Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Без мата и выстрелов

Под прицел депутатов Государственной Думы на этот раз попала нецензурная брань. Отныне ее употребление в СМИ грозит штрафом до 200 тыс. рублей с конфискацией незаконной продукции. Однако, еще недавно сами политики, подчас будучи экспрессивными натурами, вроде Владимира Вольфовича, не чурались использовать ненормативную лексику и даже употреблять ее в отношении коллег. Каково будет «играть по своим правилам», попытался понять корреспондент The Moscow Post.

Без мата и выстрелов

Очередная инициатива депутата от «Единой России» Сергея Железняка, являющегося членом комитета по информполитике, готова безжалостно расправиться с матом в общественной жизни – отныне использование обсценной лексики в СМИ будет грозить «любителю крепких словечек» или самому средству массовой информации штрафом, размер которого может достигать 200 тыс. рублей. Однако будет ли подобная мера эффективна?! Стоит ли использовать запреты вместо того, чтобы воспитывать в людях чувство правильного тона и воспитание?! Конечно, идти по пути «палки и хлыста» гораздо проще, нежели воспитывать общественных персон, но безусловно легкий путь является и самым тупиковым – по эффективности его можно сравнить с тем же «сухим» законом, когда проще запретить производство и сбыт алкоголя, нежели повышать уровень образа жизни простого гражданина.

Мат в СМИ – естественно важная проблема. Во-первых, иногда от сказанного просто противно даже взрослому, не то, что это увидит ребенок, в пользу которого Железняк и разрабатывает эту инициативу. Конечно, ненормативную брань обычно «запикивают» на ТВ, однако слушать бесконечный писк, осознавая трехэтажное ругательство, которое стоит за ним, тоже весьма проблематично, как, например, это было в телепроекте «Дом-2». Депутат-«единоросс» предложил дополнить административное законодательство ст. 13.21 КоАП, в которой изложены санкции против нарушителя, использующего или распространяющего материалы СМИ с нецензурной бранью.

"Изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащего нецензурную брань", - указано в данной статье, за подобное нарушение юрлиц будут карать штрафом от 20 тыс. руб. до 200 тыс. руб., а должностных лиц — от 5 тыс. руб. до 20 тыс. руб., простые граждане выложат за мат в СМИ — от 2 тыс. руб. до 3 тыс. руб.

Санкций коснутся не только печатные, но и телевизионные СМИ – даже передачи в прямом эфире, вроде дебатов, будут подвержены штрафам.

Глава комитета по СМИ Алексей Митрофанов отметил - "Эта тема актуальна, потому что на некоторых каналах, особенно после 11 вечера, "пипец" — это мягкое слово, а эфир всегда был эталоном русского языка. Но есть проблемы: как контролировать гостей в прямом эфире. Особенно для радио это серьезный вопрос — какую ответственность радиостанция должна нести за гражданина, который дозвонился в прямой эфир".

Подобная мера безусловно актуальна, стоит согласиться с Митрофановым. Стоит включить телевизор, как уши обывателя погружаются мало того, что в неграмотную и порой бессодержательную, оскорбительную речь, но и очень часто – люди используют обсценную лексику для связки слов в предложениях, что возмутительно даже с точки зрения использования мата, как культурного явления, выросшего в России из многочисленных тюрем и ставшего вместе с жаргонизмами воровских слоев общей нормой.

"Дом-2", "Камеди Клаб", а мат замечен на "Эха Москвы", в электронных изданиях "Ридус", "Грани.ру", "Свободная пресса" и журнале Andy Warhol`s Interview – все эти здания, передачи, СМИ не чураются мата. Так ли это страшно, как если политик уровня министра говорит «звОнит» или «йогУрт»?!

На самом деле самим политикам прежде всего и необходимо выполнять данную меру, так сказать, начать с себя. Ведь то количество «языкового мусора», которое мы слышим от представителей властей, перекрывает напрочь едкие замечания Собчак в «Блондинке в шоколаде» или Филиппа Киркорова, отчитывающего Ароян. Однако, смогут ли представители депутатских фракций, сотрудники правоохранительных служб прежде всего сами выполнять требования данной поправки – обойтись без крепкого словца, и как говорит Сухоруков – «Послать не на, а - вон!». Весьма сомнительно.

Тем более, что контролировать прямой эфир практически невозможно. «Засланные казачки» могут специально посещать передачи, чтобы наносить урон имиджу и благосостояний телекомпаний. По мнению экспертов, если уж запрещать – то учитывать и общественные места, и образовательные учреждения и просторы Интернета. Понятно дело, что это попросту невозможно.

Глава президентского СПЧ Михаил Федотов: "Я вовсе не сторонник матерщины в СМИ и, наоборот, резкий противник, но нужно понимать, в каких случаях эффективен закон, а в каких — другие способы регулирования: профессиональная этика, культура, общественное осуждение. Нужно заниматься воспитанием цивилизованной культуры, а действовать запретами — смешно. Судя по тем идеям, которые витают, было бы верно принять один закон: об усилении уголовной и административной ответственности за все, чтобы не мелочиться". Он добавил, что ему "даже интересно посмотреть, как будут конфисковывать сайт или телепередачу, которая идет в прямом эфире". И по сути, Федотов прав. Подробности реализации Железняк не раскрывает, однако не стоит забывать, сколько «дешевых» политических очков прибавит ему данный законопроект.

Вторым вопросом, который поднял все тот же Железняк – это стрельба в неположенном месте, безусловно ставший актуальным после «кавказской свадьбы». Депутат предложил штрафовать за стрельбу в неположенном месте до 50 тыс. рублей, с конфискацией оружия и лишением права на ношение оружия - от 3 до 5 лет, а также арестом – до 15 суток. Что ж с этой инициативой все же меньше вопросов, только если вы не решите произвести пару выстрелов и сказать пару «крепких фраз» в прямом эфире!

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья