Moscow-Post RSS
24 Июня 2018
 

Навальный в опасности?

Почему спонсорам и сторонникам Навального крайне выгодно избавиться от него накануне выборов

Навальный в опасности?

Азбучной истиной успеха «оранжевой революции» является проведение ее активной фазы по итогам выборов. При этом вашингтонские стратеги, не стесняющиеся публиковать ее рецепты (характерный пример - Джин Шарп. «От диктатуры к демократии»), говорят о чрезвычайной важности дестабилизирующих информационных поводов, которые должны возникать синхронно с уличными действиями. Методика их создания остается на совести исполнителей-политтехнологов. В этом материале мы попробуем рассмотреть, как наши оппозиционеры, ковавшие свой политический стиль в школе Бориса Абрамовича Березовского и на различных проамериканских «семинарах по демократии» оказались на пороге устранения одного из самых одиозных оппозиционных блоггеров – Алексея Навального.

Для начала следует понять, как сам Алексей Навальный пришел к тому, что стал потенциальной мишенью для своих же коллег по «несогласному цеху». Значительную роль в этом сыграла сама натура Алексея, не способная занять какую-то определенную колею и стремящаяся извлечь политические и материальные дивиденды изо всех доступных источников. Относительно спокойными были первые его несколько лет в «Яблоке», куда он вступил в 2000 году. Но уже спустя 4 года ему показалось мало.

«Он работал в партии "Яблоко" и сидел в 101 кабинете в особняке на Пятницкой с Яшиным и Казаковым. Тогда, признаться, Навальный совсем не производил впечатление будущей грозы коррупционеров. Ни харизмой не отличался (по крайней мере, до "ДаДебатов"), ни внешним видом, хотя фотогеничность у него всегда была потрясающая. Впрочем по всей видимости судьба аппаратчика в умирающей партии "Яблоко" его не устраивала уже тогда, в связи с чем он начал запускать собственные проекты» - повествует об этом этапе жизни Алексея блоггер audioplayer.

Однако затем Навальный не выдержал и занялся side-проектами «Комитет защиты москвичей» и «Политические дебаты». Первую черную кошку, проскочившую между Навальным и его либеральным окружением, следует искать именно в этом эпизоде. Ведь широкой общественности только сейчас стало известно о том, что проект «Политические дебаты» финансировался напрямую из «Национального фонда демократии» , полностью подконтрольного Вашингтону. Можно представить, сколько толков и пересудов внутри профессиональной оппозиционерской тусовки породил тот факт, что «молодой выскочка», обыграл зубров либерализма, добившись прямого финансирования из «святая святых» в обход Яблока и других «грантоемких» структур.

Дальнейшие шаги Алексея только усугубили сложившуюся ситуацию «чужой среди своих». В 2007 году он совершает попытку сыграть на два фронта и создает гражданско-националистический проект НАРОД, заточенный под схемы и финансирование известного «подберезовика» Стаса Белковского. При этом из Яблока, естественно, не уходит, стремясь, как это сейчас модно говорить, «диверсифицировать источники дохода».

Конечно, такого откровенного хамства, пристально следящая за коммерческими успехами друг друга либеральная тусовка, простить ему не смогла, после чего Алексей был успешно выкинут из этой партии в декабре 2007 года по формальному поводу «за национализм». Тем не менее, Навальный продолжил играть на два фронта. С одной стороны, выступая для широкой либеральной аудитории в качестве «гражданского Робин Гуда», борющегося с естественными монополиями (проект «Роспил»), с другой стороны, в качестве «человека Стаса» продолжающего активность в среде «Русского марша». В 2011 году оба этих вектора, до какого-то момента шедшие параллельно, принципиально столкнулись: после его прямого участия в «Русском марше» 2011 либеральная общественность буквально взвыла, называя его на разные лады «предателем» и «порочащим пятном». Националисты тоже были недовольны появлением среди лидеров РМ-2011 человека, так плотно ассоциирующегося с довольно примитивным, но устоявшимся в их сообществе синонимическим рядом «либералы - сторонники миграции - Эхо Москвы – еврейский заговор».

Парадоксальным образом, попытка добиться успехов в обеих этих целевых группах привела к фатальной дискредитации и среди «чистых» несогласных, и среди этносепаратистской аудитории Белковского. Однако, кроме потери доверия в двух целевых группах, настоящим ударом по Навальному стала публикация его многолетней почтовой переписки, которая не просто вскрыла коммерческую подоплеку всех политических телодвижений Алексея, но и вывела из тени тех, кто хотел бы в ней остаться: спонсоров из Вашингтона и клиентуру Березовского. Таким образом, крах образа бескорыстного гражданского героя и независимого трибуна, сопровождающийся перекрестной ненавистью истеблишмента «несогласных» и «национал-оранжистов» дополнился очень серьезным «косяком» по отношению к людям, которые не привыкли прощать таких провалов.

Одновременно с этим знаковым событием на горизонте встают выборы 2012, которые являются предельно важной точкой для «людей, которые не привыкли прощать». Ведь если сейчас, в эти полгода не попытаться «сковырнуть» власть в России, то этого уже не удастся совершить в течение минимум 6ти, максимум 12ти лет. Причудливым образом необходимость дестабилизации обстановки в России и провал Навального совпадают не только во времени, но и в пространстве «опасных политтехнологий». Две проблемы Запада и его сторонников (одна – уже свершившаяся, вторая – предстоящая) получают изящное решение в схеме «икона оппозиции». Примеры таких «опасных политтехнологий», посредничество в которых обычно брал на себя Борис Абрамович, мы видим как на практике (трагедия Политковской), так и в литературной версии описания «оппозиционной кухни» (судьба героя романа Mediasapiens ит.д.).

Устранение оппозиционной политической фигуры со значительным медийным именем, но имеющей в своем шкафу, как ряд серьезных ошибок, так и информацию о скелетах в шкафах «больших людей» (тем более, если эта информация разглашена по неосторожности этой фигуры) одинаково хорошо подходит как для эскалации антиправительственных настроений, так и для «избавления от балласта». В этой ситуации провал Навального в двух лагерях начинает приобретать обратный оттенок: каждый из лагерей пытается сделать новоиспеченную икону «своим человеком», каждый пытается «прикоснуться» к ней, используя для этого имеющиеся в его распоряжении медиа-ресурсы. Общий кумулятивный медиа-эффект от этого возрастает в разы.

В нашей же конкретной ситуации ресурс национал-оранжистов даст десятки полноценных Манежек по всей стране («месть за героя Навального», «не забудем, не простим»), а информационная истерия и канал для давления с Запада будет обеспечена, как уже отмечалось, со стороны «оранжевых». Возможности объединить националистический и либеральный протестный электорат до этого никогда не возникало, и появление жертвы, героя, причастного к обеим группам, – это серьезный повод для такого альянса и если он состоится, то Россию может ожидать весьма неприятный «окололивийский» сценарий, где сойдутся уличный потенциал националистов и информационный – либералов.

Самому же Алексею хотелось бы пожелать быть очень осторожным в ситуации, когда его спонсоры и попутчики готовы пожертвовать бойким «слоном», чтобы не упустить «великий последний шанс» поставить России мат в 2012 году.

Смотрите также:

В администрации президента прошли кадровые перестановки

В администрации президента прошли кадровые перестановки

Президент России Владимир Путин провел кадровые перестановки в администрации президента.

22 Июня, 14:55

Таможня "сольет" генерала Золотницкого?

Таможня "сольет" генерала Золотницкого?

Георгия Балакина, замначальника Управления контроля таможенных рисков ФТС поместили под домашний арест. Скоро могут арестовать и начальника Балакина Филиппа Золотницкого?

22 Июня, 12:25

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика