Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Кто больше террористов поймает

Камнем преткновения между лидерами Чечни и Ингушетии стали террористы. Рамзан Кадыров в очередной раз доложил о ликвидации трех террористов на территории Ингушетии, тогда как Юнус-бек Евкуров заявил, что никакой операции не было. Об интересах глав республик в терроризме рассказывает корреспондент The Moscow Post.

Кто больше террористов поймает

Неожиданно развернулась ситуация, касающаяся взаимоотношений между Кадыровым и Евкуровым, когда глава Чечни отрапортовал о ликвидации трех боевиков на территории соседей. Тогда как глава Ингушетии заявил, что боевики погибли случайно, от взрыва, и никакой операции чеченские спецы не проводили.

«Если под спецоперацией подразумевается, что сотрудники правоохранительных органов Чечни приехали и забрали два трупа и одного раненого, то мы это подтверждаем, это соответствует действительности», - заявил Евкуров. Естественно, что подобные заявления не прошли мимо – в Грозном буквально негодовали, как посмел руководитель соседней республики отрицать непосредственную помощь в наведении порядка в ней, если сам он, по-видимому, это сделать не в состоянии.

Кадыров не преминул обвинить Евкурова в недостаточной борьбе с терроризмом. А также добавил, что глава Ингушетии даже посещает похороны боевиков.

«При этом Евкуров не наводит там уже порядок, мы его наведем в дальнейшем. Особая заинтересованность в наведении порядка здесь просто не чувствуется»,- отметил Кадыров.

Остро встал тут вопрос и о границах Чечни с Ингушетией, то что раньше руководители считали формальностью, теперь, со слов Кадырова, пришло время решить и размежеваться окончательно.

Граница между двумя республиками сложилась еще после развала Чечено-Ингушской АССР буквально случайно – по территории Малгобекского и Сунженского районов. Вопрос до сих пор оставался нерешенным.

Евкуров ответил коллеге, что у каждого свои методы борьбы, однако конкретные различия и приемы он не затруднился указать. Но стоит опираться на объективные факты, Евкуров, не смотря на то, что сам стал жертвой нападения, проводит достаточно мягкую политику по отношению к боевикам. Кроме того, силовики из Чечни вполне могли провести ту злосчастную операцию, не поставив в известность руководство соседней республики, не впервой, так сказать.

Кроме того, заявление Евкурова о гибели боевиков братьев Заурбека и Ибрагима Авдорхановых и Аюба Халадова, которые участвовали в нападении на родовое село Кадыровых, могло существенным образом встать поперек горла у главы Чечни с учетом принципов, лежащих в основе морали мусульман. А тем более, когда дело касается руководителя республики.

«Существует конкуренция по борьбе с терроризмом между Чечней и другими республиками. Кто больше нащелкает, тот и лучше выглядит перед Москвой. К тому же в двух республиках – Дагестане и Ингушетии – положение весьма тяжелое. В Кабардино-Балкарии тоже тяжело. А Чечня всегда декларирует, что у них все хорошо. Между республиками отсутствует взаимопонимание. А когда ты борешься с исламским радикализмом, нужно координировать усилия и знать, где какая операция проводится.

К тому же все это происходит на фоне кошмарной обстановки в Дагестане. Вместо того чтобы объединять усилия, главы республик начинают выяснять отношения. И здесь непонятна роль Центра, который должен на себя брать функцию организатора и контролера таких операций. Получается, что каждый дует в свою дуду, а те же исламисты, оказывается, в общем неплохо организованы», - рассказывает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

«Конфликт между Кадыровым и Евкуровым и между двумя республиками длится не один год. Существует неурегулированный территориальный вопрос, есть вопросы о статусе и признании автономности ингушского народа со стороны «старшего брата», то есть Чечни. Есть различия в стилистике правления Кадырова и Евкурова, в Ингушетии существует определенный страх экспансии со стороны Кадырова», - отметил президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

И пока два руководителя пытаются померяться мускулами и показать свою подчеркнутую эффективность перед Москвой, буквально как по заказу в Грозном происходит теракт. Два взрыва – несколько жертв и пострадавших. Прямо в центре благополучной республики, руководство которой хочет навести порядок и у соседей.

А тем временем в Дагестане министр промышленности, энергетики и связи Магомедгусейн Насрутдинов подозревается в незаконном оформлении в собственность имущества газовых сетей Республики Дагестан. Не надо идти и искать боевиков – член правительства наносит, пусть не физический, но материальный вред, вполне сопоставимый с возможностями боевиков.

Как сообщили в ГУЭБиПК МВД России, министр незаконно присвоил имущество газовых сетей, нанеся ущерб в размере 197,73 млн рублей.

Еще в 2002 году Насрутдинов, будучи гендиректором ООО «Дагестанрегионгаз» и главой правления ОАО «Даггаз», устроил сделку между компаниями, передав имущество газовых сетей по заниженной цене.

Эффективность зависит не от того, кто больше поймает и ликвидирует, кто будет беспощаднее и более жестоким, а от того, насколько этот человек сможет простроить систему, в которой будет работать верховенство закона и страх перед ним. Пока, стоит, признать и Евкуров, и Кадыров находятся на одном уровне – лишь в «стрельбе по мишеням» Кадыров одержал верх.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья