Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Хуже метеорита

При губернаторе Михаиле Юревиче экологическая ситуация в Челябинской области оказалась на грани катастрофы

Хуже метеорита

Не исключено, что в ближайшее время на карте России появится новая зона радиационного заражения. Только произойдёт это не из-за страшной аварии, не из-за рокового стечения обстоятельств, а… возможно, что из-за решения губернатора Челябинской области Михаила Юревича.

Как стало известно на прошлой неделе, отечественное ведомство по захоронению собирается разместить на Урале сразу три атомных могильника, два из которых будут находиться в Челябинской области. Причём, по сообщениям СМИ, вопрос с губернатором Михаилом Юревичем уже фактически решён.

Тема открытия новых могильников на территории Уральского федерального округа (УФО) поднималась ещё в конце октября на VII Международном форуме «АтомЭко 2013». В частности, в докладе директора ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО)» Юрия Полякова среди перспективных мест захоронения ядерных отходов упоминалась и Челябинская область. Причём уже даже были определены конкретные места: в Озерске – при ФГУП «ПО Маяк» и на территории Саккуловского сельского поселения в Сосновском районе – при Челябинском отделении ФГУП «РосРао» (бывший завод «Радон»).

«Конечно же, я могу понять региональных чиновников, которые соглашаются на лестные предложения (по захоронению отходов. – Ред.). Для них это деньги, причём очень большие. Любой могильник – это солидное вливание в бюджет. Но дойдут ли эти деньги до рядовых граждан? Большой вопрос. Как известно, у нас контроль за бюджетом странный», – комментируют местные «зелёные».

За примерами о том, как расходуются бюджетные средства в Челябинской области под руководством Михаила Юревича, далеко ходить не надо. К примеру, не так давно администрация приобрела вертолёт. Угадайте, кто им пользуется? Или потратился на дорогостоящую охрану. И это при миллиардных суммах дефицита регионального бюджета.

Но даже если на минутку представить фантастическую картину, что благодаря неведомому волшебству деньги эти не будут разворованы, Челябинская область сегодня менее всего подходит в качестве региона для захоронения ядерных отходов. «В регионе нигде и близко нет геологических условий для хранения таких веществ. Это геологически абсолютно непригодные места. И так легкомысленно относиться к проблеме, как сейчас, – это абсолютно преступно. Наши потомки получат гигантскую радиоактивную катастрофу», – возмущается сопредседатель международной экологической группы «Экозащита» Владимир Сливяк. Кроме того, по словам эксперта, строительство могильников не решает, а лишь отодвигает во времени проблему утилизации ядерных отходов. «Есть решения лишь на 50–70 лет, а это крайне маленький срок. Затем отходы придётся снова доставать и заново прятать. И тут я задаюсь вопросом: для чего это нужно самим губернаторам?» – рассуждает Владимир Сливяк.

Вопросы, которыми задаются эксперты, судя по всему, следует отнести к разряду риторических. По нашему мнению, вся политика Михаила Юревича начиная примерно с 2010 года, когда он сел в губернаторское кресло, в области экологии наглядно демонстрирует: руководитель региона не то что на 50–70 лет вперёд не загадывает, он, по всей видимости, не в состоянии решить текущие экологические проблемы региона. А ситуация с экологией в Челябинской области, надо сказать, одна из худших в стране. Мало того что регион – центр промышленного производства, пресловутое ПО «Маяк» печально знаменито на всю страну ядерными катастрофами ещё с советских времён.

На словах, впрочем, Михаил Юревич всегда позиционирует себя как ярый борец за экологию. «Нас заверяют, что всё чисто и «пушисто», но нос-то не обманешь. Хорошо бы заставить собственников установить датчики, отслеживающие количество и состав выбросов из каждой трубы. Людей не обманешь – достаточно иногда просто почувствовать воздух, который вызывает тошноту», – заявил Михаил Юревич в ходе недавней встречи с руководителем челябинского регионального управления Роспотребнадзора.

Только вот глава региона, видимо, запамятовал, что программа по установке датчиков мониторинга выбросов на трубы промышленных предприятий в том же Челябинске существует ещё аж с 2011 года. Но с тех пор дальше разговоров дело так и не пошло. Не удалось властям заставить заводы устанавливать эти датчики. Или, может быть, как и в случае с могильниками, власти региона делают ставку на финансовую сторону вопроса?

Могильное царство

Подзаработать на отработанных ядерных отходах (ОЯТ) губернатор, вероятно, пытается чуть ли не с первого дня своего вступления в должность. Ещё в конце 2010 года глава Челябинской области открыто заявлял о том, что приветствует возможность завоза ОЯТ из Германии на ПО «Маяк». «В районе реки Теча выполняются все необходимые программы, берега рекультивируются, и радиационный фон в Челябинской области не вызывает опасений. Если сравнивать с атомной электростанцией, «Маяк» вообще абсолютно безопасен», – заявлял тогда Михаил Юревич. Заявление об «абсолютной безопасности» «Маяка» поражает своей циничностью. Ещё в 1957 году на «Маяке» произошла авария, больше известная как «кыштымская трагедия», масштабы которой сравнимы с самыми крупными катастрофами в истории ядерной энергетики: чернобыльской аварией и аварией на «Фукусиме».

Так, в результате взрыва на «Маяке» в 1957 году в атмосферу было выброшено около 20 млн кюри. При аварии на Чернобыльской АЭС в окружающую среду попало 380 млн кюри.

Проблема, однако, в том, что с тех пор нештатные ситуации на «Маяке» происходят почти ежегодно (см. Хронику). По оценкам экологов, в общей сложности начиная с 50-х годов в результате непрекращающихся выбросов с ПО «Маяк» было загрязнено более 25 тыс. квадратных километров. При этом около 500 тыс. человек получили повышенные дозы облучения. Это экспертные оценки, базирующиеся на неких официальных данных или цифрах, которые можно было найти в открытых источниках. В реальности же точных данных ни об объёмах выбросов, ни о загрязнённых площадях просто не существует. Однако очевидно, что дела на «Маяке» идут, мягко говоря, неблестяще. Ещё до прихода Михаила Юревича к власти «Маяк» фактически разваливался на глазах. Причём ситуация была настолько критическая, что помощь России в устройстве хоть какой-нибудь безопасности на «Маяке» оказывало даже правительство США, озабоченное возможной ядерной катастрофой. Тогда России было выделено 400 млн долларов на строительство хранилища делящихся материалов.

По нашему мнению, с приходом Юревича проблемы на «Маяке» стали решать не строительством хранилищ или реальным усилением защиты, но в том числе при помощи уничтожения информации о реальном положении дел с экологией в области. Так, в июле 2011 года чиновники из администрации Челябинской области размещали заказ на то, чтобы в поисковых системах Yandex и Google по запросам о кыштымской трагедии или проблемах экологии в области находились только материалы, содержащие «положительные или нейтральные оценки экологической ситуации в Челябинске или Челябинской области». Когда информация об этом просочилась в СМИ, представители областного правительства ничтоже сумняшеся заявили, что подобный заказ необходим для того, чтобы «избавляться от неактуального и не соответствующего действительности имиджа, навязанного радиофобами».

Наверное, не иначе как «радиофобией» челябинские власти сегодня бы объяснили тот факт, что проблемами безопасности на «Маяке» в своё время озаботилось даже американское правительство. В 2011 году достоянием общественности неожиданно стало судебное постановление 2006 года по уголовному делу бывшего директора «Маяка» г-на Садовникова. В нём, в частности, говорилось, что в 2001–2004 годах в реку Течу, около которой проживают несколько тысяч человек, попало 30–40 млн кубометров радиоактивных отходов. Кстати, в том же судебном заседании была озвучена сумма – 5,5 млрд рублей. Именно столько руководство «Маяка» тогда получило за приём ядерных отходов из-за рубежа. Но деньги эти были разворованы. Нетрудно догадаться, что радиоактивные вещества, период полураспада которых составляет несколько десятков лет, находятся в реке Тече. По логике челябинского губернатора, «радиофобией», должно быть, заражены не только экологи, но и вся российская судебная система.

Здоровее видали…

Сколько бы руководство Челябинской области ни пыталось сегодня скрыть реальное положение дел с экологией в регионе, существует ряд объективных показателей, которые просто так в Интернете не сотрёшь – какие тендеры ни объявляй. Это статистика по различным заболеваниям и демографическая ситуация в регионе.

Одним из ключевых индикаторов радиационного заражения в том или ином регионе считается количество онкологических заболеваний. В первую очередь речь идёт о раке щитовидной железы. Причём на заражённых территориях обычно наблюдается вспышка этого заболевания среди детей. Так вот, с 1976 по 1999 год в Челябинской области заболеваемость детей раком щитовидной железы выросла в шесть раз.

Современную статистику чиновники то ли не отслеживают, то ли предпочитают скрывать. Однако нетрудно предположить, что с тех пор ситуация только ухудшилась. «В регионе образовался так называемый восточноуральский радиационный след. Он захватывает Челябинскую, Свердловскую и даже часть Тюменской области. Его площадь потихонечку сокращают. Первоначально (в 50–60-е годы. – Ред.) это затрагивало территорию размером больше 100–125 тыс. квадратных километров. Население там не такое плотное, как на западе. К тому же информации в 50–60-е годы не было, никто ни о чём не знал. Буквально несколько лет назад Росатом наконец сподобился выделить средства на отселение людей. Но отселили их тоже не в чистую зону, а куда-то недалеко. Не переселили по-настоящему. А несколько сёл до сих пор находятся в зоне активного заражения», – рассказывает председатель центрального совета российской Зелёной лиги, член Общественной палаты Сергей Симак.

К таким заражённым населённым пунктам, где до сих пор живут люди, относятся Муслюмово, Бродокалмак, Русская Теча и Нижнепетропавловское. Все они расположены близ реки Течи, в которую все последние 60 (!) лет продолжается сброс радиоактивных отходов. Мало того что власти региона никак не заботятся о переселении людей в чистые зоны, в довершение ко всему они ещё и хотят лишить их медицинского обслуживания. Летом этого года власти региона вознамерились закрыть Бродокалмакскую участковую больницу. Для разрешения ситуации в дело даже пришлось вмешаться Минздраву, в который обратились возмущённые жители Бродокалмака.

Неудивительно, что при таком положении вещей онкологические заболевания сегодня входят в тройку лидеров среди всех болезней, от которых чаще всего умирают жители Южного Урала.

Причём статистику по раку щитовидной железы хотя и не публикуют, но то, что проблема существует, признают даже чиновники. «Челябинская область является эндемичной по зобу (щитовидной железы. – Ред). Пальму первенства держит сахарный диабет, на его долю приходится около 49% всех эндокринных заболеваний, а заболевания щитовидной железы составляют около 35–38%», – не скрывает руководитель Челябинского областного эндокринологического центра, главный внештатный эндокринолог областного Минздрава Валерия Тюльганова.

Как результат стремительное сокращение женского населения в регионе. Ведь заболеваниями щитовидной железы, как правило, чаще страдают именно женщины. Так, если в 2005 году численность женщин составляла 1,9 млн, то в 2011-м этот показатель сократился до 1,8 миллиона.

На сегодняшний день именно Челябинская область в УФО удерживает пальму первенства по злокачественным новообразованиям у населения. И этот показатель, как отмечают врачи, имеет устойчивую тенденцию к росту. «Причинами этого являются промышленный и стрессогенный факторы, последствия аварии на комбинате ПО «Маяк», высокий процент курильщиков в структуре населения», – резюмирует главный врач Челябинского онкологического диспансера Олег Селиверстов.

Всего за последние 20 лет в Челябинской области в два раза увеличилось количество сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Эксперты отмечают, что эта тенденция напрямую связана не только с повышенным радиационным фоном, но и c общей неблагоприятной ситуацией с экологией в регионе.

Так, по данным Росстата, основными загрязнителями воздуха на Южном Урале являются промышленные предприятия. Вот только несколько официальных (!) цифр: за первое полугодие текущего года объём выбросов вредных веществ в атмосферу от стационарных источников (читай промышленных предприятий) составил 46,5 тыс. тонн, что на 15,8% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

В прошлом году предприятиями Южного Урала было выброшено в атмосферу 678 тонн загрязняющих веществ. Причём больше половины этих выбросов пришлось на металлургические предприятия, которые не только не установили у себя на трубах датчики, но и даже увеличили объёмы выбросов на 1% по сравнению с 2011 годом. Больше всего выбросов по итогам 2012 года пришлось на предприятия Магнитогорска (21,6%), Челябинска (12,7%) и Троицка.

Челябинский воздух, констатируют экологи, отравлен парами ртути, шестивалентным хромом, марганцем.

На этом фоне особенно показательно выглядит тот факт, что заботу об экологии Челябинской области, как крупного промышленного региона, губернатор Михаил Юревич в 2010 году провозгласил чуть ли не главным вектором направления своей политики. Среди флагманских идей губернатора по улучшению экологической ситуации в регионе – вывод промышленных производств за город, установка на трубы предприятий датчиков мониторинга выбросов, а также проведение мероприятий по очистке водоёмов.

Однако за последние три года всё это как было голословными заявлениями, так таковыми и осталось. На прошедшей на днях встрече Михаила Юревича с руководителем регионального управления Роспотребнадзора Анатолием Семёновым вновь звучали уже известные речи о том, что Челябинск вот-вот превратится в город-сад, а предприятия будут выведены за черту города.

На наш взгляд, экология региона не только не улучшается, но продолжает ухудшаться. Но, как известно, у чиновников из администрации всегда припасены некоторые «проверенные инструменты», например удаление неудобной для местного начальства информации из Интернета. Правда, на этот раз, видимо, придётся уже договариваться с представителями из Минздрава, дабы подправили статистику по количеству людей, умирающих от рака или лучевой болезни.

Справка

Хроника аварий на «Маяке»

На самом деле ПО «Маяк» никогда не было благополучным предприятием. Спустя год после открытия, в 1949 году, на нём произошла первая авария, в результате которой в речку Течу потекли радиоактивные отходы. Всего с марта 1949 по ноябрь 1951-го в неё было сброшено не менее 2,8 млн кюри. Заражению тогда подверглось более 100 тыс. человек в 40 населённых пунктах.

С тех пор аварии и инциденты случались на «Маяке» каждый (!) год. Вот только некоторые из них:

март 1953-го – переоблучение персонала;

октябрь 1954-го – разрыв технологического оборудования и разрушение частей здания;

июль 1957-го – взрыв резервуара с нитратно-ацетатной смесью;

октябрь 1958-го – очередная авария, в результате которой три человека погибли;

июль 1959-го – разрыв технологического оборудования.

В 1960-е годы случилось сразу пять аварий. Самая крупная – в декабре 1968 года, в результате которой один человек погиб, а другой получил лучевую болезнь, после которой ему ампутировали обе ноги и правую руку.

70-е и 80-е годы прошли относительно спокойно – всего две аварии.

С 1990 по 2000 год на «Маяке» случилось около 20(!) аварий и нештатных ситуаций.

В январе 2003-го – очередной радиоактивный выброс.

Позднее положение немного поправили американские вливания. А с приходом к власти Михаила Юревича в 2010 году предприятие было признано «совершенно безопасным».

Источник: Версия

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья