Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

«Скрытая угроза» в Татарстане

В Татарстане люди приходят в себя после покушения на мусульманское духовенство, в результате которого муфтий республики Илдус Файзов получил ранения, а его заместитель Валлиулла Якупов был убит. Пока следствие решает вопрос о мере пресечения четырем задержанным, люди пытаются определить, кто же именно виноват в том, что такое могло произойти в Татарстане?! Подробности сообщает корреспондент The Moscow Post.

«Скрытая угроза» в Татарстане

Сегодня утром стало известно о задержании четырех подозреваемых по делу о покушении на лица ДУМа Татарстана. Сейчас им избирается мера пресечения в виде ареста.

«Благодаря профессиональным, слаженным действиям трех ведомств - Следственного комитета, ФСБ и МВД по Республике Татарстан, сегодня задержаны четверо подозреваемых в совершении убийства Валиуллы Якупова и покушении на убийство Илдуса Файзова, совершенных 19 июля в Казани. Среди них председатель совета директоров компании «Идель-Хадж» 57-летний Рустем Гатауллин, руководитель прихода «Вакф» житель Казани 39-летний Мурат Галлеев, житель Высокогорского района республики 41-летний Айрат Шакиров и житель Лаишевского района республики 31-летний Азат Гайнутдинов», - заявили в СКР.

Тем временем во Всероссийском муфтияте склонны возлагать вину не на непосредственных возможных участников покушения, а на тех, чьи действия или бездействие могли привести к страшной казанской трагедии. Не стоит забывать, что для верующих любого вероисповедания смерть, болезнь предстоятеля церкви, прихода, безусловно, переживается болезненно, ведь так или иначе, именно этот человек выступает посредником между богом в той или иной ипостаси и людьми, становится их советником, отцом, это всего равно что потерять родного человека. По словам представителей муфтията, именно бездействие властей Татарстана могло привести к подобному, ввиду того что оно бездействует относительно движения ваххабитов, довольно распространенного среди консервативной прослойки мусульман и фактически разделяющего исламский мир на две плоскости – последователей реформ, ведущих к светскости, и соответственно четких блюстителей основ религии. Ваххабиты в Татарстане довольно дерзко себя ведут, чувствуя свою безнаказанность.

«Так, после избрания Файзова главным муфтием Татарстана, им была избрана жесткая позиция по отношению к организациям, проповедующим радикальные течения ислама в республике. Кроме того, он взял на контроль движение денежных средств организации «Идель-Хадж», которая занималась направлением мусульман в Мекку, на этой почве у муфтия произошел конфликт с руководителем данной организации, который высказывал угрозы в адрес Файзова», - отмечают в региональном управлении СКР.

Муфтият в открытом письме, от имени Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), распространил информацию, что казанские события, произошедшие вчера могли стать следствием попустительства местных властей, вполне возможно, что Президента Татарстана Рустама Минниханова вводили в заблуждение относительно реальной серьезности ситуации вокруг движения ваххабитов. Вопрос, кто именно это делал?!

Реально оценивать действия ваххабитов – дело исключительно людей, относящих себя к Исламу, ввиду того, что не уголовная, а именно нравственная мораль проистекает из религиозно-этических норм людей, придерживающихся каких-либо взглядов. Однако роль государства в этой проблеме как раз и представляет собой образ некого рычага, способного контролировать подчас ярые и опасные поступки радикально настроенных людей, чтобы обеспечить безопасность для жизни и здоровья остальных людей, иначе говоря, быть гарантом Конституции.

РАИС выражала «беспокойство в связи с создавшейся в Татарстане ситуацией и странной позицией, которую занимает республиканская власть в столь тревожное для татарстанской мусульманской уммы время, когда ваххабитское лобби республики не смирилось с поражением и жаждет реванша». Все это время руководство РАИС выражало твердую поддержку муфтию Татарстана Илдусу Хазрату Файзову, вынужденному практически в одиночестве бороться с гнусным наследием своего предшественника Гусмана Исхакова».

Скандалы на религиозной почве тянулись длинной вереницей и в итоге привели к кровопролитному разрешению в виде покушения и убийства лиц ДУМ. Еще в апреле этого года, когда имам Кул Шариф (Рамиль Юнусов) заявил о своей инаковости по части идеологии. Несмотря на желание не допустить расщепления и пропаганды радикальных взглядов со стороны Файзова, Минниханов прислушался к Юнусову, и оставил его в роли единственного имама Кул Шарифа. Чем были довольны и большинство прихожан, что уже свидетельствует о популярности опасного для мирных людей течения.

Фактически «ваххабитское лобби» пытается сдержать натиск критики на движение и пользуясь административным ресурсом фактически отрезало татарстанский ДУМ от остальных татарских муфтиятов Росии. А созданное для отвода глаза, как считают в РАИС, управление по взаимодействию с религиозными объединениями при главе государства фактически бездействует.

В РАИС продолжают: «Мы спрашиваем: что еще должно случиться, чтобы власти Татарстана признали, что совершили роковую ошибку, уступая неприкрытому шантажу реваншистов и тем самым придавая легитимность доселе находящемуся в подпольном положении ваххабитскому движению?»

Председатель РАИС Мухаммедгали Хузин обращался уже не только к региональным властям, но и к полпреду по ПФО Михаилу Бабичу. На заседании муфтиев округа он отметил, что «в Татарстане усилились ваххабитские настроения» и «руководству мусульман региона угрожает опасность».

Однако уже после трагедии в Казани Бабич заявил, что Хузин не совсем уловил тему совещания, а все необходимые до этого меры уже были приняты. А сам глава республики Рустам Минниханов заверил, что республика идет курсом на поддержку традиционного ислама, позиция по этому поводу у власти будет жесткой, отметил Президент РТ. Настолько жесткой, что убийство и покушение на первых лиц духовенства не является поводом, чтобы бить тревогу и принимать необходимые меры, о которых говорят за пределами республики, тот же муфтий Пермского края Хузин.

По словам главы аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России Дамира Мухетдинова, события в Казани стали «лакмусовой бумажкой» настроений, которые бурлят в Татарстане уже не первое десятилетие. Однако как получилось, что власти делают вид, что республика находится на гребне экономического и социального успеха?! «По федеральным каналам мы видели гламурные сюжеты об успехах республики, которые действительно существуют. Но нам не говорили о проблемах выбора пути обществом Татарстана, который не сводится только к строительству заводов и подготовке к Универсиаде. Радикальные настроения в среде националистов в Татарстане были с конца 1980-х годов, но тогда люди обсуждали проблемы открыто, и побеждали умеренные», - заявил Мухетдинова. Отчасти изоляция ДУМ стала причиной его размежевания, разложения, ведь, как известно существование такого хрупкого организма как общество, а тем более это касается религиозных объединений, за «железным занавесом» невозможно.

Возможно, государство слишком занято другими проявлениями радикальных и крайних проявлений, будь то - критика той самой власти, скандальные арт-выходки, что совершенно забыло о людях, преданно верующих в ценности, которые могут принести вред не только моральный, но и физический. МВД и ФСБ слишком погрузились в блогосферу, совершенно игнорируя проявления реальной жизни, не отрабатывая случаи иных террористических проявлений.

Покушение на муфтия в Казани – это, безусловно, успех «ваххабитского лобби». Теперь у государства есть два пути – либо бороться с этим, ликвидируя очаги подобных мировоззрений, либо продолжать дальше делать вид, что все хорошо.

Добавить комментарий

До криминогенного обострения, которое началось в 2010 году как раз к переназначениию президента республики Арсена Канокова и достигло кульминации к февралю (убийства ученого-этонографа, муфтия, и наконец, московских туристов), главным событием такого рода было нападение на Нальчик в 2005 году. Каноков, до этого крупный бизнесмен из Москвы, тогда только что вступил в должность, и эта акция явно была в том числе и посланием ему лично.
Затем в республике наступило затишье, во многом объясняющееся и целенаправленным стремлением новой администрации прекратить излишний прессинг силовиков на мусульманскую общину, который и способствовал радикализации. С чем же связан нынешний террористический ренессанс? Разговоры о низком уровне жизни и безработице на Кавказе как о главной социальной базе ваххабизма конечно очень политкорректны и во многом даже верны по существу, но они объясняют далеко не все. И даже начинают встречать естественное раздражение вне Кавказа - в конце концов ситуация с зарплатами и безработицей в сельской местности Тверской или Рязанской области ничуть не лучше, а качество жизни с учетом климата, пожалуй что и похуже.
На официальном уровне также принято намекать на «некие силы» которые хотят дестабилизации в регионе. Это все понятно, исламские эмиссары, агенты ЦРУ и прочая «бондиана» действительно имеет место, все-таки Кавказ – геополитически важный регион. Но ведь есть и в самой республике Кабардино-Балкарии вполне реальные люди и «группы лиц», которые из этой ситуации извлекают или намерены извлечь какой-то свой гешефт.
Борьба горских кланов под ковром
Говоря о Кавказе, игнорировать тему перманентного передела сфер влияния между местными клановыми группировками невозможно. При предыдущем президенте КБР Валерии Кокове вся республика фактически была поделена между несколькими влиятельными кланами благодаря чему, кстати, в регионе удалось сохранить политическую стабильность во времена максимального обострения национального вопроса в 90-ые годы – с элитами всегда проще договориться, чем с народом. По большому счету, симбиоз нескольких кланов, представленных в силовых структурах и в органах, пилящих федеральные деньги, и был тогда основой политического устройства республики Кабардино-Балкарии, а не символические «три ветви власти». В этой клановой палитре отражался и национальный расклад - туристическая отрасль была полностью под контролем нескольких балкарских семейств, кабардинские группы имели преимущество в силовых структурах, и полностью контролировали нефтепереработку.
В реальной жизни это означало следующее – поставленные кланами районные начальники и силовики, становились фактически феодалами в рамках своих «наделов», клановая элита вполне эффективно осваивала федеральные дотации при нулевом контроле со стороны Москвы. В результате деньги, выделенные федералами, к примеру, на строительство новых канатных дорог в Приэльбрусье, были украдены полностью. То, что начали строить позже при нынешнем президенте КБР – «вторая серия», эти деньги новая власть разворовать не дала, поскольку это было уже делом принципа.
Разумеется, когда стало понятно, что руководить всем этим феодальным великолепием будет назначен Каноков, до этого 20 лет делавший бизнес в Москве и никак в местные клановые расклады не включенный, влиятельные люди «на местах» задумались. В результате этих раздумий на третьей неделе правления нового президента несколько сотен накаченных наркотиками отморозков атаковали Нальчик, оставив после себя на улицах десятки трупов. Больше давить на президента КБР было нечем – компромата на него, как не игравшего в местные игры, не было, а купить человека, обладающего миллиардным состоянием, в общем-то, затруднительно.
Кроме этого, всем понятно, что назначение кого-либо губернатором – это не просто назначение, это и еще 3-4 кандидатуры, которых «прокатили». И эти кандидатуры – люди влиятельные и небедные. И, как правило, злопамятные. Среди таких обделенных в КБР тогда оказались, например, гендиректор ОАО «Кабардино-Балкарская топливная компания» Валерий Карданов (родственник Кокова), сенатор Хусейн Чеченов и еще несколько влиятельных людей. Именно Карданов впоследствии стал лидером антиканоковского объединения кланов «бывших». Конечно, объединение это довольно условное, интересы у кланов в принципе разные, но это тот случай, когда не остается ничего другого, как «дружить против».
Феодалы из «бывших» не зря опасались прихода Канокова в Кабардино-Балкарию. Будучи жестко ориентированным на федеральную вертикаль и конкретно – на влиятельного полпреда президента в ЮФО Дмитрия Козака, Каноков при этом был финансово независим и привел с собой свою команду. Задача снижения дотационности республики и наведения порядка с налогами была поставлена во главу угла, а это автоматически означало проблемы для «серых» водочников и нефтяников, зарабатывающих на «левом» бензине.
Люди хорошие, только национальный вопрос их испортил
Собственно, с этого и началась история реального политического противостояния Канокова в Кабардино-Балкарии. Недовольные новой властью кланы, фактически выдвинувшие главным представителем своих интересов Валерия Карданова, начали серьезную игру – давление на национальный вопрос.
Был активирован и получил хорошую медийную поддержку «Совет старейшин балкарского народа», навербованный, как это ни смешно, преимущественно из отставных милицейских начальников (впрочем, и не смешно совсем, даже наоборот – как говорится, кто бы сомневался). Вообще балкарской теме открыли «зеленую улицу» - балкарские старики стали устраивать пусть и пародийные (с усиленным питанием по ночам) но зрелищные «голодовки» в Кисловодске и Москве. Совет старейшин делал новости Кабардино-Балкарии оппозиционного толка на Северном Кавказе, чем неизбежно привлек к себе внимание правозащитных организаций, получив, таким образом, доступ к медийному ресурсу «грантососов».
Но национальная тема оказалась не настолько перспективной. Собственно, идеологическая база балкарского национального движения в последние годы – это требования вернуть балкарским селам земли (преимущественно альпийские пастбища), выведенные в республиканское подчинение в рамках федерального закона о межселенных территориях. Мало того, что это произошло еще при Кокове, так при Канокове эта ситуация как раз была отыграна назад – большинству балкарских поселений были переданы земли, по площади даже превышающие ранее отобранные. Несколько спорных территорий еще осталось – их судьбу должна решить специально созданная для этого согласительная комиссия. То есть после решения республиканского парламента в конце 2009 года передать пастбища балкарским селам протестный потенциал национально-земельной темы начал стремительно снижаться.
Терророемкая территория
В этих условиях клановым элитам пришлось взяться за оживления пугала «терроризма-ваххабизма».
Надо думать, что вдохнуть жизнь в эту мумию стоило определенных усилий – все-таки после нападения на Нальчик ваххабитское подполье было основательно зачищено. Скорей всего, особого восторга от необходимости поддержки «лесных» клановые элиты не испытывали, поскольку связываться с отморозками никто не любит, а серьезные и богатые люди – тем более.
Но других инструментов ослабления Канокова и Кабардино-Балкарии не оставалось – на поле экономических реформ Каноков, будучи крупным коммерсантом, причем выросшем не в условиях коковского кланового заповедника, а в конкурентной московской среде, чувствовал себя уверенно. Так что клановая оппозиция совершенно здраво рассудила, что испортить ему жизнь можно только переведя «дискуссию» в силовое поле. Так что резкий всплеск террористической активности в КБР в прошлом году, как раз под начало сложного аппаратного процесса переназначения Канокова на второй президентский срок, совершенно закономерен. И с этого момента главным оппонентом Канокова в Кабардино-Балкарии стал не поднадоевший всем национал-активист, а бородатое существо со средневековьем в голове и автоматом в руке.
Этот «исторический поворот» чудесным образом совпал с очередным витком цивилизационной деградации в среде самих ваххабитов. В 2010 году в Нальчике был убит лидер местного ваххабитского подполья Анзор Астемиров. При всех очевидных «особенностях» этой фигуры нельзя не признать одного – это был человек с высшим гуманитарным образованием, ему хватало ума, ведя террористическую войну против власти, не трогать при этом авторитетных в республике ученых, общественных деятелей и московских туристов. Когда его место занял Аскер Джаппуев, стало ясно что «валайат Кабарды, Балкарии и Карачая» окончательно превращается в бешеного диплодока – силы, в смысле дури, много, а мозг с грецкий орех. Джаппуев, будучи балкарцем по национальности, умудрился сделать так, что теперь его проклинают в каждом балкарском доме в окрестностях Эльбруса - после убийства московских лыжников с одновременным подрывом канатки и последовавшим за этим введением режима КТО, без туристов, то есть без средств к существованию, остались десятки тысяч балкарцев, составляющих абсолютное большинство населения горнолыжных курортных зон.
Бесспорно, в тактическом отношении клановые вожди заработали себе на всем этом несколько очков. Диверсия на Баксанской ГЭС перед переназначением Канокова, затем череда громких убийств в начале года и введение КТО – все это нанесло каноковской команде существенный имиджевый урон. В начале этого года Арсен Каноков даже ввел в состав нового правительства несколько человек, принадлежащих к старой коковской команде – явная уступка «бывшим». Но что-то пока особых результатов такая уступчивость не приносит. Террористическая угроза не снижается, и новых громких преступлений за последнее время не было просто потому, что этому мешает режим КТО и нагнанные в республику со всей России спецподразделения МВД и ФСБ.
Все это объясняется довольно просто, без всякой мудреной конспирологии. Во-первых, среди главных противников Канокова есть те, для кого обратной дороги уже просто не существует, как, например, Валерий Карданов. Впрочем, его возможности теперь будут существенно ограничены - буквально на днях его после продолжительной аппаратной борьбы таки уволили из «Роснефти». Федеральная вертикаль уже больше не могла терпеть его политическую активность, к тому же, подозрительно совпадающую с активизацией ваххабистского подполья.
Во-вторых, «бородатые» уже перешли на самофинансирование и вообще-то независимы от тех, кто помог им снова подняться после разгрома 2005-2006 годов. По сути, ваххабиты давно переродились в классические ОПГ образца начала 90-ых и живут за счет рэкета местного бизнеса. А с учетом экономического оживления в КБР за последние 3-4 года и коррумпированности и бессилия силовиков условия для этого сейчас просто сказочные – тут тебе и кормовая база, и полная безнаказанность.
В целом, сейчас элитный конфликт в КБР застыл в состоянии «ничья» - модернизационная команда Канокова, основательно поломав феодальную систему коковских времен, получила сдачи от мобилизовавшихся «бывших» и сейчас вынуждена заниматься неприятными «силовыми» проблемами. И решение этих проблем на 90% зависит именно от силовиков, а возможности реально влиять на их работу у республиканской исполнительной власти минимальны. Клановые группы, в свою очередь, поначалу сильно подрастеряв позиции у своих традиционных кормушек, нанесли ответный удар, но для этого им пришлось связываться с таким отребьем, что еще неизвестно, чем для них самих все это кончится.
Игорь Штоколов,
Igor Sh (21 Июля, 14:30)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья