Moscow-Post RSS
22 Июля 2018
 

Опасная игра губернатора Гордеева

Кто стоит за делом УГМК против воронежских активистов? Прокурор не нашел достаточных оснований для обвинения.

Опасная игра губернатора Гордеева

Потеряли и неожиданно нашли - требование замгенпрокурора РФ Виктора Гриня обнаружили непонятно где воронежские полицейские. В нем сказано, что в деле о вымогательстве нет достаточного обоснования обвинения. В вымогательстве Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), принадлежащая Андрею Козицыну и Искандеру Махмудову, обвиняет воронежских экоактивистов.

А как такой документ мог вообще мог потеряться? И почему, зная о его существовании, судья рассматривал дело? Тем более, что сам запрашивал исчезнувший документ. Может, именно поэтому 20 декабря 2016г. дело было возвращено в прокуратуру для устранения ошибок. Это решение УГМК уже обжаловала в областном суде.

Активист Михаил Безменский и казачий атаман Игорь Житенев были взяты под стражу в 2013г. Их обвинили в вымогательстве у УГМК 26 млн. руб. в обмен на прекращение акций протеста против геологоразведочных работ медно-никелевых месторождений в Воронежской области. В июне 2016г. активистов выпустили под домашний арест.

Подумать только, дело о вымогательстве длится уже более 3-х лет, в нем пропадает требование замгенпрокурора, которое по непонятным причинам не могут найти ни прокуроры, ни полицейские. Не кажется ли это странным? Кажется, и даже очень странным.

Создается впечатление, что документ затерялся по чьей-то указке. А потом по ней же неожиданно нашелся. Так бывает, когда в деле замешаны или большие деньги или интересы власти. Тогда может исчезнуть что угодно и даже кто угодно.

А в деле воронежских активистов смешались интересы и денег, и власти. Деньги в лице УГМК выступают истцом в суде, а власть в лице губернатора Гордеева, скорее всего, ведет двойную игру.

Монстры – не люди

Со стороны УГМК все предельно понятно. Стальной монстр ведет бизнес без сантиментов. Ему абсолютно наплевать на экологию и судьбу того или иного региона. Главное – что лежит в его земле. И если это представляет для УГМК ценность, то его надо извлечь. Только бизнес, ничего личного.

Воронежское месторождение никеля, безусловно, интерес представляет, так как является последним крупны месторождением в Европе. Его надо было срочно хватать. И УГМК эту возможность не упустило.

Еще в 2009г. один из владельцев УГМК Искандер Махмудов приезжал в регион и обсуждал с Алексеем Гордеевым судьбу воронежской земли. Кстати, сразу после назначения Гордеева на должность губернатора. Возможно, что УГМК на выборах спонсировала Гордеева, и тому пришло время расплачиваться, в том числе и землями региона, и судьбами своих избирателей.

Конечно, Махмудов понимал, что разработки месторождения нанесут вред экологии района. Однако, по всей видимости, это его заботило меньше всего. Хотя, если задуматься, то нарушение экологической обстановки можно считать тем же рейдерским захватом земли, только замаскированным. Люди то, живущие в этом районе, вследствие разработок будут жить совсем на другой земле. И природа их будет окружать совсем другая.

Махмудову об этом думать ни пристало. Уж если в свое время он пытался отхватить землю в Ново-Огарево, где находится резиденция Владимира Путина, то что ему земля Воронежская.

СМИ связывали УГМК Махмудова и Козицына и с захватом земель в Красногорском районе Москвы, а также с захватом Брянского машиностроительного завода, Серовского металлургического завода и Качканарского ГОКа «Ванадий».

Искандер Махмудов

И это только известные захватнические страницы биографии владельцев УГМК. Вполне вероятно, что, на самом деле, их гораздо больше. Все прекрасно понимают, какие усилия прикладывают олигархи, что бы их грязные дела не выплывали наружу.

Активисты наносят удар

Первым, с кем пришлось столкнуться УГМК, был серьезный конкурент «Норникель», которому уже по названию полагалось участвовать в торгах. Хотя, их результат, скорее всего, был предрешен заранее. Благодаря близкому и, наверняка, небескорыстному знакомству Махмудова с губернатором Алексеем Гордеевым.

Поговаривают, что Андрей Марков, первый заместитель Гордеева, ежемесячно получал от УГМК «благотворительную» помощь в размере $150 тыс. за контроль за воронежским ресурсом. Андрея Маркова называли «серым кардиналом» Гордеева, поэтому трудно представить, что губернатору ничего от этой суммы не обламывалось.

Андрей Марков

Как и ожидалось, УГМК торги выиграла, что вызвало протест со стороны «Норникеля». Пока он тщательно готовился, никелевый поезд ушел в нужном для УКМК и Гордеева направлении. Впоследствии, видимо, для того, чтобы успокоить общественность, УГМК и «Норникель» заключил мировое соглашение.

А вот общественность, наоборот, не успокоилась. Начались митинги и протесты против ведения геологоразведочных работ. Как это неудивительно, но людям оказалось небезразлично, на какой земле они будут жить.

Протесты вылились в потасовки, разрушение лагеря геологов и даже сожжение двух буровых установок. Во время драк пострадали люди, которых избивали охранники лагеря. Естественно, как губернатор, Алексей Гордеев не мог закрыть на это глаза и даже пообещал приехать и лично разобраться с происшедшим. Изображал из себя святую наивность.

Протестующие обратились с письмом и к Владимиру Путину, в котором писали, что, в случае начала разработок, от той земли, на которой они живут, останутся одни воспоминания. Воронежский никель стал фигурантом федерального скандала. И это сильно не нравилось губернатору Гордееву, потому как могло еще больше пошатнуть и так хлипкие его позиции.

С одной стороны губернатор Гордеев должен был выступать как защитник интересов своих избирателей. С другой стороны им, наверняка, были выданы гарантии УГМК и их надо было обеспечивать.

Игра с огнем?

Надо было найти такое решение, чтобы и разведку в угоду митингующим остановить, и сохранить свое лицо перед УГМК. Для этого надо было на кого-то перевести стрелки. Прикрыть громкий скандал ширмой другого, более мелкого.

Для этой роли и были выбраны активисты Михаил Безменский и Игорь Житенев. Огнетушителем конфликта выступил Константин Рубахин, который, по его словам, давно сотрудничал как политолог с «серым кардиналом» Андреем Марковым.

Игорь Житенев и Михаил Безменский

Активистов просто подставили. Бурные протесты привели к остановке работ по разведке месторождения, многие из геологов просто разбежались из-за сложившейся обстановки. Естественно, что УГМК надо было найти выход из создавшейся ситуации.

И тут появляется Михаил Безменский и предлагает решить вопрос за деньги. Заплатите и митинги прекратятся. Поставленная в жесткие условия УГМК соглашается. Однако Безменскому мало и теперь он требует заплатить казачьему атаману Игорю Житеневу, за которым, по его словам, стоит 200 сабель.

Самого Житенева во время ареста при передачи денег сабля не спасла. Его с Михаилом Безменским взяли под стражу. Кто же все-таки эти активисты? Наивные борцы, вымогатели или пешки в опасной игре губернатора Гордеева.

В потерянном и уже найденном требовании замгенпрокурора говорится, что передача денег была инициирована самим менеджментом УГМК. Неплохо для Алексея Гордеева, неправда ли? Не поэтому ли внезапно нашелся документ?

История больших денег всегда грязная. Идеолог протестов Константин Рубахин скрывается за границей. Судья, отправивший дело активистов в прокуратуру, через десять дней ушел в отставку. Сами активисты – под домашним арестом.

И только Алексей Гордеев до сих пор в губернаторском седле. Интересно, какая сабля за ним стоит, что никак он из этого седла не вылетит?

С огнем играет Гордеев. О стального монстра и обжечься можно. Ему на своем пути любые люди – не помеха.

Источник: UtroNews.

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика