Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Олег Шелягов с «Думой» о вечном?

Зачем главному «похоронщику» мандат от КПРФ?

Олег Шелягов с «Думой» о вечном?

В Нижнем Новгороде прошла пресс-конференция НРО КПРФ, посвященная предстоящей избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и Законодательного Собрания Нижегородской области.

Среди выдвиженцев оказался и директор «Военно-мемориальной компании» Олег Шелягов. Он должен занять место Александра Горшкова, который сейчас находится «в местах не столь отдаленных».

Горшков был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частями третьей и четвертой ст. 159.2 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, совершенное при получении государственных субсидии).

Следствием и судом установлено, что в течение 2011 года Горшков, имея целью обманным путем получить бюджетные субсидии на возмещение затрат на уплату процентов по целевым кредитам по программе развития агропромышленного комплекса, заключал с банками договоры об открытии необновляемой кредитной линии на различные крупные суммы.

Законы в могилу?

Работа Федерального военно-мемориального кладбища (ФГУП «ФВМК»), которое находится в ведении Министерства обороны Российской Федерации, вызывает немало вопросов!

ФГУП «ФВМК» довольно тесно сотрудничает с ЗАО «Военно-мемориальная компания» (ВМК).

Дело в том, что в 2015 году руководитель ФГУП «ФВМК» Дмитрий Коробцов и генеральный директор ВМК Олег Шелягов подписали соглашение о сотрудничестве, так что ВМК сохранила статус единственной организации, которой доверены подготовка и проведение всех траурных мероприятий на главном кладбище России.

Олег Шелягов, гендиректор ЗАО «Военно-мемориальная компания»

Это соглашение, заключенное между ФВМК и ВМК, по мнению экспертов, нарушает антимонопольное законодательство. При этом ранее Федеральная антимонопольная служба (ФАС) уже заявила, обе конторы банально сговорились!

Тогда антимонопольщики выяснили, что Минобороны, мягко говоря, устранило большинство участников конкурса на размещение госзаказа по оказанию услуг на изготовление и установку надгробных памятников погибшим военнослужащим.

В итоге победило ЗАО «ВМК»!

При этом Минобороны брало на себя обязательства «содействовать ВМК и ее структурам», «способствовать распространению среди личного состава Вооруженных Сил РФ информационных материалов о деятельности». Фактически «Военно-мемориальная компания» долгие годы была «главным могильщиком» для министерства обороны, проводя похороны военнослужащих за бюджетные деньги!

«Спи спокойно, казна»?

ЗАО «ВМК» многие годы, по сути, являлось прямым получателем государственных денег. К примеру, в 2007 году выручка компании доходила до 1,5 млрд. руб.

Однако, с монополией ВСК удалось покончить представителям ФАС и другим участникам похоронного бизнеса (с помощью судов – прим. ред.). Но глава ФГУП «ФВМК» Дмитрий Коробцов вновь наделил ВМК «монопольным правом» на «военные похороны».

Данное соглашение о сотрудничестве между ФГУП «ФВМК» и ЗАО ВМК было подписано в начале февраля 2015 года.

Очевидно, что глава ФГУП «ФВМК» Дмитрий Коробцов планомерно отстаивал интересы гендиректора ВМК Олега Шелягова. Тот факт, что, помогая Шелягову, Коробцов фактически занимался лоббизмом, главу ФВМК мало интересовал.

ФВМК представляет собой комплекс монументальных административных зданий, пустой колумбарий и всего 2 десятка могил!

По официальным данным, весь мемориальный комплекс ФВМК располагается на территории 53 гектаров в подмосковном районе Мытищи и финансируется исключительно за счет федерального бюджета. Только на создание ФВМК (в течение трех лет) было потрачено 2 миллиарда 800 миллионов рублей!

Всего же на нужды ФВМК государство выделило 6 млрд. рублей, планируя разместить здесь около 40 тысяч захоронений.

Общественные активисты резонно задались вопросом, на что именно руководство ФГУП «ФВМК» потратило эти 6 млрд. рублей, если на этом кладбище есть около двух десятков могил?

С мертвых и взятки гладки?

Почему руководство ФГУП «ФВМК» так старательно прибегает к услугам именно ЗАО «ВМК»?

СМИ писали, что в коммерческую деятельность ВМК были вовлечены органы военного управления. Журналисты пишут, что ВМК ежемесячно выплачивала «поощрение» целому ряду должностных лиц Минобороны и военных комиссариатов.

Не трудно догадаться, чем именно глава ВМК Олег Шелягов привлек руководителя ФГУП «ФВМК» Дмитрия Коробцова. Интересно, сколько может предложить господин Шелягов топ-менеджеру Коробцову в качестве «платы за лояльность» (в смысле, за победу на тендерах). Может быть, престижное место на погосте?

Военно-мемориальная история

Созданная в 1997 году усилиями «Группы ВСК» и рядом частных лиц ВМК долгое время была пионером по увековечиванию памяти умерших и погибших защитников Отечества за счет государства.

В «Группу ВСК» входит СОАО «Военно-страховая компания» (ВСК). Этой структурой владеет Сергей Цикалюк.

Ранее он был офицером Главного политического управления Министерства обороны и, по слухам, в свое время пользовался поддержкой первого зампреда Сбербанка Аллы Алешкиной.

Сергей Цикалюк, председатель совета директоров Военно-страховой компании

Формально ЗАО «Военно-мемориальная компания» было учреждена ООО «ВЕК-Б» и четырьмя гражданами РФ (Горбылевым, Слипченко, Соловьевым и Старосадчивым). А вот ООО «ВЕК-Б» связано с ВСК.

Учредителем ООО «ВЕК-Б» является все тот же Сергей Цикалюк, ранее трудившейся в Минобороны. Считается, что именно благодаря связям в военном ведомстве господин Цикалюк смог добиться заключения выгодных контрактов ВМК и Минобороны.

Выписки из ЕГРЮЛ по ЗАО «ВЕК-Б»

Выписка из ЕГРЮЛ по ЗАО «Военно-мемориальная компания»

«Благодарность» тов. Комиссару?

Отношения ВМК и Минобороны были основаны на гибкой законодательной базе и дружбе с руководством военных комиссариатов.

По федеральному закону о погребении и похоронном деле, министерства и ведомства должны оплачивать изготовление могильных памятников тем, кто работал в их структурах.

Минобороны РФ платит похоронным бюро за захоронение, изготовление и установку памятника умершему пенсионеру (ранее платилось от 8 до 12 тыс. рублей).

Кроме того, по федеральному закону о ветеранах, военное ведомство оплачивает ритуальные услуги по захоронению.

В 1999 году Минобороны по итогам конкурса на размещение госзаказа по изготовлению и установке памятников погибшим и умершим военнослужащим заключило договор с ЗАО «Военно-мемориальная компания».

Но, как уже было сказано, представители антимонопольного ведомства признали незаконным ряд контрактов ВМК и военного ведомства.

Интересно, что в ряде регионов РФ были зафиксированы случаи лоббирования интересов ВМК со стороны руководства местных военкоматов. Известно, к примеру, что в 2002 году воронежский областной военный комиссар Владимир Калашников разослал по районным военным комиссариатам письма с распоряжением оплачивать изготовление и установку памятников только воронежскому филиалу ЗАО «Военно-мемориальная компания».

В других регионах представители военкоматов тоже защищали интересы ВМК. Это говорит о том, что военные комиссары могли получать от топ-менеджеров филиалов ВМК «конверты счастья»!

На кладбище по рельсам?

Стоит отметить, что гендиректор ВМК Олег Шелягов с армией связан гораздо меньше, чем прежний хозяин этой компании Сергей Цикалюк.

Шелягов входил в состав правления ЗАО «ГЛОБЭКСБАНК», работал в должности советника руководителя «КИТ ФИНАНС - Холдинговая компания» и первого заместителя гендиректора «КИТ ФИНАНС - Инвестиционный банк».

Потом он стал старшим вице-президентом - директором дирекции регионального бизнеса «ТрансКредитБанка», а с 2012 года работал в крупнейшем негосударственном пенсионном фонде России НПФ «Благосостояние» в должности советника исполнительного директора, где курировал вопросы корпоративной пенсионной системы холдинга РЖД.

С того же 2012 года он является членом совета директоров ЗАО «Военно-мемориальная компания», которое возглавил в 2013 году.

После того, как ФАС присмотрелась к ВМК и лишила ее многих «монопольных преференций», прибыль ЗАО «Военно-мемориальная компания» сильно упала, а убытки, наоборот, колоссально возросли. Так, к примеру, в 2012-2015 годах убытки ВМК составляли от 400 до 700 млн рублей в год.

После того, как хозяева ВМК решили продать эту структуру, основным акционером ЗАО «ВМК» стал крупнейший негосударственный фонд в стране – НПФ «Благосостояние», подконтрольный ОАО «Российские железные дороги». http://www.vmkros.ru/news/1199355/

Владимир Якунин, бывший глава РЖД

Подконтрольный железнодорожникам НПФ купил ВМК, когда РЖД руководил Владимир Якунин. Починенным Якунина и топ-менеджерам НПФ показалась привлекательной разветвленная филиальная сеть ВМК.

Они решили, что последняя пенсия умерших железнодорожников может быть потрачена на их похороны через услуги ЗАО ВМК, а фонд, таким образом, продемонстрирует «социальную ответственность» бизнеса.

Активные выводы?

В конечном итоге, НПФ «Благосостояние» приобрел ЗАО «ВМК», и за последние пять лет фонд направил более 7 млрд. пенсионных рублей на развитие точек продаж, обучение сотрудников и бесконечные реструктуризации и модернизации громоздкой, но бесперспективной структуры.

Получается, что бывший топ-менеджер НПФ «Благосостояние», а ныне гендиректор ЗАО «ВМК» Олег Шелягов мог сделать из «похоронной кампании» РЖД настоящий механизм для «распила».

«Живем один раз»?

На протяжении ряда лет (2012-2015) она демонстрирует убытки в пределах 400-700 млн. руб. ежегодно.

Но все не так мрачно. Согласно условиями первоначального трудового договора с Шеляговым (подписан летом 2013 года), ежемесячный оклад был установлен в размере 1 млн. руб.

Поскольку жизнь дорожает, цены и курс валют растут, примерно в августе 2014 г. его ежемесячный оклад был увеличен до 2 млн. руб.

Причины увеличения непонятны, потому что никаких положительных изменений в работе ВМК, как-то обосновывающих это увеличение, не произошло.

Фактически же, как говорят знающие люди, заработная плата Шелягова составляет от 4 до 5 млн. руб. в месяц.

Это происходит за счет начисления в двойном размере за каждый выходной и праздничный день. Как будто Шелягов работает без выходных и праздничных дней с 9:00 до 18:00.

Что, на самом деле, далеко не так.

Иногда г-н Шелягов получает скромные подарки.

Например, в виде премии в 19 млн рублей, полученной в сентябре 2015 года. Никаких разумных объяснений этой премии тоже нет. Резонно предположить, что такие «подарки» г-н директор получал неоднократно.

Не отказывает себе в роскошной жизни Олег Шелягов и во время командировок. Ездит он только бизнес-классом, хотя регламент компании такие поездки вообще не предусматривает. Да и сами направления поездок производственной необходимостью объяснить трудно: Франция, Крым, Сочи, Китай, Сеул, Санкт-Петербург... Никаких филиалов или интересов там у компании нет.

Зато есть интересы у Шелягова. Например, в начале октября 2015 года в Сочи проходил чемпионат «Формулы-1». Директор ВМК проживал все эти дни в одной из престижных гостиниц города, стоимость номера составляла до 60 тыс. руб. в сутки, при этом оплата осуществлялась за троих человек.

Осенью того же 2015 года Шелягов съездил в вояж по Китаю с заездом в Сеул. Зачем – никто не знает. Но ВМК заплатила за это развлечение около 600 тыс. руб.

При этом у г-на Шелягова есть два персональных водителя. Первый, находясь в штате «ВМК», возит персонально Шелягова на служебной «ауди», второй, тоже находящийся в штате «ВМК», возит его супругу на личном «мерседесе». Оба получают по 100 тыс. руб. в месяц.

В интересах мертвых душ?

Партия, которая позиционирует себя как защитницу простого народа, выбрала себе более чем «достойного» кандидата. Благодаря таким, как Олег Шелягов, КПРФ рискует стать на выборах «похоронной» партией!

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья