Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Арест Амирова - внесудебная расправа?

Уже который день для всех российских СМИ, без исключения, главной темой является задержание и арест градоначальника Махачкалы Саида Амирова. Все ресурсы, как печатные, так и всемирной сети Интернет, наперебой информируют своих читателей о небывалом факте – уголовном преследовании легендарного во многих смыслах Саида Джапаровича. СМИ настолько стараются сообщить о подробностях случившегося, что невольно мэр Махачкалы стал синонимом всего криминального в Дагестане за последние 20 лет. Журналисты «открыли» глаза тем, кто подозревал Амирова в причастности к тем или иным криминальным разборкам в Дагестане, а также резонансным убийствам последних лет.

Арест Амирова - внесудебная  расправа?

Не берусь судить, в какой мере правы информагентства, приписывая Амирову описанные в статьях криминальные «подвиги», поскольку итоги в таких случаях подводит, как мы знаем, суд. Но очевидно другое – случившееся с Амировым, возбуждение против него уголовного дела, показательное задержание и арест, безо всякого преувеличения раскололо дагестанское общество. Одни утверждают, что многие дагестанцы празднуют по поводу случившегося, другие, что немалое число сторонников мэра опечалены. У каждого, наверное, свои резоны в этом вопросе. Мне тоже захотелось по этому поводу высказаться. И вовсе не потому, что автор этой публикации является сторонником или противником махачкалинского мэра. Я давно живу и работаю в Москве, с Амировым встречался много лет назад, но, тем не менее, мне не безразлично, что происходит в родном для меня Дагестане.

Поскольку я по профессии адвокат, мне часто приходится иметь дело с лицами, заключёнными под стражу, задержанными по подозрению в совершении преступлений. Когда сообщили о предстоящем 2 июня избрании Амирову меры пресечения Басманным районным судом Москвы, я склонялся к тому, что суд ограничится домашним арестом. Ведь для заключения его под стражу не было объективных оснований. Все, кто слышал об Амирове, знает, что он уже много лет является инвалидом первой группы после одного из пережитых им многочисленных покушений на его жизнь. К тому же, следует отметить, при задержании Амирова оперативники забрали медицинские документы о состоянии его здоровья, из которых следовало, что половина тела ему не подчиняется, в силу чего существовать без постоянной посторонней помощи он не может, страдает тяжёлой формой сахарного диабета, назывались и другие имеющиеся у него заболевания.

С учётом этих весомых, никем не оспариваемых, обстоятельств мне казалось, что Амиров не может быть заключён судом под стражу, независимо от тяжести и количества приписываемых ему преступлений. Я исходил из того, что наша отечественная пенетициарная система, исправительные колонии, где отбывают наказание осужденные, следственные изоляторы, в которых годами ждут завершения предварительного следствия и суда, просто не рассчитаны на пребывание в них людей, не имеющих по состоянию здоровья возможности себя обслуживать. К тому же, нуждающихся для поддержания жизни в ежедневных инъекциях, приёме специальных лекарств. Адвокат Амирова Крутер поведал в своих многочисленных интервью о том, что его подзащитный не может обходиться без ежедневного приёма лекарства и уколов. Лично меня шокировала информация о том, что помещённый под стражу Амиров не может даже справлять малую нужду без посторонней помощи. Если это так, то независимо, в каком следственном изоляторе, «Лефортово» или другом, сиделец находится, он просто обречён на смерть. Вряд ли надо быть врачом, чтобы догадаться, что содержание Амирова в «Лефортово» не может иметь иной исход.

В этой связи я склоняюсь к мысли, что пребывание в любом СИЗО Амирову противопоказано, поскольку действующее законодательство запрещает при проведении следственных действий создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц, о чём сказано в части 4 статьи 164 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующей общие правила производства следственных действий.

К тому же есть и другой ньюанс в этом вопросе. Сохранить без изменения избранную судом меру пресечения, даже если Мосгорсуд оставит без удовлетворения апелляционную жалобу защиты на заключение Амирова под стражу, вряд ли удастся, поскольку законодательство содержит прямой запрет на содержание под стражей подозреваемых, обвиняемых, страдающих тяжкими заболеваниями.

Нелишне будет в этой связи вспомнить, что уже 3 года как действует закон, запрещающий содержание под стражей лиц, страдающих заболеванием, отнесённым к тяжким, в соответствии с Постановлением Правительства РФ №3 от 14 января 2011 г., утвердившим Перечень тяжких заболеваний, при наличии которых мера пресечения обвиняемому может быть заменена на не связанную с содержанием под стражей.

Указанное постановление было принято во исполнение Указа Президента России от 29.12.2010 г. № 434-ФЗ, в соответствии с которым в статью 110 Уголовно-процессуального кодекса РФ была внесена поправка о том, что мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжёлого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам его медицинского освидетельствования.

Согласно п.3 Правил медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утверждённых Постановлением Правительства РФ №3 от 14 января 2011 г., начальник места содержания под стражей рассматривает заявление или ходатайство самого лица, его адвоката с прилагаемыми медицинскими документами и в течение одного рабочего дня принимает решение о направлении подозреваемого или обвиняемого на медицинское освидетельствование в комиссию врачей. Такие специальные комиссии созданы во всех регионах страны. Заключение комиссии о наличии у заключенного заболевания, предусмотренного Перечнем тяжких заболеваний, является в силу закона основанием для освобождения его из-под стражи и избрания иной, более мягкой, меры пресечения.

Поэтому не будет большим преувеличением если сказать, что в случае с Амировым не просто нарушается предписание закона, а имеет место беззастенчивое его игнорирование должностными лицами, пренебрежение к праву человека на жизнь и получение необходимой медицинской помощи, гарантированного ст. 41 Конституции России, другая статья (19) которой гласит о том, что все равны перед законом.

Вот это самое провозглашённое равенство всех перед законом в деле Амирова пока не просматривается. Наоборот, всё происходящее с ним больше похоже на внесудебную расправу.

Часто можно слышать из уст руководителей различного уровня, а также Президента страны, что Россия является правовым государством. Хочется в это верить, но происходящее с Амировым заставляет усомниться. А как все мы знаем, от тюрьмы и сумы нельзя зарекаться. Мало ли что! В жизни всякого может случиться подобное.

Адвокат АП г.Москвы

Гаджиев А.М.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья