Moscow-Post RSS
19 Февраля 2018
 

Александр Бабаков: “Я не захотел становиться маргиналом”

Одной из интриг большого политического сезона остается судьба “Справедливой России”. Еще недавно “левая нога власти”, а ныне мечущаяся по оппозиционному полю партия, безуспешно ищет свою нишу, рассчитывая-таки победить неутешительную социологию и набрать заветные проходные проценты на грядущих выборах. Ситуация усугубляется тем, что эсеры теряют своих отцов-основателей. В частности, партию менее чем за полгода до выборов покинул вице-спикер Госдумы Александр Бабаков, который ныне строит свою политическую карьеру в путинском Народном фронте и собирается баллотироваться в новый состав Госдумы по спискам “Единой России”.

Александр Бабаков: “Я не захотел становиться маргиналом”

После своего громкого ухода из “Справедливой России” Александр Бабаков мало говорил о своей бывшей партии, но в канун съезда эсеров согласился рассказать “МК” о том, почему ушел из “Справедливой России”.

— Уже прошло два месяца, как вы покинули “Справедливую Россию” и примкнули к ОНФ, как вам на новом месте?

— Я поучаствовал в нескольких дискуссионных площадках “Единой России” и убедился в правильности своего выбора. У меня появилась возможность не только открыто заявлять идеи, с которыми я и раньше выходил, но и находить достойных партнеров по дискуссии. А нормальная дискуссионная площадка, в данном случае — Народного фронта, для любого политика всегда комфортна.

— Ну если вы заговорили о комфорте, тогда скажите честно, вам не совестно, что вы ушли из своей партии буквально в канун выборов?

— Ни один из моих бывших однопартийцев не сможет упрекнуть меня в неисполнении обязательств перед партией. Причина моего ухода — это принципиальные различия моей позиции и позиции Миронова по вопросам развития партии. Увы, он позволил себе забыть о договоренностях, которые касались не столько меня, сколько наших однопартийцев. Для меня подобное поведение неприемлемо. Так что я принял решение выйти из “Справедливой России” и не считаю, что поступился своими принципами.

— А о каких нарушенных договоренностях идет речь? Пример можете привести?

— Взять хотя бы ситуацию с Еленой Вторыгиной, уступившей ему свой депутатский мандат. В любой другой партии она была бы героем. Но лидер “Справедливой России” ни одно из данных ей в мае обещаний — от бытовых до политических — не выполнил, в результате чего она была вынуждена уйти. И это только один пример.

Еще пример — на этапе формирования “Справедливой России”, когда объединились три партии — “Родина”, Партия жизни и Партия пенсионеров, — наши представители договорились использовать кадровый потенциал и программы всех трех структур, прежде всего “Родины”. Однако со временем все это было пущено по ветру. Большинство представителей “Родины” за последние 4 года покинули объединенную партию. Можно сказать, что “Справедливая Россия” в нынешнем виде представляет собой большую Партию жизни.

— То есть, вы согласны с заявлением Дмитрия Рогозина о “рейдерском захвате “Родины”?

— Да нет... Рейдерство, при всем моем негативном отношении к противоправной деятельности, подразумевает серьезную согласованную работу профессионального коллектива злоумышленников. А в нашем случае все гораздо проще, речь идет о банальном обмане коллег по объединительному процессу. Сами посмотрите: сейчас в “Справедливой России” фактически отсутствует представительство Партии пенсионеров, а “Родина” была представлена лишь мной и еще несколькими депутатами.

— Выходя из “Справедливой России” вы заявили, что в партии вам стало душно. Что вы имели в виду?

— Во-первых, “Справедливая Россия” стала предметом управления одного человека. Может быть, это было бы неплохо, если бы этим человеком был не Сергей Миронов. С ним — это совершенно неэффективно. Примеров тому масса и главный — его экспромт с “уходом” из председателей партии на апрельском съезде СР, с помощью которого он пытался сохранить свою федеральную должность, не теряя влияния в партии. Итог вам известен. И таких примеров масса. Повторюсь, проблема в том, что он монополизировал власть в партии в ущерб другим партийцам.

Во-вторых, неясность политической позиции партии привела к тому, что мы, фактически, метались от призывов к сотрудничеству с властью к оголтелой критике этой самой власти. Мы оказались в положении, когда от нас и никакого позитива не исходило, и к конструктивному диалогу готовности не было. Это был путь в маргиналы, а я, как и многие мои коллеги, маргиналом становиться не захотел — это в наши планы не входило.

Кроме того, мы не видели никаких перспектив “Справедливой России”. Напомню известное высказывание Сергея Михайловича о том, что он лично поддерживает Владимира Путина, но борется с его партией — “Единой Россией”. Журналисты это обычно высмеивали, а меня, как и большинство партийцев, это противоречие ставило в тупик.

— Ну почему же нет перспектив? Миронов, например, постоянно ссылается на некие закрытые опросы, по которым “Справедливая Россия” якобы имеет гораздо более высокий рейтинг, чем дают три крупнейших социологических агентства страны. У Сергея Михайловича есть какие-то секретные сведения?

— Я не раз сталкивался с подобным мифотворчеством, и не только я. Достаточно вспомнить нашумевшую историю 2007 года: включение в первую “тройку” избирательного списка партии Сергея Шаргунова (молодой писатель, известный в бомонде рядом “гламурных” книг. — Ред.), а уже две недели спустя его исключение. Вся эта возня сопровождалась заявлениями Сергея Миронова о неких сигналах “сверху”, согласно которым писателя надо было поставить в список, а через 2 недели исключить.

Таинственные ссылки на некое мнение “сверху” вообще характерны для Миронова, когда надо принять какое-либо важное решение. Поскольку принимаются такие решения, как правило, без учета логики событий и практических соображений, подобные ссылки стали для него едва ли не единственным инструментомуправления партией.

Первоисточник: МК

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья