Moscow-Post RSS
7 Декабря 2016

Закон и непорядок

В последнем произведении, которое братья Стругацкие написали вместе, в короткой повести «Дьявол среди людей», главный герой, врач Ташлинской больницы лицом к лицу сталкивается со злом, которое осознает себя и только благодаря вмешательству сил (назовем это так) не играет в полную силу.

Закон и непорядок

Протагонист, Ким Волошин, человек, умеющий убивать (или калечить) своих обидчиков и поначалу выглядящий вполне симпатично (карает он, например, одичавшего алкаша, совершенно омерзительный тип человека, потерявшего всякую связь с реальностью), заканчивает тем, что приходит в оптику, за очками, и – весь город знает о его способностях и боится их – прямо угрожает продавцу, который вынужден отдать жене Кима оправу, предназначавшуюся для «старшей дочери начальника милиции».

То есть и продавец-то выглядит довольно спорно, и все убитые Кимом люди – еще более неприглядно, но исчадье зла почему-то – он, а не эти привычные всем персонажи.

Стругацкие и пытаются объяснить, почему происходит именно так. Во многом потому, что неконтролируемое насилие – это самораскручивающийся маховик катастрофы. Если каждого неприятного тебе алкоголика, хама и урода останавливать смертью, скоро не останется вообще никого. Если начать массово вешать тех, кто ворует, убивает и грабит, скоро кому-то захочется массово вешать рыжих, одноногих и не умеющих играть на аккордеоне. И отказаться от самого принципа расправы будет крайне затруднительно.

Именно с аксиомой об ограничении насилия рамками закона, а не собственных представлений о «правде и справедливости» связано на самом деле категорическое неприятие и Путиным, и Медведевым тех персонажей с криминальным прошлым, которые пытаются пробиться во власть. И Путин, когда был президентом, и нынешний глава государства – оба они, насколько можно понять, исходят из логики власти, которая легитимизируется не силой, а поддержкой общего порядка путем разработки и претворения в жизнь правил, которые бы ограничивали уровень насилия.

Поэтому, кстати, власть очень плохо реагирует на раздающиеся отовсюду призывы к «расправе» над теми или иными неугодными.

Кардинальное расхождение в данном случае обозначается довольно просто. Оно состоит в том, что криминальный мир, «понятиями» которого заражены не только многие отсидевшие (они ответственны, по крайней мере, за то, что вообще оформили этот понятийный аппарат и дали его обществу в пользование), но и многие совсем не сидевшие, основан на презумпции вины человека. В просторечье это называется «докажи, что ты пацан». Мир государства в свою очередь стоит как раз на презумпции невиновности – «чужих для нас нет». И если бы власть оперировала принципом – «давайте соберемся мы, все хорошие, и убьем всех плохих», никакого государства давно бы не было.

В этом и заключается системность политики: в следовании одной и той же логике, а вовсе не в лояльности или нелояльности. Политическая логика России нулевых – выработка таких принципов, при которых доблестью считалось бы следование закону, а не то, что считается обычно «крутизной».

Именно поэтому мир криминала (и ОПГ, его закономерное оформление) как прообраз некоего «теневого государства» (показателен здесь, кстати, пример Мексики, в которой эскалация насилия уже привела к тому, что правительственные войска контролируют лишь часть страны) так негативно воспринимается властью. Здесь есть не только политическое или юридическое, но и символическое посягательство на базовые принципы существования государства – так что не столь важно, как давно погашена судимость, важно то, что она – уголовная.

В этом смысле следующим, и вполне логичным, шагом, будет не просто «чистка» списка от людей, которые прямо входили в мир криминала, но и от персонажей, которые имели с этим миром косвенную связь, экономическую, юридическую, просто человеческую. Это – в описанной логике – должно называться «карантином», неким символическим пространством, в котором люди, зараженные болезнью, должны получить соответствующую помощь.

Хочется верить, что они ее получат.

Добавить комментарий

Смотрите также:

По стопам Чернышева?

По стопам Чернышева?

Назначенный главой администрации Ростова-на-Дону - Виталий Кушнарев, считающийся племянником губернатора Голубева, сдал в аренду землю, на которой должна была быть школа.

07 Декабря, 17:51

Воробьев «попер» на Конституцию

Воробьев «попер» на Конституцию

Губернатору Воробьеву не удастся «наложить лапу» на муниципальные бюджеты Подмосковья. У противников реформы МСУ нашлись федеральные защитники.

07 Декабря, 16:53

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья