Moscow-Post RSS
24 Апреля 2018
 

Дело судей Игоря Изместьева

Каждый год «пробуксовки» реформы отечественной правовой системы ломает жизнь многим вполне законопослушным россиянам, раз и навсегда лишая их возможности когда-либо выйти на свободу. Причем, как показывает пример скандального процесса бывшего члена Совета Федерации Игоря Изместьева, приговоренного к пожизненному заключению, попасть в жернова сфабрикованного обвинения может каждый, вне зависимости от социального положения/

Дело судей Игоря Изместьева

Судебный процесс Изместьева вполне заслуживает эпитета «показательный». Казалось, что следствие долго листало Уголовный кодекс, примеряя к политику ту или иную статью. Вначале сенатора заподозрили в уклонении от уплаты налогов. Затем, его попробовали уличить в даче взятки. И уж потом Изместьева обвинили в организации серии заказных убийств, покушений и терактов. А именно, по мнению Генпрокуратуры, осенью 2003 года член Совета Федерации, политический союзник и деловой партнер семьи президента Башкортостана неожиданно и беспричинно решил «дестабилизировать обстановку». А потому, устроил взрыв автомобиля охраны Урала Рахимова, и готовился таким же образом уничтожить офис сына главы республики.

Методы следствия вполне соответствовали абсурдности обвинения. Игорь Изместьев, в нарушении норм международного законодательства, был фактически похищен агентами российских спецслужб в киргизском аэропорту «Манас». Вскоре, вопреки законам независимого Кыргызстана, политика вывезли в печально известную «Бутырку». За первый, без малого, год тюремного заключения следователи так и не удосужились его допросить. Обращения и жалобы тюремное начальство откровенно игнорировало. А в ходе судебного процесса выяснилось, что бывшего парламентария всерьез готовят к пресловутой «высшей мере».

В чем именно провинился сенатор перед республиканской властью, неясно даже его защитникам. Тем не менее, государственный обвинитель сделал все, чтобы материалы дела не попали в прессу. Засекретили дело Изместьева по настоятельному требованию прокуратуры. В заключении Независимого экспертно-правового совета такой прием сочтен незаконным. Ведь, как утверждают эксперты, «…если даже если допустить, что уголовное дело в отношении Изместьева И.В. поступило в Мосгорсуд с грифом «совершенно секретно» по причине того, что в материалах дела содержалось несколько документов с соответствующим грифом секретности, само по себе одно лишь наличие такой информации в уголовном деле автоматически не влечёт необходимость удаления публики».

Тем временем, даже в условиях информационной блокады коллегия присяжных вела себя независимо. Рядовые граждане плохо понимали прокурорское «надо». Зато прекрасно видили из материалов делп, что никакого повода для покушений у сенатора не было, убийств он не заказывал, а взорвать дом Урала Рахимова Изместьев не мог по причине тщательной охраны его территории. Присяжные склонялись к оправдательному вердикту. В ответ, судебная система разыграла классическую «двухходовку», безмерно затянув процесс, а в мае 2010 года распустив коллегию присяжных по причине того, что в ее составе осталось 11, а не 12 человек. Заново дело Изместьева разбирали быстро, без либеральных новаций, тесным коллективом прокуроров и судей. Причем, по мнению Независимого экспертно-правового совета, совершенно неправомерно, так как «…если до вступления в силу закона об исключении суда присяжных для обвиняемых в терроре судом уже принято решение о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей, то дело подлежит рассмотрению именно таким составом суда». А значит, уже по этой причине вынесенный сенатору пожизненный приговор подлежит немедленной отмене. Причем, как отмечают правоведы, у Верховного суда есть все основания исправить ошибку уже 13 октября, на заседании, посвященном рассмотрению дела Изместьева.

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика