Moscow-Post RSS
17 Декабря 2017

Этапы небоевого пути генерала Переслегина

Несколько месяцев назад стали известны планы начальника Генштаба Николая Макарова сделать своим преемником начальника штаба Южного военного округа Николая Переслегина, о чем мы уже писали .

Этапы небоевого пути генерала Переслегина

В связи с тем, что кандидатура Переслегина, мягко говоря, вызывает много вопросов, как в военной среде, так и в политическом руководстве страны, пресс-служба Южного военного округа развернула информационную кампанию, живописующую его боевые подвиги. К этому процессу ей удалось подключить даже заслуженного и пользующегося большим уважением в армии генерал-полковника запаса, Героя России Владимира Булгакова, который, в частности, пишет: «...генерал-лейтенант Переслегин грамотный, трудолюбивый, обладающий большой работоспособностью, хороший организатор, строгий, требовательный, вникающий во все мелочи армейской службы и надёжный человек... О том, как генерал Переслегин выполнял свой воинский долг, красноречиво говорят боевые награды (подчёркиваю - именно боевые!): ордена «Мужества», «За военные заслуги» и медаль ордена «За заслуги перед Отечеством», а также наградное именное оружие. Я бы с ним в разведку пошёл, и не один раз»

Что побудило боевого генерала написать столь лестные слова о паркетном генерале Переслегине, неизвестно. Мы же решили подробно разобраться, насколько «боевой» и безупречной является биография Николая Переслегина.

Итак, Николай Николаевич Переслегин родился 7 октября 1958 года в поселке Великайма Ульяновской области, в «простой советской семье». Отец - начальник железнодорожной станции г. Димитровграда, мать - старший инженер отдела рабочего снабжения одной из димитровградских организаций. Сразу после школы поступил в Ульяновское танковое училище, которое и закончил в 1979 году. Службу начал командиром танкового взвода на Дальнем Востоке – в 123-й дивизии 5-й Армии.

В 1984 году Переслегин был направлен в Закавказский военный округ, где стал командиром танковой роты. Закавказский военный округ образца 1984 года, в который входили, в частности, Армения и Азербайджан, можно охарактеризовать одним словом: «курорт». Попасть туда для молодого офицера считалось за счастье. Как именно попал туда Переслегин, неизвестно, но обычно, чтобы через 5 лет после окончания училища уехать из ДальВО в ЗакВО, надо было либо иметь заведомо «волосатую лапу», либо проявить знание всех тонкостей души своего командира, а, обычно, еще и смазать струны этой души.

Так или иначе, но Переслегин оказался в азербайджанском Кировабаде (ныне это город Гянджа), где и принял под командование танковую роту в августе 1984 года. Уже в апреле 1985 года он стал начальником штаба батальона-заместителем командира батальона – также в Азербайджане, но уже в городе Нахичевань. А менее чем через год – в марте 1986 года стал уже командиром батальона.

Запомним эту дату и эту должность. Ведь после этого много лет Переслегина в войска на командные должности не назначали. И опыт командира танкового батальона (если можно назвать опытом пребывание в этой должности чуть более года, с марта 1986 по август 1987) – это, по сути, единственный реальный опыт командования в войсках, который у Переслегина есть.

В это время перестройка шла уже полным ходом, и Азербайджан стремительно превращался из курорта в место, мягко говоря, не совсем благоприятное для проживания офицеров Советской армии – по сути, в одну из «горячих точек». И тогда «героический офицер» Переслегин… сбежал оттуда.

В его послужном списке это называется красиво: «Стал слушателем Академии бронетанковых войск». Но есть в этой, так приспособленчески верно возникшей тяге Переслегина к знаниям, моменты, которые бросаются в глаза опытным военным. Во-первых, среднестатистический советский комбат мог попасть в Академию только через два года службы в этой должности. А Переслегин умудрился сделать это через год. Во-вторых, по-настоящему сильного комбата не отпускали в Академию все три года, а не два – потому что хороший комбат представляет большую ценность для командования. Кто же попадал в Академию с опережением графика, как Переслегин? А как раз те офицеры, от которых командование стремилось избавиться. Уволить молодых «офицеров-раздолбаев», как их называли в армии, было практически невозможно, и когда заниматься их воспитанием командованию совсем надоедало – оно стремилось отправить эти «дарования» в Академию. Похоже, как раз к таким «дарованиям», от которых командиры спешат избавиться, относился и Переслегин.

Интересен и еще один момент. По сложившейся традиции, после Академии перспективных выпускников отправляли в войска – на должность командира полка, а «придурков», которым полк доверить нельзя - на штабную работу. По месту службы выпускника Академии можно было безошибочно понять – кто он: перспективный офицер или, так сказать, «отстой». Безусловно, и в штабах служили талантливые офицеры, окончившие Академию, но такие люди шли в штаб, во-первых, уже после командования полком, а, во-вторых, не на должности операторов, а на должность начальника штаба.

Так вот, Переслегин, закончив в 1990 году Академию, оказался на той самой «штабной работе» - в оперативном отделе 6-й Гвардейской мотострелковой дивизии в Северной группе войск (место, кстати, тоже «блатное», так как СГВ дислоцировалась в Польше – хоть и «социалистической», но все же «загранице»).

Кстати, не надо путать похожих лишь по звучанию «оперативников» полиции и «операторов» в армии. Полицейские оперативники – это реальные служаки, на которых и держится работа по поимке преступников и добыванию доказательств. А армейские «операторы» в штабах – это люди, которые, главным образом, рисуют карты, раскладывают их на учениях, носят телефоны за командиром, готовят доклады по теме и плану, которые им дают сверху. В общем, «паркетная» работа.

На командную должность (должность командира полка) выпускника Академии Переслегина не поставили – значит, он оказался не способен командовать. Отметим, что его все же «попробовали» на более простой армейской командной работе – в качестве командира батальона 76 гвардейского полка Северной группы войск. Этот «эксперимент» продлился всего 3 месяца, после чего наш «герой» был с командования батальоном снят, и окончательно водворен в «штабные».

В 1992 году Переслегин опять покинул «приятные края» - на этот раз, в связи с передислокацией в Московский округ. Заметим - снова попал не в Тьмутаракань, а в комфортное и престижное место. Московский округ - это еще не "Арбатский", конечно, но тоже не ЗабВО. В московском округе войсковую должность ему также не доверили и оставили на штабной работе. Там он несколько подрос, и, помимо «перекладывания бумажек», стал ездить проверяющим в войска, по отдельным поручениям командира.

В ноябре 1994 года Переслегин был назначен начальником штаба 166 бригады Московского военного округа. А 1 декабря того же года российская авиация нанесла первый удар по аэродромам Калиновская и Ханкала, выведя из строя все самолёты, находившиеся в распоряжении сепаратистов. 11 декабря на территорию Чечни вступили сухопутные силы российской армии. Началась Первая Чеченская война.

166-я бригада, в которой служил Переслегин, была направлена на Кавказ, где участвовала в боях практически с самого начала войны. Казалось бы, начальник штаба бригады Переслегин должен был оказаться в самой гуще событий и показать свой героизм и боевую выучку в полной мере. Ведь, где, как не там, это можно сделать? Но Переслегин… на войну с бригадой, можно сказать, и не поехал. Точнее, поехал, но оказался настолько «ценным» офицером, что очень быстро с передовой был отправлен в тыл.

В личном деле Переслегина зафиксированы убийственные для него, но упрямые факты, тщательно им скрываемые: он был в Чечне ровно два раза, в краткосрочных командировках. Первый раз – с 26 января по 31 мая 1995 года. Второй раз – через год, с 23 апреля по 3 октября 1996 года. Напомним, что весной 1996 года боевых действий, по сути, не было, а были отдельные стычки. А 31 августа 1996 года были подписаны Хасавьюртские соглашения, после чего войска стали выводиться с территории Чечни. Стало быть, вторая командировка – когда командование 166 бригады рискнуло вернуть в Чечню Переслегина – это, по сути, была задача вывести бригаду, а Переслегин, выходит, «героически» обеспечивал подсчет портянок и табуреток, их правильную упаковку и маркировку.

А что же целый год – с весны 1995 по весну 1996 года делал в Москве Переслегин, когда его бригада вела боевые действия? Почему начальник штаба 166 бригады находился в глубоком тылу в то время, когда сама бригада была в гуще боевых сражений?

Люди, хорошо знающие эту тему, говорят примерно так: «Переслегин относится к категории «тупых выскочек». Люди этой породы постоянно хотят выделиться, но не имеют для этого ни знаний, ни умений. Такой начштаба, как Переслегин, в условиях войны, готовит одну операцию бредовее другой - и добивается их реализации. В результате, гибнут солдаты и офицеры – ведь «гениальные» операции таких штабистов вовсе не предусматривают их личного участия и тем более поступков, в духе: «Делай как я!». Сами они отсиживаются в теплых и охраняемых штабах, а умирать, во славу себя и своей карьеры, предоставляют другим. Поэтому грамотные командиры таким переслегиным обычно говорят: «На тебе орден, идиот, только вали отсюда и не пытайся воевать. С тобой ни людей не сохранишь, ни задачу не выполнишь». И Переслегина отправили в тыл - чтобы он занимался обеспечением, ведь бригада несла потери, нуждалась в пополнении и личным составом, и материально-техническом обеспечении. И вот именно такое безопасное для солдат дело подобным переслегиным и поручали – главное, чтобы не вредили».

Только вдумайтесь в этот удивительный факт: начальник штаба воюющей бригады, фактически, исполняет обязанности интенданта в глубоком тылу - и о "боевых" качествах Переслегина вам все станет ясно.

История «Переслегин и Чеченская война» или «Начштаба, пересидевший войну вдали от бригады» - это уникальный случай для армии. До какой же степени надо быть опасным для своих солдат, а не для врагов, чтобы начальника штаба – человека, который должен быть рядом с командиром, и готов заменить его, в случае чего, отправили в глубокий тыл - лишь бы не мешал и не множил потери личного состава, чтобы выслужиться?

Не менее любопытны и награды Переслегина за Чеченскую войну. Да, да, награды у нашего «героя» за это тоже есть. Даже две. Первая – за первую краткосрочную командировку. То есть за тот период, когда, теоретически, Переслегин все же мог проявить какое-то мужество или даже героизм. 15 сентября 1995 года он был награжден орденом «За военные заслуги». Это вообще не «героическая» награда. Орденом «За военные заслуги» награждены едва ли не все офицеры от подполковника и выше. Для его получения обычно надо прослужить около 10 лет. Это, по сути, эквивалент советской награды «За службу в Вооруженных Силах СССР».

Но – что есть, то есть. Обычно награды такого рода оформляются 4-6 месяцев, так что орден, полученный в сентябре за майскую командировку – это вполне нормальные сроки.

А вот за вторую командировку (в Чечню, в которой заканчивались боевые действия ) Переслегин получил одну из наиболее уважаемых наград – Орден Мужества. Тоже в нормальные для таких наград сроки – 29 января 1997 года. Что ж, мужественно посчитать табуретки при выводе бригады – это тоже, наверное, поступок... Потому что других «героических» его поступков того времени за ним не числится.

Награды Переслегин, что тоже характерно, получал не в Группировке войск в Чечне, а в Москве. Примечательно, что многие офицеры Северо-Кавказского военного округа, провоевавшие в Чечне 2-3 года, зачастую, вообще не имеют наград. А вот те, кто приезжал в краткосрочную командировку (в особенности – «штабные» и кадровики) – оказались увешанными орденами. Про этих щелкоперов боевые офицеры так и говорили: «Приехали за орденами и наградными пистолетами».

Те, кто воевал в составе Северо-Кавказского округа, награждались Орденом Мужества только при выполнении двух условий: получения ранения, и при этом – выполнения боевого задания. Переслегин же не выполнял боевых заданий, так как войска ему не доверяли, и никаких ранений за свою краткосрочную командировку в Чечню он не получал. За что и как получил столь высокую боевую награду Переслегин, по сути, заехавший в практически не воюющую Чечню, чтобы собрать вещи бригады – до сих пор загадка. Учитывая повадки краткосрочно командированных в Чечню, ее разгадка отыщется, скорее, в плоскости паркетных игр, нежели ратных подвигов.

Еще более странно, что почти всю войну в Чечне, исполняющим обязанности начштаба 166 бригады (и это при наличии начштаба Переслегина!) был Сергей Юдин, ныне генерал-майор. Юдин отличился в той войне, и поэтому его назначили в 1996 году командиром 245 мотострелкового полка. Сергей Юдин был ранен и получил два ордена Мужества. Пример Юдина показывает, что кто хотел и мог воевать – того за портянками в Москву не отправляли, а напротив, продвигали со штабных на войсковые должности, с повышением.

И вот Юдин - реальный боевой офицер и участник событий всех тех времен,- как и многие другие боевые офицеры, был фактически уничтожен начальником Генштаба Николаем Макаровым, ненавидящим всех офицеров, имеющих реальный боевой опыт. При начальнике Генштаба Балуевском, Юдин был назначен Командующим 20-Армией. А при Макарове Юдину предложили или уволиться, или занять более низкую должность замначальника штаба Западного военного округа.

Отметим, что тогда генерал Владимир Булгаков, поющий ныне дифирамбы Переслегину, ни слова не сказал в защиту боевого офицера Юдина, хотя прекрасно был осведомлен о ситуации.

Не вступился Булгаков и за генерала Анатолия Хрулева – героя войны с Грузией, которого сняли с должности, потому что он не угодил Макарову. Хрулев не сидел в штабе во Владикавказе, а действовал в первом эшелоне и в передовых колоннах – тем самым, личным примером увлекая за собой вверенную ему 58-ю армию, был тяжело ранен, и, будучи тяжело раненым, несколько часов продолжал руководить армией, пока не потерял сознание из-за кровопотери. Когда Макаров снимал Хрулева, Булгаков промолчал.

Промолчал генерал Булгаков и при увольнении командующего Северо-Кавказским военным округом Сергея Афанасьевича Макарова (однофамильца начальника Генштаба) - также героя войны с Грузией, кстати, так и не получившего Звезду Героя, хотя более чем этого достоин.

Именно Командующий Северо-Кавказским военным округом Сергей Афанасьевич Макаров непосредственно руководил боевыми действиями в Грузинской войне 2008 года, и является ее настоящим героем-победителем. Бойцы Северо-Кавказского округа прямо говорят: «Если бы не наш командующий, то мы бы не победили в этой войне. Мы шли и верили в него, поэтому и победили». Сергей Афанасьевич Макаров пользовался и пользуется колоссальным авторитетом у солдат и офицеров Северо-Кавказского военного округа. И в Первой и во Второй Чеченской кампании Сергей Афанасьевич Макаров участвовал с первого до последнего дня.

Не встал Булгаков и на защиту командующего Западным округом Аркадия Бахина – боевого генерала, командовавшего Горной группировкой войск в Чечне, и также прошедшего обе Чеченских кампании от начала до конца – когда того заставили писать рапорт на увольнение – чтобы расчистить путь макаровскому «преемнику» Переслегину.

Ни об одном из этих выдающихся людей, которые действительно воевали бок о бок с Булгаковым – Анатолии Хрулеве, Сергее Афанасьевиче Макарове, Аркадии Бахине, Сергее Юдине, генерал Булгаков не сказал ни слова, даже тогда, когда их жестоко и совершенно незаслуженно шельмовали.

Зато Булгаков активно высказался в поддержку Николая Переслегина - человека, которого тащит наверх начальник генерального штаба Макаров. И это, несмотря на то, что Переслегин всей своей службой доказал, что никогда не входил и не сможет войти в состав офицеров, реально проливавших кровь и рисковавших жизнью за Россию. Судя по всему, Булгаков просто подписался под словами каких-то пиарщиков Переслегина, пытающихся откровенно врать, в угоду своему патрону, или же попал в настолько тяжелые жизненные обстоятельства, что зависимость от благоволения Макарова и продвигаемого им наверх Переслегина, к сожалению, стала для генерала доминирующей силой. Хотя, конечно, не хочется верить, что офицерская честь стала разменной монетой.

Ну а, тем временем, штабная карьера Переслегина продолжала развиваться вполне успешно. До 11 января 1999 года он был начальником штаба бригады, а затем, после ее реформирования в 70-ю БХВТ (Базу хранения вооружений и техники, т.е. в военный склад), остался там – тем же начштаба. Это некоторое понижение, альтернативой которому, будь Переслегин компетентным командиром, могло бы стать назначение на Дальний Восток или на Кавказ – в войска. Переслегин вполне мог попроситься в войска, и нет сомнений, что его просьбы была бы удовлетворена. Но Переслегин предпочел остаться служить на складе, поближе к Москве.

Склад в тылу оказался истинным призванием Переслегина. Его бывшие сослуживцы рассказывали, что лучшей бани, рыбалки и «поляны» для начальства в Московском округе было не сыскать. Отзывчивые к просьбам начальства телефонистки, по воспоминаниям тех же сослуживцев, были всегда готовы скрасить отдых приезжающего в БХВТ начальства. И скрашивали. Одним из самых частых визитеров и ценителей этого направления деятельности БХВТ, как они говорят, был как раз Николай Макаров.

В 2003 году генерал Макаров, служивший тогда начальником штаба Московского военного округа, и к этому времени успевший тесно подружиться с Переслегиным, получил повышение – должность командующего Сибирским военным округом. И предложил Переслегину переехать вместе с ним – командиром мотострелковой дивизии. Причем – кадрированной, «завалить» которую, даже при отсутствии соответствующего опыта, практически невозможно. Переслегин с радостью согласился, после чего в его карьере начали происходить подлинные чудеса.

В 2005 году Переслегин поступает в Академию Генштаба – из кадрированной дивизии (чего практически не бывает, берут обычно командиров развернутой дивизии) и в возрасте 47 лет (чего тоже обычно не бывает – в Академию Генштаба берут комдивов только в возрасте до 44 лет, так как, в противном случае, человек просто не успевает с отдачей отслужить Родине, до достижения предельного возраста).

В 2007 году Переслегин, после окончания Академии, становится заместителем командующего 5-й армией, а уже в 2008 году, перепрыгнув сразу должности и Начальника штаба армии, и Командующего армией, назначается заместителем начальника Главного оперативного управления (ГОУ). А в апреле 2010 года Переслегин становится начальником штаба-первым заместителем командующего округом. Для любого, понимающего в армейской иерархии, такая череда назначений представляется попросту невозможной. Потому что перейти от тактического уровня к стратегическому, минуя оперативный уровень, а затем с офицера-оператора стратегического уровня уйти, минуя армейское звено управления, сразу на Первого заместителя Командующего стратегической группировкой – это полный абсурд, «такого не бывает». Но с Переслегиным произошло именно это. Как – ведомо лишь ему, да Макарову.

Такова реальная биография человека, который, возможно, станет начальником Генштаба после Макарова. Читателю сего самому предлагается делать выводы – какова после этого будет боеспособность российской армии. И как реальные факты сочетаются с филиппиками генерала Булгакова в адрес Переслегина.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья