Moscow-Post RSS
22 Апреля 2018
 

Росавиация «обломала» Приволжье с авиаперелетами

Самара, Саратов, Ульяновск и Нижний Новгород вылетели из федеральной программы субсидируемых авиаперевозок на 2017г.

Росавиация «обломала» Приволжье с авиаперелетами

Формальным поводом стало отсутствие документов, подтверждающих софинансирование из областных бюджетов. По новым правилам, введенным Росавиацией в прошлом году, необходимо не только представить гарантийное письмо об участие в программе, но и нормативные документы, подтверждающие наличие средств на софинансирование в пропорции 50% (Росавиация) на 50% (областной бюджет).

Получается, что жители вышеперечисленных городов стали жертвами то ли нерадивости региональных чиновников, то ли жадности самой Росавиации, к которой, опять же формально, претензии предъявить трудно.

В этой истории больше всего смущает тот факт, что федеральная программа в течение года подлежит корректировке. Какие-то направления из нее будут закрываться, а какие-то добавляться.

А принимать решения о рентабельности направлений будет, скорее всего, Росавиация. В общем, своя рука – владыка. Куда хочу, туда и полечу. Вернее, скажу, куда летать можно, а куда нельзя.

В какой очереди оказался ПФО?

В Росавиации заявляют, что в ПФО программа была рассчитана на 2013 - 2016гг. и сейчас ее действие закончено. Изначально планировалось, что согласно плану, объем перевозок должен был возрасти до 150-170 тыс. пассажиров в год.

В 2014г. перевезли 90 тыс., в 2015г. – 103 тыс., в 2016г. – 120 тыс. Произведя нехитрые в голове арифметические действия, в 2017г. можно было бы ожидать 135-140 тыс. пассажиров, что уже приближалось бы к плановым показателям. Однако – облом!

Как, оказалось, федеральная программа субсидирования продолжается, только вот в ПФО она свернута. В первую очередь деньги выделяются на полеты в труднодоступные районы (85%), остальные деньги распределяются между перевозчиками второй очереди. А всего очередей пять. И если с труднодоступными районами все более-менее ясно, то, по каким показателям в очереди выстраиваются остальные перевозчики, непонятно.

Наверное, очереди создаются на усмотрение Росавиации. И только она знает, что надо, чтобы попасть в ту или иную очередь. Или, может, сколько надо?

На такую мысль наталкивает то, что Росаиация будет самостоятельно определять размер экономии средств, а впоследствии их перераспределять, включая в федеральную программу то или иное направление.

Какой выход у пассажиров Приволжья?

Летать или не летать – такой вопрос у пассажиров приволжских городов не стоит. За них се решила Росавиация – не летать. По крайней мере, внутри ПФО. То есть целый федеральный округ оставлен без внутренних авиарейсов.

Реакция региональных властей на это разная. И если в Самаре пока оценивают последствия, то в Ульяновске сказали, что будут сами субсидировать два маршрута в Уфу и Нижний Новгород, на которые выделены 5 млн. руб. Перевозки будут осуществляться «авиатакси» по 9 человек два раза в неделю. Потом частота перевозок может быть скорректирована.

В Нижнем Новгороде количество вылетов из города будет сокращено, так как некоторые маршруты так и не вышли на самоокупаемость. И хотя их доля сравнительно невелика, они важны как составляющие маршрутной сети авиакомпаний. Некоторым компаниям придется искать другие самоокупаемые маршруты, а быстро сделать это не удастся.

В областном бюджете заложены 37.7 млн. на региональную программу софинансирования. Однако ни одна из 6-ти авиакомпаний, которые подали 10 заявок не приложили к ним гарантии софинансирования от региона. Почему? Не были информированы Росавиацией о новых правилах или местные чиновники проявили халатность? В любом случае, пострадали пассажиры, хотя они как раз всех интересуют, по-видимому, в последнюю очередь.

В Саратовском правительстве заявили, что хоть завтра готовы профинансировать программу и деньги на это в размере 16.3 млн. руб. есть. В Саратове ждут, когда Росавиация одумается и изменит свое решение.

Саратов нам не нужен

Кстати, Саратовская область была исключена из программы субсидирования еще в прошлом году, хотя деньги на нее выделены были – 20 млн. руб.

До этого полеты из Саратова осуществляли «авиатакси» по 8 и 11 человек в Нижний Новгород и Казань. Существовал и регулярный рейс в Волгоград. После сворачивания программы перелеты в эти города прекратились. Отказалась от полетов в Саратов и компания «Оренбуржье».

При этом в программу субсидирования попали «Саравиалинии», осуществляющие явно коммерческие перелеты, к труднодоступным районам никакого отношения не имеющие. Все согласятся, что ни Калининград, ни Симферополь к таким не принадлежат.

В какой очереди у Росавиации стоял Саратовский авиамонополист, под различными предлогами не пускающий в регион другие авиакомпании, за исключением не составляющих ему конкуренции «авиатакси»?

Или все-таки очередь у Росавиации понятие довольно условное и зависит не только от труднодоступности региона, а еще и от доступности к руководству, которое принимает решение единолично.

Саратову, например, в прошлом году было отказано по причине низкого пассажиропотока. И что? Для поддержки таких нерентабельных рейсов и существует программа субсидирования и софинансирование из областного бюджета.

Тем более, что в декабре прошлого года правительство региона направляло даже не одно, а два письма Константину Махову, зам. руководителя Росавиации, в которых заявляло о готовности софинансировать рейсы в Нижний Новгород и Казань.

И тем не менее, просьбу не удовлетворили. А тогда никаких нормативных документов, подтверждающих наличие средств, еще не требовалось.

Александр Нерадько становится в очередь?

Получается, что деньги то регионы на программу выделили, и они реально есть. А самолеты не полетят, потому как без субсидирования внутренние рейсы не выходят на самоокупаемость. Так они и не должны быть самоокупаемые, потому они и субсидируемые.

А не полетят самолеты, потому что не были представлены гарантии? Саратов в прошлом году представил их аж два раза, не помогло.

Росавиация жалуется, что одни гарантийные письма не работают. Кто-то их предоставлял, а потом не обеспечивал софинансирование. Кто это был, в Росавиации не уточняют. Возможно, данный аргумент - обычная отговорка. Скорее всего, так оно и есть

Росавиация хочется единолично контролировать созданные ей же очереди и перемещать маршруты внутри них. Причем, она открыто заявляет, что такая возможность существует. Хочу – верну внутренний рейс, хочу – не верну. Пять очередей, какой простор для маневра. И, наверное, не только для него.

Об одном только в Росавиации во главе с Александром Нерадько не подумали. А вдруг кто-то захочет сначала проверить принцип составления очередей, посмотреть критерии предоставлении субсидирования. А потом заинтересуется и самим руководителем Росавиации. А заодно и тем, куда и как он тратит бюджетные деньги. И вдруг выплывет, что они тратятся не по назначению?

И не встанет ли тогда Александр Нерадько в очередь чиновников, подлежащих увольнению? Или в другую очередь, для стоящих в которой увольнение – самая мягкая мера наказания.

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика