Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

«Министерство» РПЦ?

Вскоре заповедник «Херсонес Таврический», которым управляет представитель РПЦ Сергий Халюта, будет передан в федеральное ведение. Общественность выражает недовольство влиянием РПЦ на сугубо государственные функции.

«Министерство» РПЦ?

Священник в «Херсонесе»

После того, как губернатор Севастополя Сергей Меняйло назначил директором охраняемого ЮНЕСКО заповедника «Херсонес Таврический» благочинного Севастопольского округа Украинской православной церкви Московского патриархата отца Сергия Халюту, многие политики и ученые выразили свое недовольство этим кадровым решением.

Теперь этот заповедник будет передан в федеральное ведение и включен в Единый госреестр объектов культурного наследия народов РФ. По словам советника президента по культуре Владимира Толстого, именно скандал, связанный с назначением на пост директора учреждения протоиерея Сергия Халюты ускорил изменение статуса музея-заповедника.

Кстати, назначение священника директором «Херсонеса» вызвало не только недовольство самих сотрудников заповедника, но и Минкультуры, и общественников. А ранее на встрече с коллективом заповедника сенатор Ольга Тимофеева назвала кадровое решение губернатора «волюнтаристским», предположив, что оно принято в «чьих-то корпоративных интересах».

Не исключено, что госпожа Тимофеева имела в виду возможность того, что Сергей Меняйло может действовать в интересах руководства Московского патриархата Русской Православной Церкви (РПЦ).

Между госкорпорацией и министерством

Фактически переход «Херсонеса Таврического» под руководство «ставленника РПЦ», который произошел вопреки воли рабочего коллектива, очень напоминает то ли «как бы рейдерский захват», то ли «жесткое поглощение» важного актива какой-нибудь госкорпорацией.

В сущности, при Патриархе Кирилле РПЦ действительно превратилась в некое подобие госкорпорации или министерства. При этом в данном случае Кирилл явно «подставил» губернатора Меняйло, который и так испытывает серьезные политические проблемы.

Получается, что Патриарх, словно министр, пролоббировал изменение управленческой структуры важного регионального актива. Но разве так должен вести себя скромный слуга Господа? Разве так «решались вопросы» при покойном Патриархе Алексии II?

Свои люди в Счетной Палате

Сейчас представителей РПЦ все чаще и чаще можно встретить в органах государственной власти. К примеру, начальником инспекции по контролю за банковской системой, Центральным банком Российской Федерации и кредитными организациями Счетной палаты РФ является заместитель председателя Миссионерского отдела Московского Патриархата Игумен Филипп (в миру Вениамин Владимирович Симонов)

Патриарх Кирилл

Получается, что «подчиненный Кирилла» ведает «банковским контролем» в Счетной палате РФ, а это означает, что Кирилл (а вместе с ним руководство РПЦ) получает серьезный рычаг давления на банковскую систему РФ. Но зачем представителям Церкви вмешиваться в финансовые дела государства?

Возможно, Кирилл просто хочет обезопасить от проверок активы РПЦ в банковском секторе. А ведь РПЦ является крупнейшим совладельцем банка «Пересвет», в котором у представителей Московского Патриархата имеется 49,7% голосующих акций .

Дело «Пересвета»

Этот банк «ворочает» огромными финансами, которые явно выше доходов церквей от продажи свечек и икон. К примеру, в конце июля 2015 года «Пересвет» разместил в субординированных кредитных нотах (LPN) 8 млрд руб. под 13,25% годовых с погашением в 2026 года среди ограниченного круга частных инвесторов.

Зачем РПЦ лезть в эти сложные финансовые махинации? Чтобы увеличить капитал священно-служителей?

Ранее в СМИ писалось, что финансовое состояние Кирилла оценивается в $4 млрд., и о том, что он якобы имеет виллу в Швейцарии. И это – пример смиренного служения Господу?

Банк «Пересвет»

Журналисты пишут, что Кирилл сколотил еще в 90-е годы , занимая должность руководителя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС МП) Московской патриархии. При отделе тогда было создано несколько коммерческих структур: финансово-торговая группа «Ника», банк «Пересвет», АО «Международное экономическое сотрудничество» («МЭС»), АО «Свободное народное телевидение» и ряд других. Поговаривали, что Кирилл был причастен к торговле сигаретами и автомобилями .

Борьба с коррупцией «по церковному»

Недавно (24 июля 2015 года) было подписано соглашение о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Счетной палатой Российской Федерации. Как выяснилось, Церковь и Счетная палата будут вместе бороться с коррупцией и экстремизмом . Но как РПЦ будет противостоять коррупции: раскрывать следователям тайну исповеди подозреваемых или вручать проворовавшимся чиновникам «индульгенции»?

«Я так полагаю, теперь патриархия откроет свои счета и бюджеты. Теперь мы узнаем о наследстве патриарха Алексия Второго и стоимости всех резиденций. Счетная палата проверит, как епархии и синодальные отделы раскатывают государственные гранты. А в каждой епархии священники узнают телефоны уполномоченных Счетной палаты по борьбе с церковной коррупцией, которым можно звонить, если владыка ласково так намекнул: «Или деньги, или крест на стол!»», - иронизирует по этому поводу «опальный» дьякон Андрей Кураев.

Похоже, что сейчас РПЦ превратилась в настоящее министерство. Но служит ли тем самым оно Богу? В чем проявляется «вера Кирилла»? В желании «слиться» с государством? Неужели, это и есть в его понимании «пастырское служение».

Чем же сейчас является РПЦ – финансовой корпорацией, «духовным министерством» или политической партией? Возможно, Патриархат включает в себя элементы всех этих структур. Так чем именно сейчас занимается РПЦ – спасением человеческих душ или борьбой за контроль над денежными потоками?

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья