Moscow-Post RSS
6 Декабря 2016

Вертикаль сзади

Сладостная борьба главного самарского следователя Виталия Горсткина с коррупцией приводит к процветанию коррумпированных чиновников и безнаказанности расхитителей бюджета

Вертикаль сзади

В конце января наступившего года президент Дмитрий Медведев в интервью газете «Ведомости» признался, что борьба с коррупцией в стране не принесла сколько-нибудь ощутимых результатов. У Дмитрия Анатольевича есть свои, вполне убедительные, объяснения неудачам: «...Власть – это ведь не абстрактный институт. Это набор людей – с привычками, желаниями, пороками. Мы очень часто о коррупции говорим. Легко поймать одного коррупционера за руку и прилюдно его наказать. Но ведь коррупцией поражена вся система, а не один человек. Увы, у нас только за шесть месяцев прошлого года за коррупционные преступления были осуждены несколько тысяч человек, в том числе весьма высокопоставленные. Но ведь не боятся», – сообщил президент России.

А у жизни есть свои объяснения масштабной коррупции. Основное из них сводится к следующему: режим управления страной, получивший название «вертикаль власти», может бороться с коррупцией в лице одних чиновников исключительно силами... других чиновников, ничуть не менее коррумпированных. Такая «борьба нанайских мальчиков» может приносить хоть какие-то плоды лишь в одном случае – когда эти два чиновника относятся к враждующим кланам. Во всех остальных случаях чиновники обычно договариваются и далее «крышуют» преступный бизнес вместе – так, как это уже более 15 лет происходит, например, в Самаре, с участием лиц весьма высокопоставленных: бывшего мэра города Виктора Тархова и руководителя Следственного управления по Самарской области Виталия Горсткина.

СОК земли под АвтоВАЗом

Достоверные официальные данные о начале трудовой деятельности Юрия Качмазова отсутствуют. Согласно данным неофициальным, этот одаренный молодой человек начал свою трудовую карьеру с профессии, требующей ловкости рук, изворотливости ума, умения выгодно договориться с правоохранительными органами и при необходимости жестко врезать возмущенному «лоху», – то есть с профессии «наперсточника». В середине лихих девяностых именно за эти таланты Качмазова, очевидно, и выбрали на роль лидера организации, призванной слить воедино возможности организованных преступных группировок и работников правоохранительных органов в деле отъема собственности у окружающих.

Организация эта получила название, вполне соответствующее ее происхождению: «Самарские объединенные капиталы» (СОК). Капиталы в виде денежных знаков в общий котел внесли Юрий Качмазов и Анвар Абдурзаков, неразрывно связанные к тому времени с целым рядом самарских ОПГ. Капитал в виде государственных гарантий безопасности в дело внесли генерал-лейтенант госбезопасности Владимир Большаков, ранее занимавший должности руководителя областного управления ФСБ, а затем – начальника инспекторского отдела ФСБ на Лубянке; начальник управления ФСБ по городу Тольятти (а затем – заместитель начальника УФСБ по Самарской области) подполковник госбезопасности Сергей Очиров; директор по безопасности и правопорядку ОАО «АвтоВАЗ» Владимир Нестеров, ранее работавший в области на судейских должностях, и начальник УБЭП УВД Самарской области Игорь Ежов. К этой энергичной компании вскоре присоединился руководитель областной налоговой полиции Евгений Григорьев, сыну которого нашли теплое место в одном из подразделений СОКа. Позже почти все «правоохранители» официально получили в СОКе должности вице-президентов с соответствующими окладами, но в первое время некоторые совмещали, так сказать, приятное с полезным. Своеобразным посредником между бандитами и чиновниками в погонах поначалу выступал Александр Литвинка по кличке «Ниссан» – осужденный ранее за разбой уроженец Украины, которого после возвращения с зоны приручили самарские руководители госбезопасности, чтобы затем активно использовать как киллера в борьбе за отъем чужой собственности.

В течение короткого времени СОК сначала подмял под себя значительное число предприятий, которые производили комплектующие для АвтоВАЗа, а затем и сам автозавод – неслучайно высокопоставленные управленцы предприятия, включая вышеупомянутого бывшего судью Владимира Нестерова, плавно пересаживались один за другим в кресла руководителей СОКа. Не являясь формально владельцем АвтоВАЗа, СОК высасывал из него средства вполне успешно: комплектующие у подконтрольных Качмазову поставщиков завод покупал втридорога, рассчитываясь за них новыми автомобилями по заниженной цене.

В 2000 году СОК, с согласия руководства ОАО «АвтоВАЗ», взял под свой контроль ОАО «Иж-Авто». В то время одним из совладельцев предприятия было государство, которое владело 25 процентами его акций. За два года команда СОКа путем махинаций с эмиссиями лишила государство контрольного пакета акций, при этом значительную поддержку бригаде Качмазова оказали органы местной власти, правоохранительные органы Удмуртии и, что уже не кажется странным, местное же управление ФСБ.

В XXI век СОК вошел полным сил и нерастраченной энергии. При поддержке высокопоставленных коммерческих партнеров, наряженных в погоны генералов госбезопасности, вчерашние бандиты лихо изымали у собственников по смешным ценам или просто так предприятия, недвижимость, земли, развлекательные центры по всему Поволжью и за его пределами. Стоит отметить, что в результате криминальных захватов дела на предприятиях начинали идти все хуже и хуже. И это совсем не удивительно: СОК не ставил своей целью наладить производство – СОК всего лишь хотел больше денег и побыстрее. А для этого оказывалось вполне достаточно выгодно распродать активы. Если собственники не пускали менеджеров СОК на свои предприятия «по-хорошему», в ход шли угрозы и убийства.

В ходе этого увлекательного процесса ранее столь различные поначалу типажи, как бандиты, милиционеры, судьи и высокопоставленные офицеры госбезопасности, стали внешне неотличимы друг от друга, приобретя одинаковую вальяжно-агрессивную внешность состоятельных бизнесменов. Только Литвинка-«Ниссан» не вписался в это счастливое время: как посредник он себя исчерпал, бизнесом не интересовался, предпочитая по-прежнему выполнять «мокрые» заказы, и в результате стал неинтересен и даже опасен для СОКа и его покровителей. Аккуратно простреленный из четырех стволов труп Литвинки нашли еще в 2000 году возле дома № 27 по улице Крылатские холмы в Москве.

Трудные времена для СОКа начались в 2004 году, когда в связи с попыткой захвата ОАО «СТЭК» Качмазов неосторожно наступил на ноги людям, которые нашли поддержку в московском ЧОПе с хорошо известным названием «Вымпел». Влиятельный ЧОП быстро обнаружил множество обиженных СОКом бизнесменов в целом ряде регионов. Само собой разумеется, что вскоре оттуда в офис СОКа нагрянули с проверкой люди с удостоверениями офицеров ФСБ.

Еще один удар был нанесен по СОКу в 2006 году, когда контроль над ОАО «АвтоВАЗ» неожиданно для приодевшихся крутых парней перешел к ФГУП «Рособоронэкспорт» (ныне госкорпорация «Ростехнологии»). Ведя арьергардные бои, Качмазов с бывшими офицерами отступил из Тольятти в Самару. Там СОК огляделся и, видимо, решил, что из областного города можно высосать не меньше, чем из АвтоВАЗа – но только при условии, что контроль над городом будет полным. Таким образом жажда денег свела вместе Юрия Качмазова и Виктора Тархова.

ЗасТАРХОВанные убытки

Виктор Тархова к этому времени был лауреатом премии Совета Министров СССР в области науки и техники, имел звание почетного нефтехимика, два ордена Русской православной церкви, разветвленный бизнес и весьма пеструю биографию: с 1990 по 2000 год он сменил семь мест работы в должности руководителя самых разных предприятий, нигде более двух лет не задерживаясь и всякий раз оставляя за собой финансовые руины. Одной из особенностей его биографии была странная череда насильственных смертей, которые происходили с людьми, чьи должности доставались Виктору Тархову.

Кроме тяги к перемене мест руководящей работы и обреченным на смерть начальникам, Тархову были свойственны еще две страсти, отчасти связанные с предыдущими обстоятельствами. Первой из страстей были кредиты. Тархов делал долги самозабвенно. Причем в долг брал не лично для себя, а как руководитель предприятия. Предприятие денег не дожидалось, а Тархов менял место работы и приобретал что-то для личного бизнеса. Таким образом он оброс огромным количеством собственности.

Второй страстью Тархова была политика. Уже в 1990 году он возглавил самарский областной совет, а в 1991 году стал главой облисполкома – то есть занял то место, которое нынче называется губернаторским. Потом КПСС потеряла власть, и на долгие девять лет Тархов лишился возможности политического самоудовлетворения. В 2000 году он попытался вернуться, но проиграл на выборах главы областной администрации с 30 процентами голосов и тихо испарился с политической сцены, оставив на ней ворох неоплаченных счетов. В 2002 году Тархов стал депутатом областной думы, в 2003 году занял должность зампредседателя Самарского регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». За время своей политической карьеры Тархов лобызался с самыми разнообразным партиями: в верности «Единой России» клялся, в предвыборном ролике Жириновского снимался, коммунистам денег на выборы втихаря подкидывал – в общем, крутился как мог. Весной 2006 года Тархову повезло: он по случаю близко сошелся с председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым и оказался руководителем Самарского регионального отделения созданной последним «Российской партии жизни».

Активность, которую Тархов проявлял по кредитной линии, вызывала множество скандалов. Некоторые из них удавалось успешно замять, используя коррумпированные связи с силовиками в околополитической тусовке, – так в 1998 году тихо замяли скандал с хищением полутора миллионов американских долларов на Новокуйбышевском НПЗ. Другие сложные вопросы Тархову помогали решать представители местных ОПГ – в частности, оказавшийся в результате удачного бракосочетания его родственником Сергей Логинов по кличке «Лорд» из ОПГ Мукоедова, которая промышляла кражей нефтепродуктов из трубопроводов по всей Самарской губернии. Однако к 2006 году Тархов зарвался и наделал долгов перед такими акулами бизнеса, как «Газлизинг», Импэксбанк и Промавтобанк. В результате по искам кредиторов суд имущество Тархова попросту арестовал.

В таком печальном положении и застало Тархова предложение, от которого тот не смог отказаться: СОК готов был купить его долги в обмен на победу на выборах мэра города Самары. Тархов согласился, развернулся в должности руководителя областного отделения партии Сергея Миронова, которая к этому времени называлась уже «Справедливая Россия». В октябре 2006 года Тархов стал мэром города Самары, избранным в результате феноменально скандальных выборов, напоминавших порой что-то среднее между балаганом и гей-парадом. Вскоре после выборов выяснилось, что долгов у Тархова как бы и нет, а все ключевые должности в мэрии заняты энергичными людьми из СОКа. История четырех лет пребывания этой бойкой компании у власти стала бесконечной чередой политических и криминальных скандалов. Чего стоила одна продажа Тарховым самарскому «водочному королю» Александру Милееву места в Совете Федерации за 3,5 миллиона долларов! Милеев отвалил мэру эту немалую сумму, поверив в рассказы последнего о его до крайности тесной связи со спикером нашего сената Сергеем Мироновым. Но, очевидно, до партийной кассы и малая толика денег не доехала, в результате чего к сенаторскому званию «водочного короля» не представили, а Тархов в очередной раз оказался у края долговой ямы.

Все эти махинации Качмазова сотоварищи породили такое количество обманутых и обокраденных граждан и организаций, что даже наша неспешная правоохранительная система вынуждена была зашевелиться. 14 февраля 2011 года следственный комитет МВД сообщил, что Юрий Качмазов объявлен в федеральный розыск. Качмазову аукнулись махинации с заводом «Иж-Авто» – следствие обвинило хозяина СОКа в том, что в период с 2008-го по 2009 год он вместе с рядом руководителей завода украл с предприятия активов на 6,7 миллиарда рублей, незамысловато перекачав их в офшор. Было возбуждено уголовное дело по статье о преднамеренном банкротстве, которая предусматривает лишение свободы на срок от трех до шести лет. Кроме Качмазова, в розыск объявили бывшего директора «Иж-Авто» Михаила Добындо, а также почти все руководство предприятия, состоящее сплошь из людей СОКа: Андрея Фролова, Юрия Амелина и Евгения Страхова. Инициатором возбуждения уголовного дела выступил Сбербанк России, который был крупным кредитором «Иж-Авто».

В Самаре летом 2010 года проверку деятельности местных чиновников по закупке медтехники провело контрольное управление президента. Проводило оно ее совместно с Генпрокуратурой, которая также действовала по прямому указанию президента Дмитрия Медведева. В результате проверки выяснилось, в частности, что в Самаре закупочные цены на томографы более чем в два раза превосходили цены производителей. Как заявил «Коммерсанту» один из следователей самарского следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ, «расследование фактически не велось».

А после того, как в октябре прошлого года Тархов позорно проиграл выборы и покинул теплое кресло самарского мэра, заявления о крупных хищениях и прочих махинациях, которые он проворачивал вместе с СОКом, и вовсе посыпались как из рога изобилия. Выяснилось, что друг председателя Совета Федерации Тархов, кроме всего прочего, в ходе частых визитов в Европу вел себя, словно любовница олигарха на заграничном шопинге, – проще говоря, транжирил с огоньком бюджетные деньги на всяческие утехи. В целом же прокурорская проверка деятельности мэрии с Тарховым во главе и СОКом у руля привела к появлению на свет аж 52 (!) уголовных дел.

Все эти дела были переданы в областной Следственный комитет. Однако в Самаре, в отличие от Ижевска, итогом расследования стал... пшик. Дела просто закрыли. «Нет основания для предъявления обвинения кому-либо из должностных лиц», – сообщил руководитель следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Самарской области Виталий Горсткин. На вопрос же о совершенно бесстыдных и задокументированных растратах Тарховым бюджетных средств в развлекательного характера «командировках» был получен не менее бесстыдный ответ: «Тархов в ходе нахождения в командировке, ну, скажем, совершил прогулку. Прокуратура посчитала, что в этом усматриваются признаки состава должностного преступления. Мы провели тщательную проверку и все-таки отказали», – заявил все тот же Виталий Горсткин на голубом глазу.

И вы, мундиры, голубые...

Сказать, что общественность была в шоке от такого пшика – значит ничего не сказать. Но удивление от пустого результата бурной деятельности проходит, если вспомнить, с чего начала свой путь группа СОК. А начала она свой путь в середине девяностых годов минувшего века с неуемного желания высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов оказаться быстро и сладко коррумпированными. С тех пор мало что изменилось, разве что цвет мундиров. Сегодня СОК оберегают те, кто предпочитает голубой цвет – цвет мундиров работников Следственного комитета, недавно изъятого из лона Генеральной прокуратуры.

Исполняющий обязанности руководителя Следственного управления по Самарской области Виталий Горсткин родился в 1954 году здесь же, в Самаре, которая называлась тогда городом Куйбышевым. До 1985 года служил в Военно-морском флоте, совмещая службу с учебой во Всесоюзном заочном юридическом институте. В 1985 году вышел в отставку и с 1987 года начал карьеру прокурора. С 1998 по 2001 год оказался на «хлебной» должности заместителя Московского регионального природоохранного прокурора, совмещенной с должностью начальника следственного управления.

Выгода этой совмещенной должности была в том, что именно тогда в московском регионе огромное количество влиятельных скоробогатых граждан, а также коррумпированных чиновников страстно желало отстроить себе усадьбы в природоохранных зонах, включавших и побережья обширных водоемов. И им удивительным образом удавалось, в обход всей строгости закона, исполнить свою мечту – если хватало денег, конечно. Защитник природы оказался таким образом в кругу людей весьма привилегированных, что обеспечило ему регулярное участие в разнообразных увеселительных акциях, которые так любит столичный истеблишмент. На одной из таких встреч прокурор Горсткин познакомился с солидным человеком, занимавшим видный пост в Министерстве юстиции. Этому милому человеку «защитник природы» с военной выправкой и мягкими манерами так пришелся по сердцу, что вскоре Горсткин оказался сотрудником Минюста. Куратор нежно его опекал, поручая именно те совершенно безопасные дела, за которые при минимуме вложенных усилий можно было получить максимум поощрений, наград и начальственных благодарностей. В конце концов сердце бывшего морского офицера не выдержало, и между двумя ответственными работниками юстиции завязались отношения, которые принято называть нежной мужской дружбой. Уже в апреле 2008 года выходит приказ руководителя Следственного комитета при прокуратуре России о назначении Виталия Горсткина на первую по-настоящему большую должность – руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Самарской области.

Прошедший хорошую школу политеса еще на ниве охраны природы, Горсткин понимал, как и с кем надо вести дела на новом месте. И вскоре оказался совершенно своим в кругу уже самарского истеблишмента, где на первых ролях при декоративном мэре Тархове в то время бессменно выступал Юрий Качмазов. Таким образом вертикаль ИХ власти оказалась успешно восстановленной. Благодаря усилиям по борьбе с коррупцией, украденные в Самаре деньги теперь попилены и осели там, где было запланировано. Именно там, где Качмазов наиболее интенсивно «ураганил» (как любит выражаться наш премьер), к СОКу и его креатурам во власти у государства претензий нет – бывший серый кардинал Самарской области объявлен в федеральный розыск следственным комитетом МВД, а отнюдь не ведомством Виталия Госткина. А незадачливый мэр и торговец госдолжностями Виктор Тархов оказался, словно невеста, невинен и с любовью пристроен на должность руководителя самарской общественной приемной Сергея Миронова – известного «борца с гомосексуализмом» и по совместительству председателя Совета Федерации. Сам же Горсткин, ссылаясь на твердую договоренность с и.о. заместителя председателя Следственного комитета РФ Василием Пискаревым, не сомневается в том, что сохранит свою нынешнюю должность.

По-человечески за Горсткина и Тархова даже порадоваться можно: милые сердцу кураторы далеко – вот и встретились два одиночества. И любят друг друга, как умеют. А по-государственному именно такие связи и называют коррупцией – наглой, неприкрытой, принявшей уже какие-то совершенно извращенные формы. Разве образование независимого Следственного комитета России, реорганизация милиции и прочие реформы были затеяны ради такой «любви нанайских мальчиков»? И «президентская вертикаль» так жестко вбита была ради того, чтобы не закон – а именно качмазовы, тарховы, горсткины, вместе со столичными своими покровителями, потихоньку всей этой махиной овладели? Чтобы воровали, грабили и убивали под прикрытием такой – уже не президентской, а успешно приватизированной – силы?..

Молчит страна, не дает ответа. И, словно символ этой тишины, голубятся над Волгой новые мундиры, демонстрируя народу изнанку мужественной нашей вертикали власти.

Добавить комментарий

Господа, а выдумаете новые люди будут меньше воровать? НЕТ! Наоборот еще больше, потому что наконец-то добрались да верхушки власти и нужно срочно набить карманы пока не поздно. А у этих уже все есть, ОНИ СЫТЫ!Гость (28 Июня, 20:34)

Господин Президент РФ-основа коррупции в фальсификациях выборов всех уровней,в"институте преемников".Только после этого расцветают региональные властные ОПГ.А затем формируются и федеральные ОПГ.Работники властных струтур точно знают-кого и как выбирали,сколько процентов нарисовали для"победы"на любом уровне.Вот она печка,от которой все и"пляшет".Но,Вам надо иметь в виду,что степень беззакония,воровства иобмана населения таковы,что долго это"не прокатит".коваль (21 Февраля, 17:17)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья