема выглядела следующим образом: компания доставляет нефть в собственных цистернах на территорию завода, прямо с эстакады по трубопроводу подает ее на причал и закачивает в челночный танкер. Доставку нефти от причалов завода к РПК-1 (около 1 км по акватории залива) выполняют 2 собственных танкера «Тангра-ойл» дедвейтом по 45 тыс. тонн (загрузка — до 35 тыс. тонн), при необходимости к перевозкам подключается еще 2-3 танкера. С установленного на РПК-1 танкера-накопителя (дедвейт 127 тыс. тонн), который также принадлежит «Тангра-ойлу», нефть забирают танкеры 100-тысячники.

Суровая зима 2003-04 года показала преимущества новой транспортной схемы Янчева и Сабурова: когда из-за сложной ледовой обстановки в Белом море танкеры опаздывали в порт Витино и хранилища Беломорской нефтебазы стояли переполненные, экспортеры получили возможность переадресовывать составы на незамерзающий Мурманск.

Проверявшие «ТЭКОС» аудиторы были немало удивлены тем, что «Тангра-Ойл», так успешно работавшая за забором государственного предприятия, не перечислила в бюджет ни копейки налоговых платежей. Хотя выручка компании только в 2003-4 гг., по словам Янчева, превысила $500 млн. Сколько из этих денег перепало в итоге лично Игорю Сабурову, история пока умалчивает.

Подельники ЮКОСа

Самое любопытное заключается в том, что деловые партнеры Петр Янчев и Игорь Сабуров занимались экспортом нефти ЮКОСа. В особо крупном размере: в 2003-04 гг. грузооборот «Тангра-ойл» превышал 3 млн. тонн в год. И это только по официальным данным. А зная Петра Янчева, можно утверждать с большой долей вероятности, что далеко не вся нефть включалась в официальную статистику его предприятия.

Когда-то Михаил Ходорковский мечтал о своем частном нефтепроводе Западная Сибирь-Мурманск мощностью 60 млн. тонн. «Тангра-Ойл» не в столь серьезном масштабе, но реализовала мечту опального олигарха. В 2005 году Янчев планировал завершить строительство на территории СРЗ-35 первого в Мурманске глубоководного стационарного перевалочного комплекса мощностью 7,5 млн. тонн в год, вложив $40 млн. и обеспечив тем самым себе независимость от рейдовой перевалки.

Но в мае 2006 года Петр Янчев тихо умирает. «Тангра-Ойл» отходит его вдове Юлии, которая давно постоянно живет в Швейцарии. Нефтебизнес захирел, с таким трудом налаженная инфраструктура на СРЗ-35 простаивает.

В 2007 году суд включил в реестр кредиторов ЮКОСа 367 млн. рублей долга компании «Тангра-Ойл». 30 ноября 2007 года определением Высшего арбитражного суда РФ N 6473/07 окончательно было решено взыскать с «с ОАО «НК «Юкос» в пользу ООО «Тангра-Ойл» 3710740 долларов США в возмещение убытков и 100000 рублей расходов по госпошлине».

Петр Янчев в качестве свидетеля должен был выступать на громком процессе по делу ЮКОСа в Хамовническом суде Москвы. Защита Михаила Ходорковского и Платона Лебедева считала, что «данный свидетель, являвшийся руководителем компании «Тангра-ойл», которой в инкриминируемый нашим подзащитным период времени заключались договоры (комиссии, купли-продажи), связанные с реализацией нефти, добытой дочерними предприятиями НК «ЮКОС» и которую сторона обвинения считает похищенной, обладает информацией о существенных для дела обстоятельствах». Янчев, естественно, собирался защищать Ходорковского и Ко, но не успел.

«Тангра-Ойл» после смерти владельца обанкротилась, ее бизнес перешел к швейцарской Dukkar Group, гендиректором которой стала Юлия Янчева, постоянно проживающая в Швейцарии. В Мурманске ее после смерти мужа не видели. Один из топ-менеджеров Dukkar говорит, что она опасается за свою жизнь и приезжать в Россию не рискует. Судебные процессы о контроле над терминалом юристы Dukkar уже проиграли в двух инстанциях..По слухам, сейчас нефтеперевалочную инфраструктуру на СРЗ-35 у вдовы Янчева пытается перекупить, а затем перепродать ЛУКОЙЛу или Совкомфлоту не кто иной как Игорь Сабуров. Но это уже другая история.

Секретом полишинеля является тот факт, что партия власти «Единая Россия» перманентно испытывает кадровый голод. Не только в центре, но и в регионах необъятной России. Разномастные чиновники, привыкшие дербанить бюджеты различных уровней, ринулись пополнять партийные ряды и привнесли в коридоры законодательной власти «зоновский» дух. Перефразируя известный постулат Марио Пьюза: «За каждым большим состоянием стоит преступление», уверенно можно говорить, что за некоторыми политическими карьерами партфункционеров скрываются уголовно наказуемые деяния и связи. И регулярные чистки криминального оттенка «ЕР» в последние годы не убавляют.

Так происходит повсеместно. К сожалению, Мурманская область не стала исключением.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья