Moscow-Post RSS
21 Ноября 2018
 

"Горячая койка" от министра Скворцовой

В рамках очередного правительственного часа министр здравоохранения Вероника Скворцова рассказала о новой Национальной программе по борьбе с раком. Министр заявила, что над проектом работали 60 специалистов. Программа почти создана. Но будет ли от нее польза?

"Горячая  койка" от министра Скворцовой

Но в каждой избушке, как известно, свои погремушки. Особенная избушка с погремушками для России и россиян - Министерство здравоохранения, поскольку давно известно - здоровье в аптеке не купишь. Известно также и то, что в России сегодня -запредельный рост онкологии. Цифры потрясают: ежедневно(!) 1250 человек в России заболевают раком. В течение года – более 450 тысяч. На диспансерном учете сегодня состоит более 2,5 млн. человек. А сколько не состоит? Об этом молчит министр Скворцова! В ее работе и программе разбирался корреспондент The Moscow Post.

Но Министерство здравоохранения РФ знает, как спасти ситуацию. Перелом в лечении раков ожидается с массовым внедрением протонной терапии. Но вот о стоимости лечения министр Скворцова почему-то опять скромно помалкивает. Центр протонной терапии, недавно открывшийся в Санкт-Петербурге, сообщает что лечение стоит ОТ 1 млн. 800 тысяч рублей.

Получается, что эта избушка с погремушками снова печется в первую голову о богатых? Откуда у инженера или учителя такие "бабки"? И не потому ли Минздрав продолжает закрывать больницы регионах страны? Каждый год в Российской Федерации, начиная с 2000 года, закрывается, в среднем 350 больниц.

Тогда откуда быть здоровью, госпожа Скворцова? И откуда народу брать деньги на такое изысканное лечение?

Пой, ласточка, пой!

Но вот из выступления министра Скворцовой стало известно, что борьба с онкологическими заболеваниями в России будет включать в себя аж три части. Во-первых, это подготовка квалифицированных кадров, в том числе и мотивация врачей на повышенную настороженность, необходимую для выявления рака.

Во-вторых, в стране появятся амбулаторные службы. Эти службы за 2 недели обследований должны будут поставить верный диагноз. В-третьих, в России должны быть созданы межрайонные и межрегиональные онкологические центры с самым современным оснащением, в том числе активными горячими радионуклидными койками.

Но если каждый год "под нож" идут в среднем 350 больниц, то на каких базах тогда собираются располагаться новые онкоцентры? Огромные проблемы есть и со специалистами, с теми же радиофизиками и радиохимиками. Как будет решаться кадровый голод?

Протон в народ не пойдет

Но что же такое протонная терапия? И почему за протоны так ухватилась министр Скворцова?

- Протоны – положительно заряженные элементарные частицы, - рассказывает врач- онколог Александр Ларин. - В отличие от фотонной или радиотерапии протонный метод лучевой терапии считается более избирательным, т.е. воздействует на клетки опухоли и почти не воздействует на те здоровые ткани, через которые проходит протонный пучок. Протонная терапия - самое современное средство лечения рака. И еще это высокая вероятность полной эрадикации (уничтожения) опухолевых клеток .

Сегодня в России есть несколько установок для протонной терапии. Центр протонной терапии работает в Дубне на базе Объединенного института ядерных исследований. В Москве он действует на базе Института теоретической экспериментальной физики. Еще один Центр протонной терапии работает в Российском научном центре радиологии и хирургических технологий, расположенном в Гатчине (Ленинградская область). 2 из 3 установок находятся не в медицинских учреждениях, а в НИИ ядерной физики. И лишь одна установка находится в лечебном учреждении (протонная терапия в Петербурге).

Работают в этих центрах с относительно небольшим количеством пациентов поскольку в России гораздо меньше накоплено опыта по работе на протонных установках, чем в Европе. Из-за этого берутся не за всех пациентов. Ко всему прочему - лечение это запредельно дорогое!

- Оно остается для большинства недоступным. Ими можно восхищаться как хорошо организованными первоклассными клиниками для богатой части населения, но от массового здравоохранения они далеки. В мире сегодня действует около 50 центров лечебной протонной терапии. За все годы в них прошло лечение более 65 тысяч человек. - Рассказывает доктор медицинских наук, профессор Сергей Виноградов.

Российская статистика такова: три центра – в Москве, Дубне, Петербурге оказали помощь около 6 тыс. пациентам. Таким образом, протон пока в народ не пошел. Очень дорогое это "удовольствие"! К тому же распространение необходимой технологии сдерживается отсутствием техники. Установку для нового центра в Ульяновской области закупали в Бельгии!

"Сперли" -по традиции - 72 "лимона"?

Установку у бельгийской фирмы "IBA" купили для города Димитровграда. Тут на базе медсанчасти медико-биологического агентства начали создавать Центр протонной медицины. Первоначальная стоимость проекта была 14 млрд. рублей. Недавно она была повышена до 23 млрд. рублей. В 2013 году центр должен был принять первых больных. Сроки начала лечения перенесли на 2018 год. Потом- на 2019 -ый. Что обещает Центр протонной терапии в Димитровграде? Поликлиника – 124 800 посещений в год.

Отделение радионуклидной терапии 37 "активных" коек – 2 250 человек в год. Протонный центр – 1 200 человек в год. Отделение радионуклидной диагностики – 10 тыс. человек в год. Стационар на 312 коек.

Но тут есть такая ложка дегтя в бочке с медом: едва в Димитровграде приступили к работам на строительстве протонного центра, как СМИ сообщили об уводе 70 млн. рублей фирмой с офшорными корнями. Об этом писали "Ульяновские лица". И самоубийстве 46-летнего Дмитрия Мацука, ответственного за возведение Центра протонной терапии в Ульяновской области.

Одним из первых скептически оценил "протонную революцию" директор Института ядерной физики, академик Андрей Будкер (ныне покойный)

- С таким оружием, как циклотрон (огромный ускоритель), в народ не пойдешь. Необходимо новое "оружие", доступное всем онкологам – начиная с районной больницы, - не раз предупреждал авторитетнейший ученый.

Возвращаемся в прошлый век?

С 2005 года в России закрыли около 5 400 больниц из 10 700 лечебных учреждений. Если эти кульбиты продолжится теми же темпами, через три года в России останется всего около трех тысяч больниц: этот показатель соответствует состоянию российской медицины 1913 года. Эти данные взяты из исследования экспертов Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), подготовленный на основе данных Росстата.

Авторы исследования уточняют, что хотя о масштабной реформе здравоохранения было объявлено в 2010 году, когда Госдума приняла закон "Об обязательном медицинском страховании". Но сокращение количества стационаров и коек началась еще в 2003-2005 годах. Поэтому эксперты решили проанализировать промежуток длиной в 15 лет - начиная с 2000 года. Сильнее всего оптимизация сказалась на состоянии медицины в сельской местности: количество больничных коек сократилось на 40%. Подушевое финансирование в стране с протяженными и малонаселенными территориями приводит к деградации сельской медицины. Эксперты приводят данные о фактическом снижении финансирования медицины при номинальном росте расходов: инфляция «съедает» растущие траты.

Осенью 2014 года закрытие и сокращение финансирования больниц в Москве и Московской области вызвало массовые протесты среди медицинского персонала. Одним из последних громких скандалов, связанных с медицинскими реформами, стала реорганизация системы психиатрической помощи в столице. Известно, что вместо 16 психиатрических больниц в Москве предложили оставить 3(три). А остальные? Их предложили или реорганизовать или объединить друг с другом. Теперь хоть понятно, почему на улицах Москвы стало так много неадекватных людей...

К слову, одновременно со стационарами сократилось и число поликлиник. И сегодня в стране закрыта каждая десятая поликлиника, а нагрузка на одну поликлинику в среднем возросла со 167 до 209 человек в день. Примечательно, что в 2000 году в России было 21,3 тыс. поликлиник, в 2015 году осталось 18,6 тыс. Сегодня еще меньше - 16, 5 тыс. поликлиник.

ВАЖНО. По статистическим данным, в России ежегодно в протонной терапии нуждаются 40-50 тысяч больных. Она показана 7-8% онкологических больных. Среди детей с различными опухолями цифра достигает более 90%.

И как, каким образом Министерство здравоохранения РФ собирается делать "протонную революцию" с массовым закрытием больниц и изгнанием врачей, а также с острой нехваткой специалистов "протонного" профиля? И еще обещать россиянам "горячие радионуклидные койки"?

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика