Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

Охранная вертикаль ЭКОНа

О том, как экс-министр Авдеев пошел на поводу у Газпрома, или зачем уничтожили Росохранкультуру

Охранная вертикаль ЭКОНа

На XI Всероссийском съезде органов охраны памятников истории и культуры впервые было официально объявлено о создании новой организации – Российский центр экспертизы и контроля объектов наследия и культурных ценностей (ЭКОН). В профессиональных кругах уверены в том, что ЭКОН пришел на смену ликвидированной Росохранкультуре.

На упомянутом съезде заместитель директора Департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия министерства культуры РФ Александр Работкевич отметил, что только треть памятников истории и культуры в России находится в удовлетворительном состоянии. Что происходит в последние годы с остальными, мы видим ежедневно на улицах Москвы и других крупных городов, в которых свободной земли под застройку остается все меньше, а стоимость ее становится все выше. Эти проблемы и должна была решать Росохранкультура. Ведомство функционировало с 2008 года, и за свою недолгую жизнь успело принести немало головной боли чиновникам и застройщикам, не говоря уже о бывшем министре культуре Александре Авдееве, которому несговорчивый руководитель Росохранкультуры Александр Кибовский был как кость в горле.

Александр Авдеев уверял, что упразднение Росохранкультуры с передачей ее функций профильному министерству – это «оптимальный вариант». По его словам, «в прежнем статусе Росохранкультура как служба не пугала тех, кто нарушает охранные зоны, рушит памятники». Однако, это было не совсем так, иначе таких интриг, которыми сопровождался скандал вокруг роспуска ведомства Кибовского, просто не было бы.

К безоговорочным победам Росохранкультуры можно отнести дело «Охта-центра» в Санкт-Петербурге. Надзорный орган был единственной государственной структурой, которая официально опротестовала строительство 403-метрового небоскреба. Кроме того, Росохранкультуры принимало активное участие в решении вопросов о высотности зданий в Северной столице в целом. Градозащитникам при поддержке ведомства удалось не допустить строительство высотки на Московском проспекте на месте снесенного кинотеатра «Зенит» и семиэтажного бизнес-центра на Университетской набережной. Не случайно губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко призывала исключить Петербург из перечня исторических поселений, чтобы избавиться от необходимости согласовывать с Росохранкультурой градостроительные планы, угрожающие историческому облику города. Боялась Валентина Ивановна, боялась…

Александр Авдеев

«У Росохранкультуры были сильные региональные подразделения, и таким образом создавалась охранная вертикаль, способная противостоять произволу в губерниях, – заявлял представитель Архнадзора Рустам Рахматуллин. – То, что ведомство упразднено, свидетельствует о том, что правительство все меньше интересуется защитой памятников».

Брынцалов, Махмудов и Газпром против Росохранкультуры

Одной из важнейших функций Росохранкультуры был контроль за расходованием бюджетных средств на объектах министерства культуры, ведь именно министерство являлось крупнейшим заказчиком дорогостоящей реконструкции и реставрации памятников. Как и куда тратились деньги в ведомстве министра Авдеева, понять было сложно. На эту тему вышло множество публикаций, в которых бывшего главу Минкульта обвиняли в «освоении» бюджетных средств, вместо реальной работы по сохранению объектов культурного наследия. В этих публикациях коллеги журналисты пишут, что воровство и взяточничество процветало в Минкульте буйным цветом.

Росохранкультура была некой формой «культурной прокуратуры», в смысле – надзора за соблюдением законности в культурно-исторической среде. Это мешало многим, не только министру Авдееву, но и структурам «Газпрома», желавшим выстроить самое высокое здание в центре Санкт-Петербурга, и губернатору Валентине Матвиенко, и коммерсантам, беспрепятственно вывозящим культурные ценности за пределы России. Есть основания быть недовольным у Владимира Брынцалова. Его Росохранкультуры пыталась привлечь к ответственности за самовольный снос зданий в архитектурном комплексе «Кавказская Ривьера» в Сочи.

Александр Кибовский

В июне 2010 года Росохранкультуры «сцепилась» с правительством Удмуртии, решением которого ранее были сняты с государственной охраны 15 объектов культурного наследия регионального значения, в том числе, «Правление Ижстальзавода, 1890-е гг.» ул. Милиционная, д. 2, «Ансамбль купеческих зданий, 2-ая пол. XIX в.», включающий 8 объектов по ул. Горького, «Памятник Александру II — царю-освободителю крестьян от крепостной зависимости, 1913 г.», Кезский район, с. Полом, «Петропавловская церковь, 1889 г.», г. Камбарка.

Свои счеты с Росохранкультуры у миллиардера Искандера Махмудова, строящего в Екатеринбурге деловой квартал «Екатеринбург-сити». По мнению господина Махмудова многомиллиардные инвестиции в строительство данного комплекса оправдывали снос нескольких памятников архитектуры. Однако стараниями Росохранкультуры памятники удалось спасти, а Махмудову пришлось существенно скорректировать свои планы. Терпеть такую бурную деятельность было невозможно. Волевым решение на самом верху ведомство было расформировано, а его функции переданы Министерству культуры.

В чьих руках культура?

Председатель центрального совета «Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры» Галина Маланичева отметила в одном из интервью, что для Министерства культуры функции охраны памятников не являются приоритетными. «У них очень много дел, и смогут ли они качественно выполнять новые обязанности – большой вопрос». На сегодняшний день ответ очевиден – Минкульт абсолютно не справляется с новыми функциями, о чем свидетельствуют многочисленные случаи сноса исторических зданий. Последний из примеров – дом Булата Окуджавы на Старом Арбате, который пострадал в результате строительства по-соседству очередного бизнес-центра, снос дома в Кадашах и другие варварские действия застройщиков.

Все эксперты сходятся в одном: в России нужен федеральный орган, осуществляющий контроль за сохранением памятников культуры. Бывший глава комитета по культуре Госдумы Григорий Ивлиев уверен, что этот орган должен быть независимым. И вот теперь такая организация появилась.

Пришедший на смену Росохранкультуре ЭКОН объединил такие организации, как: Государственный научно-исследовательский институт реставрации (ГосНИИР), Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, ФГУП Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация», Академия архитектурного наследия, Российское республиканское научно-реставрационное закрытое акционерное общество (ЗАО) «Росреставрация», Международная организация содействия правоохранительным органам РОСПО, а также многие другие экспертные, реставрационные и архитектурные организации и институты.

Александр Мединский

Что, а точнее, кто скрывается за этими мудреными названиями? Несложно посмотреть на сайте вышеупомянутой организации, что в число членов правления входят Виктор Петраков, один из руководителей Росохранкультуры, Галина Маланичева, председатель ЦС Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Николай Васильев, один из самых активных руководителей в Росохранкультуре, и очевидно имеющий серьезных покровителей в силовых структурах. Кроме того, членами правления ЭКОН являются генерал-майор полиции Владимир Винокуров, руководитель РОСПО, и Алексей Петрухин, бывший советник Александра Кибовского, о котором говорят, что именно после его прихода в Росохранкультуру и было принято решение о расформировании ведомства. По версии издания The Moscow Post, Петрухина считают «тёмной лошадкой» из силовиков. Выходец из структур МВД, он был непосредственным участником распутывания скандального дела «Трех китов» и чистке Госнаркоконтроля. Оба дела, напомним, закончились громкими посадками. Да ведь ещё свежа история с Бранцаловым, которую так подробно осветил Караулов. Министр Авдеев тоже все это прекрасно понимал и опасался, а потому функционировать дальше Росохранкультуры не позволил.

Экспертиза с силовым уклоном

Но времена изменились, Авдеев уже давно покинул министерское кресло, а вот Александр Кибовский, напротив, укрепился в должности руководителя департамента культурного наследия Москвы (Москомнаследия). У Росохранкультуры был существенный недостаток – принадлежность к госорганам, которая связывала руки и не давала возможности реализовывать деятельность контрольного и экспертного органа в полной мере.

Что же касается, ЭКОНа, то в узких кругах уже поговаривают, что все силовые ведомства уже обязали обращаться за экспертизой именно в эту организацию. Но главный вопрос состоит в том, кто мог дать такое распоряжение, хоть и негласное? Каких надо иметь покровителей? Авдеев? Кибовский? Мединский? А может…? Ответов на эти вопросы пока нет. Во всяком случае, в рамках нашего расследования все опрошенные эксперты предпочли уклониться от ответа.

Хотелось бы спросить: куда смотрят государственные органы, тот же Минкульт, который так боролся за присвоение функций по контролю и экспертизе культурных ценностей, а теперь так просто отдает их в руки ЭКОНа? Кстати, еще одним немаловажным факторов является то, что ЭКОН уже смог получить аккредитацию на все виды деятельности в области экспертизы и контроля культурного наследия, в том числе и на ведение образовательной деятельности. Даже с учетом того, что в состав организации входят все сотрудники Росохранкультуры, это практически невозможно. И тем не менее. Выступление на упомянутом нами вначале публикации XI Всероссийском съезде органов охраны памятников истории и культуры руководителя ЭКОН Николая Васильева вызвало живейший интерес публики, тем более, что говорил он об изменениях в действующем законодательстве, поправки в которое и предлагает внести экспертный совет организации. В кулуарах съезда вполголоса обсуждали судьбу нынешних региональных отделений , говорят, скоро их расформируют вслед за Росохранкультурой, но, как стало известно, сотрудники на улице не окажутся. В этом смысле ЭКОН может оказаться очень кстати, ведь хорошие специалисты сейчас наперечет, и лишними они никогда не будут.

К почившей Росохранкультуре было много вопросов, в том числе и по сомнительным случаям лицензирования, когда доля отказов в выдаче соответствующего документа составляла всего 1%. В ходе проверки тогда выяснилось, что не менее 60% лицензиатов в той или иной форме не соответствует требованиям действующего законодательства в области лицензирования деятельности по реставрации объектов культурного наследия. Тем не менее, Росохранкультура выдавала им лицензии, говорилось в решении комиссии Совета Федерации. Сейчас трудно разобраться, что там было на самом деле, но претензии к деятельности ведомства, безусловно, были. И вот теперь появилась новая структура, по сути, претендующая на роль федерального контролирующего и лицензирующего органа. Будет ли она противостоять Минукульту или окажется эффективной и самостоятельной? Станет ли очередным PR-проектом, вроде Архнадзора? Вопросов еще очень и очень много.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья