Moscow-Post RSS
24 Июня 2018
 

Ой, мама, мама, я все забыл

В начале июля в Госдуме приняли скандальный закон о «праве на забвение» в интернете. Эксперты полагают, что главная цель этого нелепо и поспешно скроенного закона – усложнить общественности поиск информации о переписанных на родственников и друзей замки в Шотландии, счета в банках и сомнительно приобретенный бизнес отечественных чиновников и депутатов.

Ой, мама, мама, я все забыл

Закон предполагает, что пользователь может требовать удаления недостоверной и неактуальной информации о нем, а также персональных данных. Исключение составили только сведения об уголовных делах, да и то - пока сроки привлечения к уголовной ответственности не истекут.

«Он паршивый!», - кратко охарактеризовал суть принятого закона сопредседатель Ассоциации пользователей интернета, руководитель Центра защиты цифровых прав Саркис Дарбинян. Господин Дарбинян подчеркнул, что представителям отрасли дали всего 2 дня на то, чтобы представить свои замечания по законопроекту: «создали видимость, что к отрасли прислушались».

Представители поисковых сервисов сосредоточились, и даже за 2 дня успели дружно раскритиковать законопроект, в первом чтении носивший совершенно неадекватный характер, назвав итоговую версию антиконституционной и плюющей на все особенности функционирования поисковых систем, как таковых.

Эксперты теперь постоянно шутят, выкладывая картинки, изображающие «будущее интернета», в котором почти на любой вопрос Google или Yandex, или Mail отвечает: «По вашему запросу ничего не найдено». А куда деваться? Лучше добросовестно забыть «устаревшую» или «не соответствующую действительности» (по чьему-то частному мнению) информацию, чем платить каждый раз стотысячные или трехмиллионные штрафы.

Правда, «забыть» в интернете что-то очень сложно. Закон фактически навесил на поисковики обязанность борьбы с ветровыми мельницами: ребята из Google могут хоть круглые сутки удалять ссылки из поисковика – информация на сайтах-первоисточниках никуда не денется, но и «ненужная» публичных лицам информация до общественности теперь не дойдет.

Yandex: найдется все?

«Мы постоянно говорили, что поисковые системы не могут самостоятельно проверять обоснованность обращения и достоверность информации, а также принимать решения по этим обращениям. Поэтому неправильно передавать им функции судов и правоохранительных органов», - рассказала корреспонденту The Moscow Post представитель «Яндекса» Ася Меклумова.

Правда, поисковики, в отличие от настоящих судов и правоохранительных органов, в случае принятия неправильного решения, на которое им отводится 10 дней (при этом речь идет только об отказе удалить неприятную информацию, если удалили что-то лишнее - ничего страшного), ждет денежное наказание. Если интернет-Фемида с «обоснованностью» прогадала, вернее, если так решит российское правосудие – поисковик заплатит 100 тысяч рублей. Если представители поисковика, все еще считая удаление информации необоснованной, «пойдут на принцип» - штраф в размере 3 млн рублей охладит их пыл. Мнением поисковиков, есть ли у них вообще время и ресурсы заниматься таким судейством – никто, конечно, не поинтересовался. И на прозрачный намек «Рамблера», что неплохо бы и приплачивать за такую работенку, внимания никто не обратил.

Позднее думский комитет по информационной политике предложил пересмотреть автоматический стотысячный штраф. Но приняли закон сейчас, а пересмотр одного из самых абсурдных его положений – только осенью.

Еще в первом чтении законотворцы попытались сократить память интернета до 3 лет, обязав удалять всю «устаревшую информацию», но попытка вышла грубой. «Депутаты предложили нечто немыслимое в мировой практике — чтобы человек, сотрудничавший с Гестапо, получил право на компенсацию в миллион рублей за констатацию факта, что он сотрудничал с Гестапо», - пояснил в одном из интервью медиамеджер Антон Носик.

Дарбинян указал, что к последнему чтению депутаты умудрились еще ухудшить законопроект, заменив трехлетний срок «устаревшей» информации на бессрочную «неактуальную» информацию: «Понятие актуальность – это не правовая дефиниция. Теперь любое лицо, которое считает даже вчерашнюю информацию неактуальной, обращается, и они должны ее удалить. Да хоть вчерашняя новость про коробки с депутатскими миллионами, вынесенные из питерского банка».

Закон, которого нет

Как всегда в крайних случаях, представители власти любят аргументировать новые внешне не совсем адекватные предложения тем, что в передовых странах «это уже давно есть». Про закон о «праве на забвение» повсеместно распространилась та же байка – мол, он уже давно применяется в Европе. Немного ясности внес все тот же Носик, который любезно напомнил, что в Европе подобный закон будет принят не раньше 2017-2018 года. Что-то они не торопятся!

Как поясняет Носик, успешное принятие законопроекта в ЕС ожидает лишь в одном случае: если «его условия к этому времени удастся согласовать, сформулировать и заручиться поддержкой парламентского большинства для этих формулировок. Сегодня этот закон в Европе не только не принят, он ещё не написан!».

А учитывая, что одна из крупнейших мировых интернет-поисковиков – это американский Google, зарегистрированный в стране, где действует первая поправка в Конституции, запрещащая ограничение свободы слова, европейцы вряд ли вообще примут этот закон. Потому что после этого им придется либо «отключить» Google, либо – просто перестать валять дурака.

Интересно, что, согласно распространенному (и небезосновательному мнению) законодатели, в первую очередь, пописывая новые законопроекты, не забывают о себе, любимых. Эксперты пока боятся даже предположить конкретные детали того, во что прекратится Рунет с начала следующего года, когда закон вступит в силу. «Одно ясно точно - это погрузит российскую зону интернета в еще больший мрак и приведет к очевидным множественным злоупотреблениям со стороны чиновников и депутатов», - резюмировал Дарбинян.

«В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, публичные фигуры должны обладать большей терпимостью к открытости и критике. Здесь же все это может привести к тому, что информация о любых неблаговидных поступках публичных лиц может стать закрытой. На мой взгляд, это еще один шаг, который ограничит и журналистов, сделав их труд во многом бессмысленным, ограничит в какой-то мере и свободу слова, поскольку здесь одно без другого существовать не может», - пояснил корреспонденту редакции адвокат, эксперт Федеральной палаты адвокатов Александр Чангли.

Небольшая надежда все же есть – если закон оспорят в суде: «Я думаю, что после того, как этот закон вступит в силу, он будет обжалован в Конституционному суде, поскольку его несоответствие Конституции бросается в глаза», - подтвердил господин Чангли

Одно из главных отличий российского варианта закона о «праве на забвение» от его европейского еще не написанного аналога и американского аналога, который не будет написан никогда (пока действует первая поправка о свободе слова - прим. ред.), заключается в том, что в России «забыли» учесть баланс интересов общественной и частной жизни. Если конкретнее, депутаты и чиновники смогут удалять неприятную информацию о себе наравне со всеми. Тот факт, что народ будет ограничен в допуске к важной информации о своих слугах (о старых скандалах с их участием, например - прим. ред.), не учтен совершенно. Почему? «По вашему запросу ничего не найдено».

Смотрите также:

В администрации президента прошли кадровые перестановки

В администрации президента прошли кадровые перестановки

Президент России Владимир Путин провел кадровые перестановки в администрации президента.

22 Июня, 14:55

Таможня "сольет" генерала Золотницкого?

Таможня "сольет" генерала Золотницкого?

Георгия Балакина, замначальника Управления контроля таможенных рисков ФТС поместили под домашний арест. Скоро могут арестовать и начальника Балакина Филиппа Золотницкого?

22 Июня, 12:25

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика