Moscow-Post RSS
10 Декабря 2016

«Махинаторы» из Росимущества

Чиновники Росимущества набили руку на стирании границ между государственным имуществом и своим на десятки миллиардов

«Махинаторы» из Росимущества

Профессия Родину расхищать

За неделю до Нового года Тверской суд Москвы санкционировал арест бывшего руководителя территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) по Москве Анатолия Шестерюка. Его подозревают в мошенничестве на 10 миллиардов рублей. СМИ уже достаточно подробно описали схемы хищения государственного имущества с участием чиновника. В то же время эксперты отмечают, что предугадать дальнейшее развитие событий в этом деле сейчас практически невозможно. В силу, прежде всего, двух обстоятельств. С одной стороны из-за биографии Шестерюка – он однокурсник президента РФ Владимира Путина и Главы СКР РФ Александра Бастрыкина, с другой стороны – из-за того, что за фигурой Шестерюк скрываются интересы целой сети не менее крупных дельцов из Росимущества. Вменяемые Шестерюку преступления, тот не мог совершить незаметно от заместителя руководителя Росимущества, ведающего вопросами продажи госсобственности, Валерия Белого. Процедура просто не позволяет.

Масштабы хищений государственного имущества в этом ведомстве могут оказаться сопоставимыми с масштабами воровства в системах Минсельхоза и Минобороны. Белый и Шестерюк – члены одной старой проверенной команды и в системе имущественного ведомства – практически одновременно переехали из Санкт-Петербурга в Москву, практически одновременно получили благоустроенное жилье в Москве (не служебное жилье, а благоустроенные квартиры в собственность) и карьеру тут начинали фактически тоже вместе – оба работали в управлении высвобождаемого военного имущества (ВВИ), где Шестерюк был начальником, а Белый – его замом. Еще во времена совместной работы на ниве распродажи ВВИ Белый и Шестерюк набили руку на реализации схем, в результате которых недополученные государством средства от распродаваемых ресурсов оседали на счетах коммерческих структур. Эти операции даже привлекли потом внимание аудиторов Счетной палаты России, у которой к чиновникам возникла масса серьезных претензий и вопросов.

В 2004 году Генеральный штаб принял решение оптимизировать аэродромную сеть Вооруженных Сил России и исключить из ее состава 100 аэродромов с искусственным и грунтовым покрытием. Инициаторы этой акции исходили из данных маркетинговых исследований РФФИ, которые говорили о наличии значительного коммерческого спроса на аэродромные комплексы, причем с сохранением их функционального назначения.

Однако на практике распродажа аэродромов началась не в комплексе, а по частям. Так, взлетно-посадочная полоса аэродрома «Коса» на Балтийской косе Калининградской области были разобраны, а дорогостоящие плиты аэродромного покрытия проданы коммерческим структурам. Без взлетно-посадочной полосы здания и сооружения инженерной инфраструктуры многократно снижают свою коммерческую привлекательность. Принцип распродажи по частям стал одной из причин того, что из 975 объектов недвижимого в Сибири к списанию было предложено – 765. Выведен из эксплуатации комплекс зданий и инженерных сооружений базы хранения боевых железнодорожных ракет РВСН Минобороны так и остался бесхозным, часть объектов разграблена, а инженерные сети пришли в негодность.

Чиновники Росимущества набили руку на стирании границ между государственным имуществом и своим на десятки миллиардов

Аналогичных нарушений Счетная палата выявила множество. Однако внутриведомственная система круговой поруки при наличии серьезной «крыши» (оба чиновника – выходцы из Санкт-Петербурга) позволили этим воротилам Росимущества избежать неприятностей в связи с претензиями Счетной палаты и даже пойти на повышение. Шестерюк вскоре возглавил московское управление Росимущества, а Белый сначала дослужился до начальника управления реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, а затем и вовсе до зампреда Росимущества.

Темные оттенки Белого

Являясь одним из старожилов ведомства и курируя реализацию федерального имущества, имущества, изъятого в собственность РФ, а также взаимодействие с территориальными управлениями Росимущества, Валерий Белый фактически организовал теневую корпорацию по торговле изъятым у граждан и коммерческих структур материальными ценностями. Непрозрачность механизмов оценки и реализации позволяют чиновникам Росимущества при поддержке Службы судебных приставов осуществлять схемы по перепродаже имущества через узкий круг дружественных компаний. По схемам, аналогичным схемам хищений в Министерстве обороны. Как правило, товар оценивается в несколько раз дешевле реальной стоимости, но продается по рыночной цене. Фактически налицо так называемое товарное рейдерство. Этот "бизнес" строится по такой схеме: арест имущества, его оценка, продажа дружественным коммерческим структурам по существенно, порой многократно заниженной цене и, наконец, реализация имущества уже по рыночным ценам.

За годы, проведенные в «имущественном ведомстве», Валерий Белый прославился целым рядом «революционных» инициатив, формирующих правила игры в сфере сбыта арестованного и конфискованного имущества. Именно г-н Белый предложил передать право продавать так называемое малоценное имущество (рыночной стоимостью до 30 тыс. руб.), за исключением ценных бумаг, предметов старины и искусства, непосредственно судебные приставы. Именно Валерий Белый был главным лоббистом того, чтобы РФФИ от государства «добро» на стопроцентное уничтожение всех контрафактных пиратских товаров, включая бытовую технику, компьютеры, мобильные телефоны и черную икру. А ведь реализация конфискованного имущества, подлежащего уничтожению, это один из самых доходных видов нелегального бизнеса, связанного с контрафактом.

Наконец, именно Белый всегда выступал против публикации информации о выставляемого на продажу имущества в больших СМИ. И действительно, зачем создавать конкуренцию на тихом, почти домашнем рынке, где все игроки – это проверенные и дружественные чиновникам Росимущества, судебным приставам и «крышующим» их чекистам коммерсанты. Случайных участников в этом закрытом клубе практически нет.

Барыги федерального масштаба

Именно под руководством Валерия Белого реализация конфиската силами имущественного ведомства и судебных приставов превратилась в доходнейший бизнес, где государству перепадали только крохи.

Так, СМИ сообщали, как главное управление Федеральной службы судебных приставов (ФССП) вместе с РФФИ продавали нескольким коммерческим фирмам товары за бесценок. Обычно продажу некрупного имущества РФФИ (после преобразования – Росимущество) перепоручает поверенным, а крупные лоты реализует самостоятельно.

Так, реализацией конфискованного имущества занимался комиссионный магазин под патронатом ФССП. Оценщики, работавшие с управлением, объясняли бросовые цены поношенностью имущества и ограниченными сроками распродажи.

Например, наиболее крупный на тот период поверенный - ООО "Межрегиональный правовой центр фонда "Антитеррор" (четыре лота). "Антитеррор" продал четыре вида оргтехники за 170 руб., восемь позиций оргтехники и мебели за 420 руб. Через поверенного "Экон+" можно было приобрести микроавтобус Mercedes Benz 412 неуказанного года выпуска за 20 000 руб. За 61 951 руб. продавались 216 пар обуви, а 139 наименований офисной техники и мебели - за 23 350 руб.

Сам РФФИ расставался с автомобилем Rover 414SI 1993 года выпуска за 5951 руб., телевизором Thomson за 300 руб., а с DVD-проигрывателем и телевизором неуказанной марки - всего за 100 руб.

За год до этого широкую известность получила история с продажей конфискованных мобильных телефонов по бросовым ценам. Судя по поручениям РФФИ, телефон Lart тогда можно было купить за 5 руб. 16 коп., Philips - за 55 руб. 53 коп., МР3-плеер Iriver - за 172 руб. 95 коп., фотоаппарат Rover Shot - за 291 руб. 55 коп., а сумку для телефона "Евросеть" - за 3 руб. 97 коп.

Как поясняют эксперты, сами приставы и чиновники РФФИ ничего не оценивают, но у них есть доверенные оценщики, расположенные по несуществующим адресам и без активов, с которых ничего не взыщешь, поэтому оценки могут быть в 10-20 раз ниже реальной стоимости имущества. Объявления о реализации публикуются в местных СМИ, но найти их, а тем более успеть первыми сложно, если вам об этом не рассказал сотрудник службы приставов, объясняют специалисты.

После того, как журналисты раскопали множество случаев распродажи за бесценок арестованного и конфискованного имущества у г-на Белого возникли неприятности с правоохранительными органами. При этом представители Главного управления МВД по Центральному федеральному округу (ГУ МВД по ЦФО) достаточно подробно рассказали суть происходящего -- что в начале июня было возбуждено уголовное дело по ст.160-4 (присвоение или растрата в особо крупном размере) в связи с незаконной распродажей арестованного имущества, в котором оказались замешаны ответственные чины РФФИ. Сначала были арестованы два человека, представители коммерческих структур, через которых и удалось впоследствии выйти на должностных лиц непосредственно указанного фонда. В РФФИ прошли обыски, а Белый был допрошен, как один из фигурантов уголовного дела, однако, тогда вмешательства «крыши» из ФСБ позволило чиновнику в последний момент выйти сухим из воды. Как говорят источники, близкие к расследованию, что сверху поступила команда «не трогать Белого» поступила буквально на флажке, когда все уже было готово для задержания и предъявления чиновнику обвинений.

И вновь чиновник не просто избежал уголовного преследования, но и пошел на повышение.

Беспризорное Росимущество

Все это оказалось возможным, благодаря тому, что в течение последнего десятилетия Росимущество как наследник РФФИ фактически превратилось в закрытый клуб, усиленный сотрудниками спецслужб, верхушка которого связана между собой круговой порукой и фактически неподконтрольна руководителю-новичку Ольге Дергуновой. Не случайно ведь, эксперты отмечают, что г-жа Дергунова пока крайне неуверенно чувствует себя в Росимуществе и хотела бы привлечь туда людей «со стороны», способных помочь ей с реформированием ведомства. Видимо, именно по этой причине глава ведомства старается «разбавить» чиновников-старожилов новыми кадрами. В этом ключе, очевидно, следует рассматривать недавние кадровые назначения – нового заместителя руководителя Росимущества, приглашение в ведомства сына руководителя Службы внешней разведки Михаила Фрадкова. Похоже, никому из старой команды Дергунова просто не может доверять, тем более, что сама она на Варварке, где находится комплекс зданий Росимущества, практически не бывает, - как заместитель министра экономического развития она вынуждена проводить большую часть времени в офисе Минэкономики на Маяковке.

А пока в Роскомимуществе правит коррупционный союз «меча и орала», состоящий с одной стороны из таких чиновников как Белый и Шестерюк, с другой – из непонятно какие функции выполняющих прикомандированных сотрудников ФСБ, получающих по две зарплаты (на Лубянке и на Варварке) и имеющих долю с серых схем. Давно ведь известно, что этот вид «бизнеса» чиновников Росимущества «крышуется» управлением «К» ФСБ РФ.

При этом бенефициарами серых схем, помимо собственно чиновников Росимущества являются так называемые прикомандированные сотрудники ФСБ. Институт прикомандированных сотрудников (как их раньше называли «офицеры действующего резерва») существует еще с советских времен. Это люди, которые на самом деле продолжают служить в ФСБ, но под видом отставников занимают посты в руководстве различных госкорпораций, министерств, ведомств, различных организаций, имеющих стратегическое значение. Система эта выстраивалась для защиты в контрразведывательных целях, для защиты государственных интересов в организациях и предприятиях, имеющих стратегическое значение. Однако в современных условиях этот институт полностью изжил себя, а сами прикомандированные все больше работают на собственный карман, а не на государство.

Источник: vasilcuk.blogspot.ru

Данный материал перепечатан с сайта www.stringer-news.com

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья