Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Порочные связи мэра Мурманска. Продолжение

Часть третья

«Воспоминания «о былом», или «Специалист по выборным технологиям».

Рассказывать о Субботине можно бесконечно. Типаж он очень интересный, и я думаю, если бы Ильф и Петров писали свой бессмертный роман уже в наше время, то прообразом «великого комбинатора» мог вполне стать и сам Сергей Алексеевич, известный больше в узком кругу как «Сергуня» или «Непахнущий Серж». Более того, новоявленный Остап Бендер мог бы дать большую фору литературному герою из ранней советской классики, ибо возможностей поживиться за счёт государства и разных физических - юридических лиц, Сергей Субботин имеет несравненно больше.

Товарищу Бендеру приходилось только мечтать о нынешнем статусе вице-губернатора, а его наивная мечта о Рио-де-Жанейро и «белых штанах», была просто детским лепетом, по сравнению с амбициями и материальными доходами героя моего рассказа.

Об умении Сергея Алексеевича делать деньги из воздуха, можно слагать стихи и легенды (либо сразу же писать заявления в прокуратуру), однако нашей здесь целью являются не злобные кляузы – а всего лишь воспоминания – воспоминания «о былом»…..

Наряду со многими прибыльными делами, любил заниматься Сергей Алексеевич и политикой, искренне полагая, что это именно та атмосфера и область, где не действуют законы ни нравственности, ни морали. Не даром же, отвечая как-то на вопрос одного из приближённых к своему телу журналистов, «Непахнущий Серж» откровенно заявил: в политике всё решает целесообразность (!), а интрига – это не предательство!

Руководствуясь этим нехитрым принципом, в 2003 году во время выборов мэра (первый политический опыт «целесообразности» у «Сергуни») вице-губернатор на голубом глазу объявил криминальным авторитетом своего многолетнего друга, чьи общественные инициативы до этого лично расхваливал в эфире телекомпании «Блиц».

Не забыл он и саму телекомпанию, и, проявив талант небывалого доселе рейдерства, лично санкционировал и принимал участие в ночном захвате «Блица» – на то время единственной телекомпании, оставшейся неподотчётной его собственным СМИ.

Надо сказать, что в ту пору «Сергуня» от лица администрации Мурманской области курировал все средства массовой информации, и, конечно же, не мог пройти мимо такого сладкого куска.

Подавив на тот момент все «очаги вражеского сопротивления», Субботин мог спокойно почивать на лаврах, создавая себе на экране образ «непримиримого борца с коррупцией» – то есть, продолжать и дальше водить за нос доверчивых мурманчан. Политики всего мира знают о гипнотической мощи «телеящика», а посему умело используют его. Борис Ельцин всего пять минут красовался на танке обвешанный бронежилетами, а затем девять лет делал со страной что хотел. Мурманск же в последние годы стал одним из самых ярких полигонов для различных «выборов», и отбою от кандидатов, желающих покрасоваться на голубом телеэкране, не видно до сих пор конца.

Но во время выборов появление любого из кандидатов строго регламентировано законом.

Есть точно отведённое время в сетке вещания, когда они могут вести свою агитацию, и каждому определён равный хронометраж нахождения в эфире. Всё справедливо, и на первый взгляд этот закон никак нельзя обойти. Но это только на первый взгляд….

Представим себе, что некий кандидат Сидоров является директором N-ской фабрики, и нам его строго-настрого приказали хвалить. Как быть? Ведь по закону ни Сидорова, ни его фабрику нам показывать нельзя. Зато мы с полным правом можем снять хоть целый сериал о том, что продукт этой фабрики – бронебойный маслобетон – будущее России.

Не сегодня-завтра он выйдет на международные рынки и обернётся звонкой валютой, на которую мы накормим всех от мала до велика. Кроме того, из этого материала мы сможем построить комфортное жильё, в котором даже не будут нужны батареи и обогреватели, а значит, сразу же в несколько раз снизиться и квартплата…..

А в это время на улицах вашего города будут стоять огромные рекламные щиты, где наш директор-кандидат с улыбкой на устах взирает на прохожих…. на фоне той самой фабрики с маслобетоном, которую мы уже крутим несколько недель подряд….

Но если этого директора нам прикажут размазать по стенке, то антураж мы ему создадим соответствующий. Мы снимем фильм на экологическую тему, в котором покажем, как его бронебойный маслобетон портит окружающую среду. Затем, мы покажем передачу о том, что самый криминальный бизнес России – это выпуск маслобетона, и в случае прихода к власти всяких там «маслобетонщиков», ваша жизнь в городе превратиться в Ад!....

Такая вот нехитрая премудрость, но Вы, дорогие читатели, уже поняли, куда я клоню.

В этом «выборном» теле-бизнесе крутятся огромные деньги – а там, где деньги, Сергей Алексеевич всегда был рядом, всегда стоял «на боевом посту». Монополия на печатную продукцию и областной телеэкран давали ему многое, и можно было вполне спокойно плести хитроумные комбинации, не особо переживая за свой завтрашний день.

Нужно ли говорить, что такой выгодный бизнес был поставлен с должным размахом: довольные «кандидаты» шелестели купюрами, а «Сергуня» едва успевал подсчитывать выручку – в его кабинете на 4 этаже «жёлтого дома» было не протолкнуться, туда всегда стояла страждущая очередь из желающих получить личную аудиенцию, а его секретарша валилась с ног, стараясь обслужить самых «дорогих гостей».

Не даром же в кругу своих единомышленников Субботин делился по секрету: противника нельзя загонять в безвыходное положение, нужно всегда искать с ним компромисс!

О, это сладкое слово «компромисс»! Как приятно развалиться в глубоком кожаном кресле, и после трудного дня нащупать в своём кармане (в конверте) очередной «компромисс»!

Одна беда, карманов не всегда хватает, но на этот случай у «Сергуни» всегда приготовлен под рабочим столом вместительный дипломат-саквояж.

«Родство с Чикатило», Или «Родной запах «зелени»

Март 2004 года. Близятся выборы губернатора Мурманской области, и было понятно, что Сергей Субботин не намеревается их пропускать. Конечно, не в том смысле, чтобы самому попытаться стать первым лицом области – а в том, чтобы «заработать» на них.

Задумано – сделано! И в результате короткой, но очень яростной и бескомпромиссной чиновничьей борьбы, «Непахнущий Серж» получает новое назначение и доступ в святая святых: становится во главе теневого предвыборного штаба, а самое главное, имеет теперь возможность контролировать «чёрную кассу». Какой же кандидат без «чёрной кассы»? Дураков ведь нет! Это вам не начало 90-х – на дворе уже новое тысячелетие, а значит, и новые «технологии предвыборной борьбы».

Но чтобы пояснить читателю всю пикантность такого момента, уместно здесь будет вспомнить один старый анекдот «РЕПУТАЦИЯ»:

- Здравствуйте! Я представитель фирмы «Репутация». Это «чёрный и серый пиар».

- Простите, чёрный и серый – кто? - Это предвыборный штаб?

- Да! - А вы здесь кто?

- А я здесь им еду готовлю.

- Тётка, позови быстро кого-нибудь из начальства!.... Одна нога здесь – другая там!

- Павел Игнатьевич, к Вам тут пришли………….. (входит Павел Игнатьевич) -Здравствуйте, Вы ко мне?

- Да! Я из фирмы «Репутация». Это «чёрный и серый пиар». Результат гарантируется!

- А поподробнее, можно?

- Про «чёрный», или про «серый»?

- Про чёрный. Но чтобы совсем!

- О! Будьте спокойны! Полное моральное уничтожение конкурента. Создание тёмной биографии со свидетельствами и документами. – Воровство в школе, шизофрения, вхождение в секту свидетелей Иеговы, продажа Родины, бандитизм, и даже детский онанизм – на выбор заказчика.

- Расценки?

- От штуки – до ста.

- До ста?

- Сто – это с сюжетом в вечерних новостях.

- Хорошо, но только чтобы это был главный сюжет!

- Пожалуйста! Можно сделать и так, что никаких других сюжетов в этот день вообще не будет. Но это уже двести!

- А если оптом? Вот всё, что Вы сказали: секта, бандитизм, онанизм, продажа Родины, но оптом? Чтобы конкурент уже никогда не поднялся!

Я думаю, в шесть ноликов уложимся.

- Миллион? Это несерьёзный разговор.

- Вы же хотите, чтобы он никогда не поднялся!

- Хочу. Кстати…..одну секундочку. (В телефонную трубку) Алло! Серёга, узнай там, сколько стоит клиента замочить? Физически, физически! Давай, жду! (Посетителю). Сейчас сверим цены. (В трубку). Что? Спасибо! (Убирает «мобильник» в карман). Товарищ, Вам вышел облом! За миллион я могу замочить его без всякого пиара, вместе с его предвыборным штабом и избирателями.

- Вы о чём? Это же демпинг!

- Голуба, это рынок! - Хорошо, восемьсот.

- Это несерьёзный разговор.

- Сколько же Вы предлагаете?

- Оптом?

- Да!

- С продажей Родины и онанизмом?

- Да!

- Триста!

- Ну, это несерьёзно.

- Триста от силы!

- Так, сейчас я выйду отсюда, свяжусь с вашим конкурентом, и через пять минут онанизм будет у Вас.

- Вы не можете так поступить.

- Даже не сомневайтесь! Плюс сюда добавим зелёное знамя ислама, и совращение малолетних в детских садах!

- Нет!

- Не забудьте завтра включить телевизор, и не пропустите блок вечерних новостей.

- Хорошо….. пятьсот!

- Плюс скотоложство, дом на Багамах, родство с Чикатило, и…..

- Ладно, семьсот тысяч, и по рукам!

- Я знал, что мы договоримся.

- Только вот это: ислам, скотоложство и Чикатило – тоже ему.

- А не много ли будет, для одного?

- Нет. Ему в самый раз! Читатель, наверное, уже понял, чем занимается «настоящий предвыборный штаб», где сидят подобные мастера по «чёрному и серому пиару». Вот такой-то «штаб» и был организован Сергеем Субботиным, для чего он привлёк «профессионалов» даже из самой Москвы. Данное предприятие сразу же заработало без пробуксовки – к этому делу был подключен известнейший в области мастер «пиара» и «технологий», политтехнолог и политконфликтолог (как он сам себя называл) Ренат Иванович Карчаа. Ренат Иванович уже успел снискать себе заслуженную славу в первопрестольной, а потому весьма охотно снялся с места и поехал делиться своим « чёрным и серым» опытом в Заполярье, обещая новым работодателям глубокую преданность и небывалые доселе барыши. В Мурманской области он поначалу выступал в качестве главного редактора газеты «Норд-Вест Курьер», но, как всегда, первый блин вышел комом, и он с радостью принял новое предложение – под патронажем Субботина стал контролировать вверенные ему СМИ. Сам же «Сергуня» занялся финансами, а мы ведь знаем, что именно в этом деле ему нигде не было равных, и именно в этой сфере он мог проявить свой недюжинный талант. Получив хорошую крышу в лице администрации области, компаньоны по-братски разделили новые обязанности и всерьёз засучили рукава. И лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

«Тайна чужого чемоданчика», Или «Развод на доверии»

Дамы и господа! Леди и джентльмены! Сеньоры и сеньориты! То, как эти жулики обирали своих «клиентов», и как пытались «развести на деньги» меня – будет темой следующей части исповеди. Здесь же я упомяну лишь об одном эпизоде, который связан с выборами вашего губернатора, и который очень сочно и красочно характеризует славно спевшийся «дуэт».

Выборы губернатора развивались стремительно. И хотя в области все давно уже знали, что никаких шансов у его конкурентов практически нет, Сергей Субботин сотоварищи вовсе не стремился принести своему шефу «блюдечко с голубой каёмочкой» – по разработанному партнёрами плану, все сложности предстояло выдумать им самим.

И то верно, ведь злая судьба ещё не загнала всех коммунистов в подполье, а шустрые соколы Жириновского спят и видят, как бы спикировать на голову Юрия Евдокимова, и корону в небо утащить…. В общем, нужно было срочно определяться, как нарисовать картонную угрозу со стороны специально вымышленного врага.

На семейном совете Карча и Субботин решили, что кроме как коммунистов – на роль главного чёрта для «святого дедушки» (так любовно называли они своего областного покровителя) им ни в жизнь никого не найти! А поскольку реальной то угрозы никакой и не было, им предстояло решить самую главную задачу: как напугать «святого дедушку», чтобы «чёрная касса» под выборы вмиг наполнилась до краёв. А иначе, зачем весь сыр-бор? Даром, что ли, Сергей Алексеевич почти год «пилил ноги» своему «другу» Валерию Будаговскому, оттирая того от выборов на вечные времена. И невероятно трудная задача сейчас стояла перед ним: как помочь выиграть выборы своему губернатору – при полном отсутствии настоящих конкурентов?! Но ещё труднее было решить: как заставить самого губернатора кинуть клич о помощи – чтобы особо доверенные бизнесмены бросились, как один сдавать деньги на желанную победу?!

Нелёгкая всё же это работа, хоть молоко им за вредность давай. Однако, голод не тётка, и наши герои таки припрягли свою телегу к губернаторским «Жигулям».

Во всех Субботинско-Карчёвских СМИ было объявлено: Враг у ворот! Граждане, все как один встанем грудью на защиту нашего всего святого – дедушки губернатора!

Не дадим злому ворогу испохабить идею: подменить демократию – коммунизмом!

Не пустим врага в «жёлтый дом»! Отечество в опасности – кандидат Калайда у ворот!

Дело было сделано, и хитрая задумка сработала – нужная команда сверху поступила в тот же день. Бизнесмены выстроились в очередь, делая свои посильные взносы, а Субботин, уединяясь с ними в своём кабинете, почти круглосуточно вёл приём. Из-за дверей часто раздавались чьи-то вздохи и крики вице-губернатора: «Вы не в церкви, вас не обманут!». А через минуту: «Пятнадцать тысяч могут спасти гиганта мысли, и вашего святого отца!». Испуганная секретарша только вздрагивала и хваталась за больное сердце, а покорные бизнесмены всё шли и шли.

Дело было поставлено на поток, и как потом рассказывал один мой приятель, Субботин даже хвастался ему: «Операция увенчалась полным успехом – теперь можно достраивать квартиру в Санкт-Петербурге, и ещё на дачу немало останется!».

И всё бы ничего, да вышел у Субботина с Карчаа один прокол. Маленький такой прокол, но последствия его могли быть самыми роковыми….

Накануне из Москвы поступила крупная сумма денег – сто тысяч долларов США. Сумма была не маленькая, а посему её доставил самолётом специальный курьер. Его столичный босс, передавая чемоданчик из рук в руки – строго-настрого наказал отдать деньги только «лично самому»! Но курьер оплошал, и все доллары в отсутствие «самого» принял его заместитель – «непахнущий кассир». Тот самый, который и вёл учёт и контроль всей предвыборной «чёрной кассы», а по вечерам ещё мелькал на экране как самый главный «антикоррупционер».

Одного не учёл «Сергуня», что московский босс (старый друг его собственного босса), обязательно поинтересуется и проверит – всё ли дошло без потерь, и нет ли каких-либо претензий по столь бескорыстной «спонсорской помощи» из столицы?

А вот тут-то и началось!.. Видимо, уточнив уже в Мурманске, что названная им цифра изрядно не сходится (накануне «Сергуня» таки успел доложить о новом поступлении из Москвы, но по своему обыкновению умыкнул из этой крупной суммы себе половину) – этот чиновник учинил страшный скандал! На ковёр в «святой» кабинет были вызваны курьер с Субботиным. «Сергуне» долго запираться не пришлось, и он во всём сознался. Правда, он пытался ещё найти для себя отговорку: мол, деньги эти ушли на квартирное обустройство Рената Ивановича – ценного специалиста по «чёрному и серому пиару», но его жалкий лепет во внимание принят не был. На карту были поставлены высокая честь и репутация столичного босса, а также честность его доверенного лица, да и сама репутация мурманской губернской «святости» сильно пострадала – ведь если в администрации области работают такие прохиндеи, то, как же можно иметь с ними дело?

Как можно рассчитывать на них в будущем, в каких-то более серьёзных делах?... Помните, как в одном известном фильме: «Ты у кого воруешь, гадский папа?»

Но в конечном итоге всё закончилось благополучно. Ну, с кем не бывает – подумаешь, запустил руку в чужой карман? Зато, какие выборы провели, напрочь разгромили всех конкурентов! И это ничего, что по большому счёту их там и не было – главное ведь здесь создать образ врага, а потом найти финансирование для его разрушения. А в этом деле, партнёрам по «чёрному и серому пиару» нигде равных не было. Школу то они прошли хорошую, как в том старом анекдоте «РЕПУТАЦИЯ».

Конечно, я мог бы назвать здесь и фамилию этого «столичного босса», но ведь не это же главное, правда? Пусть этот человек живёт спокойно – он ведь не собираются выдвигать свою кандидатуру на какой-либо пост в Мурманске, это ему совершенно не к чему.

«Не политикой единой», Или «по жизни чекист - а по понятиям - аферист».

Но плох был бы Сергей Субботин, если бы став вице-губернатором, примерив на себя одежды «борца с коррупцией» и увлёкшись политическими «разводками» позабыл бы о других «сладких» темах, к которым он мог присосаться, используя все возможности должностного лица. И вновь возвращаемся к интервью газете «Мурманский вестник» от 14 января 2009 года.

- Сергей Алексеевич, вы как бывший чекист, да и вообще чекист по жизни, наверное, не раз сталкивались с криминальными элементами?

- Да, работа была такая. Пока служил в органах госбезопасности, неплохо изучил местный криминальный мир. А с отдельными его представителями вёл оперативную работу, причём, весьма небезуспешно для государства. По крайней мере, во власть этот криминал не прошёл.

Я расскажу вам одну историю, невольным свидетелем которой стал несколько лет назад.

Дело было в 2002 году, когда Субботину Сергею Алексеевичу, вице-губернатору и главному специалисту «по борьбе с коррупцией», было поручено организовать контроль за незаконным выловом рыбопродукции в прибрежной зоне Баренцова моря. Однако одним контролем здесь дело не ограничилось…….

Субботин позвонил мне уже под вечер, и попросил заехать к нему в администрацию Мурманской области на разговор.

- Есть тема, не по телефону, – сказал мне «Сергуня», – жду тебя ровно в шесть!

Что ж, в шесть, так в шесть, и после работы я отправился к вице-губернатору на приём.

Надо сказать, что кроме как «борьбой с коррупцией» Сергей Алексеевич занимался ещё и экономической безопасностью Мурманской области, опекал её от разных там аферистов и теневиков. И дело это было действительно нужное, ведь не позволять же криминальным коммерсантам обирать закрома нашей родины, криминалу – бой!

Добравшись до Субботина, я как обычно прошёл в его кабинет. Там уже находился неизвестный мне товарищ, вся внешность которого говорила о том, что он лишь недавно прибыл из «мест отдалённых» – характерной такой наружности, человек.

- Познакомься, это Капитан! – кивнул головой в его сторону вице-губернатор, – добывает рыбу и крабов в наших морях.

Я поздоровался, и подсел к столу. Разговор уже шёл без меня, но было ясно, что хозяин и гость хорошо понимают друг друга. На столе стояла бутылка коньяка, а в пепельнице дымилась гора окурков. Стороны же тем временем продолжали свободно обмениваться мнениями. Было видно, что «Сергуня» предупредил своего «конкретного» приятеля, что я не буду большой помехой их деловой беседе, а потому можно откровенно и без всяких стеснений говорить при мне.

- Сколько же ты хочешь? – вопрошал Капитан, зажигая очередную сигарету. – У меня два корабля, экипаж всегда наготове, и в море можем выйти хоть завтра. Если ты прикроешь нас на промысле, то считай – тридцать процентов твои.

- Половину! – Субботин встал из-за стола, и подошёл ко мне. – Видал, каков гусь? Просто грабит, решил, что без него у меня никого нет. Что мы и сами не можем наловить себе на пропитание. Что скажешь, Андрей?

Я понял, что приглашён к беседе, и господа всерьёз рассчитывают на моё мнение.

- А о чём, собственно, речь? – начал прощупывать я собеседников. – Чего делите то, друзья?..

В следующие пол часа мне популярно объяснили, что квоты на рыбную ловлю и крабов в прибрежной зоне мизерные, и то ли будут ещё – то ли нет, а народ хочет спокойно заниматься своим делом – ловить рыбу, не опасаясь нарваться на сторожевики. И будь на то добрая воля Сергея Алексеевича, всё будет ладненько, нужные бумаги всегда выправят и найдут, прикроют, одним словом. А раз так – нужно делиться, и весь вопрос сейчас стоит об отчислениях с полученной маржи. Всё просто, как Божий день: мы вам «крышу» – а вы нам деньги и полный отчёт. Всё было настолько обыденно, будто два джентльмена обсуждают очередной коммерческий контракт. Рыбный браконьер – и вице-губернатор!

- Сергуня, так я ведь по другой части. Рыба – это не моё. Вот если бы Капитан старые суда на прибрежке разделывал, металлом занимался – дело другое, тут бы мы с ним сразу договорились, а крабы…… нет, это не мой профиль, братан. Ты же знаешь, мы по морям не плаваем, а больше по земле ходим, – отшутился я, уходя от прямого ответа.

- Да ты об чём? – «Сергуня» взвился, как птица. – Ты мне скажи, я что, должен бесплатно работать? Тебе помогаю, теперь вот ему….. А благодарность, где?..

Туман рассеялся, я понял, что меня пригласили просто посидеть на «разводке», и по идее я должен сейчас поддержать своего близкого «друга» – помочь ему «обработать клиента», «уболтать лоха». Я уже начал прикидывать, как бы мне не осложняя ни с кем отношений вывернуться из этой ситуации, как вдруг на моё счастье в кармане зазвонил телефон.

Сославшись на свой приватный разговор, я вышел в приёмную, а когда через двадцать минут вернулся к ним в кабинет, высокие стороны уже допивали коньяк.

- Ну, вот и ладушки, – ворковал Субботин, – и нечего тут дурочку валять. Как там в песне то поётся? Тебе половина – и мне половина! Наша дружба – на все времена........

Когда я покидал администрацию Мурманской области, «Сергуня» доверительно сказал:

- А что, Андрюша, здорово я этого лоха?

И уже вдогонку мне неслась весёлая песенка: Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка это флаг корабля………..

Часть четвёртая.

«Мой поход во власть», Или «Что такое честные выборы»

Необходимо сказать, что все эти годы я продолжал заниматься бизнесом, возглавляя достаточно крупное предприятие в Мурманске и не думая о политике. Во всяком случае, не собирался идти во власть – понимал, что делать там мне нечего, а с моими взглядами на жизнь – работать там просто не смогу. Я жил в согласии со своей совестью, заботясь в первую очередь о своей семье и коллективе предприятия – людях, которые всегда меня окружали, и не касался политики, считая, что каждый должен заниматься своим делом.

И хотя, конечно же, видел, что обществом руководят чиновники зачастую бездарные, горлопаны и конъюнктурщики, но надеялся, что настанет тот час, когда возобладают разум и логика, а «слуги народа» не будут путать «личный карман с государственным».

И может быть, моё состояние ожидания продлилось бы ещё долго, но в конце 2002 года мне позвонил на работу сам «Непахнущий Серж».

Субботин был лаконичен: «Тебя ждёт губернатор, а мне поручено побеседовать с тобой».

В этой, и последующих затем разъяснительных беседах мне было предложено от лица администрации области оправдать «высокое доверие» – готовить свою кандидатуру к предстоящим выборам на пост мэра города Мурманска. – Не меньше, и не больше!

А теперь я открою вам тайну. В последующем, когда мне довольно часто задавали один и тот же вопрос: «Андрей Владимирович! А почему вы решили пойти во власть?» Я ни разу не ответил на такой вопрос прямо. Но ларчик открывался просто. Глядя на самодовольное и улыбающееся лицо Субботина, я подумал: «Ну, ладно, ребята! Вы здесь такие все умные и хитрые, что думаете, я вам буду таскать каштаны из огня? Мы ещё посмотрим. А если я и стану мэром, то вам устрою тут «весёлую и лёгкую жизнь». Скажу честно. Меня просто заело, что какая-то нагловато-развязная публика (облечённая к тому же властью!) так запросто решает судьбу целого города за спиной у его горожан. Мне надоело унижаться, решая свои вопросы по бизнесу – регулярно выслушивать их бредовые речи и постоянно «отстёгивать» им на карман!.. «Всё очень просто!», как пел когда-то Андрей Макаревич. Было очевидно, что при таком «системном» подходе, система управления даёт сбой, и город (да и область в целом) уверенно ведут к банкротству. Поэтому, тщательно взвесив все «за» и «против», я принял решение участвовать в выборах мэра и выставил свою кандидатуру. Используя все возможности выборного процесса мне хотелось открыто заявить – дальше так жить нельзя! Я предполагал выступить в СМИ и рассказать, как чиновники занимаются мздоимством и берут взятки. Мне очень многое хотелось тогда изменить……

Я не буду сейчас утомлять читателя воспоминаниями всех подробностей выборов 2003-2004 года, о них и так уже достаточно много сказано и написано, а тот, кто внимательно следил за событиями, и сам помнит, какая же это была жуткая грязь. Но кое о чём, мне сегодня хотелось бы напомнить, и рассказать…..

Желая как-то привлечь внимание горожан к проблемам города, довести до их сведения, что многие чиновники воспринимают своё кресло как «доходное место» и содействуют общей коррупции в обществе, на телеканале «Блиц» в одной из передач в прямом эфире мною был показан видеосюжет о том, как один из «слуг народа» берёт взятку. Причём эту взятку он так и не получил, видимо не сумев хорошо убедить меня в необходимости своей «дружбы». Но сам факт пересчёта денег, и многочисленные заклинания чиновника о необходимости дать ему на лапу – в кадре присутствовали. Передача вызвала шок!

Впервые в Мурманске (да и в целом по России), кто-то не побоялся, открыто затронуть тему коррупции. Я напоминаю: это был всего лишь февраль 2003 года!

Взятки и подношения чиновникам стали нормой. У себя дома, на кухне, многие люди беспрестанно жаловались друг другу на чиновничий беспредел. Выпуская эту передачу, я понимал, что рискую столкнуться с хорошо организованной системой самосохранения властных структур, что многие работники различных ведомств, узнавая себя на экране, будут воспринимать это как личное, как вызов их собственному благополучию, наконец.

Я очень хорошо понимал, что на меня обрушатся все «громы и молнии». И всё же мне хотелось вынести этот непростой вопрос на всеобщее гражданское обсуждение, вывести его «из-под ковра», и сделать темой дня, в рамках Уголовно-процессуального кодекса. Мне хотелось объявить в родном городе войну всем взяточникам и коррупционерам, и я сделал свой первый шаг. Ответ не заставил себя долго ждать! На меня обрушилась вся мощь «правоохранительных» структур начальника УВД МО генерала Федотова, были возбуждены многочисленные заказные «уголовные» дела (чему я нисколько не удивился) – мне как бы давали понять: ты замахнулся на святое, занялся ненужным делом, и теперь тебе придётся об этом горько пожалеть. Но даже не это было главным! Сразу же после той передачи на ТВ мне позвонил сам «Сергуня» и сказал: «Ты что, объявил нам войну?

Что ж, имей в виду, бесследно для тебя это не пройдёт!»… Да, я хорошо знал Субботина. Знал, что это за человек, но даже сам тогда не предполагал, на что же он может быть способен.

Помню, когда его старший сын подорвался на гранате, пытаясь вытащить её из своей куртки (чтобы попугать таксиста, не желая оплачивать свой проезд!), «Сергуня» рыл землю, пытаясь всячески замолчать этот скандальный факт и откреститься от погибшего сына (то есть, не признавая публично своё родство с ним).

Когда наш общий знакомый, на минутку заехав в одну из пустующих моих квартир, случайно застал там Субботина в постели с его очередной пассией («Сергуня» имел от этой квартиры свои ключи), он расшибался перед нами в лепёшку, умоляя ничего не говорить об этом супруге, его боевой подруге с юношеских лет.

Когда же его собственная жена решила свести счёты с жизнью (ночные похождения «Сергуни» толкнули её на такой поступок), он на коленях просил меня сохранить эту «семейную тайну», и помочь ему «по-тихому» положить пострадавшую в больницу.

Я знал о Субботине очень много, практически всё, но, тем не менее, так и не смог сам разобраться и до конца определить всю глубины той пропасти, куда скатился этот страшный человек.

Реалии же оказались ещё страшнее….. Все выборы проходили, как кошмарный сон.

В прессе (как по мановению волшебной палочки) против меня была развязана самая грязная и гнусная клеветническая компания. В разных газетах («Сергуня» тогда, как и сейчас курировал от администрации все областные СМИ) смаковались подробности моей жизни, а по телевизору целыми сутками крутили фильмы «о страшном Горшкове» – «лидере Мурманской мафии». И за всем этим стоял хорошо известный мне человек, который наконец-то и продемонстрировал – что такое власть, и как она «не пахнет».

Нет, конечно, он ещё пытался войти со мной в контакт и объяснить, «в какое дерьмо я вляпался», но это уже был хорошо заготовленный «сценарий», а я-то прекрасно знал – меня объявили вне закона, и теперь будут добивать до конца. И даже когда Субботин предложил «отмазать» меня от генерала Федотова за 200.000 долларов – было ясно, что назревает очередная провокация и скандал. Такие вот были, эти «честные выборы».

Субботин решил бороться с «криминалом не на жизнь, а на смерть», оставаясь при этом по уши в криминале сам! Было понятно, что выхода у него нет. На кону теперь стояла его собственная судьба. И чтобы вытащить свою шкуру из-под огня, он должен был топить других без всяких колебаний. Убедившись, что я не смогу быть игрушкой в его руках – безликим исполнителем чужой воли – от меня решили избавиться любыми способами.

«Принуждение к миру», Или «Вынужденный отъезд»

Все выборные компании 2003-2004 года я проиграл. Как говориться, без вариантов.

Ходить на штурм хорошо укреплённого дзота с сапёрной лопаткой, противопоказано.

А если этот сапёр ещё и располагает какой-либо важной информацией о неприятеле – его просто добивают. Иногда пулей в затылок, а иногда и гноят в тюрьме, получая при этом садистское удовольствие от мучений своего «подопечного». И я хорошо понимал, что в покое теперь меня никто не оставит – яма была уже готова, и теперь оставалось только похоронить. Причём, без каких-то там громких речей и салютов с цветами – а «по-тихому». И тогда я решил уехать………

Мой отъезд за границу был обставлен почище любого детектива. Не прошли даром уроки «Сергуни» – я делал всё возможное, чтобы ввести в заблуждение своего большого «друга и приятеля», и уехать, не привлекая к себе лишнего внимания. Накануне своего отъезда я встречался со многими бедолагами-бизнесменами, которым ещё предстояло волочить лямку «друзей Субботина», и исправно заносить в конверте положенную мзду. Расставание было грустным: многие, потеряв надежду освободиться от «пахоты на «Сергуню», делились личными планами на жизнь, и видели своё будущее лишь только вне зоны Мурманской области – там, где «теневой налог на бизнес» не был возведён в ранг «государственного». Главный «антикоррупционер» области не стеснялся брать наличные (говорю об этом вполне серьёзно, так как сам не единожды был свидетелем) – а в таком «не пахнущем деле» как деньги, Субботин был как рыба в воде.

Не забывал он и про саму рыбу, и даже квоты на неё – везде имел свой интерес, и как опытный делец умел торговаться. А куда людям деваться? Хочешь ловить в прибрежной зоне – плати! Хочешь иметь достойное «прикрытие» – тоже плати!

Но я смотрел вперёд достаточно спокойно, так как уже знал – в Мурманск больше не вернусь. Никогда в жизни! Костью в горле встал я у Субботина и его людей.

Меня неоднократно предупреждали: «Андрей, против тебя готовится что-то серьёзное, уезжал бы ты лучше подальше от греха». И, я уехал. Ведь если не смогли посадить в тюрьму или убить до сего времени – зачем без конца испытывать судьбу?.....

Не буду вспоминать все подробностями своего переезда за границу, скажу проще – всё получилось хорошо, и я безумно радовался тому. И лишь одно смущало меня: мой сын оставался в Мурманске, поскольку не захотел так вот сразу переезжать.

Павел и его жена работали в банке, и не видели острой необходимости в срочной перемене своего места жительства. И вот за эту-то недальновидность, мы очень скоро и поплатились всей семьёй сполна…….

В начале декабря 2005 года мне в Прагу позвонил на мобильный телефон один старый знакомый, и очень взволнованным голосом произнёс: «Андрей! Только что взяли твоего сына. Он сейчас сидит в камере предварительного заключения, но мне кажется, что его оттуда уже не выпустят. Поступила команда сверху! Тебя будут стараться вытащить в Мурманск – но это подстава! А если ты не вернёшься, сын будет сидеть».

Получив такую информацию, я крепко задумался. Кому было выгодно брать моего сына в заложники? В его виновность я не поверил с самого начала. Перед отъездом в Европу, мы очень долго разговаривали с Павлом, и я объяснял ему, работнику банковской сферы, что вся его деятельность теперь будет служить предметом самого тщательного наблюдения со стороны моих бывших «друзей». Я как бы предвидел подобную ситуацию, и всячески старался оградить его от любых «случайностей». Не скажу, чтобы Павел вёл себя как-то по-детски, но подобной подлости со стороны УВД МО и оговорившей его родной тёти (также привлечённой к этой милицейской «операции») – он ожидать никак не мог. Более того, много позднее, когда я сам стал изучать все нюансы этого заказного «уголовного дела», я понял, что на его месте в эти дьявольские сети мог угодить любой. Было понятно, что в Мурманске меня ещё не забыли, и кто-то очень сильно хотел вернуть Горшкова назад……

Рассказывать все обстоятельства этой подло подстроенной «заказухи» у меня нет ни сил, ни желания. Всем, кто очень сильно интересуется подробностями «Дела Горшковых» – рекомендую сходить в Октябрьский или Областной суд. Там вы можете сами посмотреть на что способны мурманские «правоохранительные органы». Моей же целью будет осветить здесь роль совсем иного человека, моего старого «визави» Сергея Субботина. Как я уже сказал, мы с сыном допустили большую ошибку, когда на время позабыли про него…..

Я знал, что защищать сына в суде будет не просто – такое сфабрикованное «дело» не имело бы никаких перспектив, если бы в Мурманске не действовало «телефонное право», а чиновники не имели прямого влияния на судью. Мои оппоненты как бы говорили: «Ну, что, Андрей Владимирович? Теперь ты понял, что такое власть?»

И это было правдой. Я действительно понял, что такое «власть», когда «Сергуня» вдруг вновь напомнил о себе…….

Упуская здесь некоторые моменты, хочу сказать главное: ко мне в Прагу один за другим зачастили его «непахнущие гонцы». Посредников же интересовали в первую очередь документы, которые я по их информации вывез за рубеж. Их боссы очевидно помнили прямой эфир на телеканале «БЛИЦ», где я наглядно для всех продемонстрировал сюжет видеозаписи об одном из чиновников – взяточнике. Видимо, кто-то из них спохватился и решил, что, находясь в демократичной Европе, я могу воспользоваться и остальным своим «архивом», а тогда уж точно – мера моей «благодарности» за вынужденное «переселение» не будет знать границ.

И начался торг! Меня настойчиво просили поменять «архив» – на сына. Но больше всего поразило то, что просили от имени…… Субботина! Теперь всё стало предельно ясно.

Сергей Алексеевич и иже с ним, были сильно обеспокоены, что некоторые довольно нелицеприятные факты из их жизни, могут быть преданы огласке и опубликованы в западных СМИ.

Человек, который сидел на встрече со мной в Пражской гостинице «Дипломат» – вовсе не был большим дипломатом. Он сразу же предложил мне вернуть моего сына в обмен на компромат о «Сергуне». И даже сам вызвался привезти Павла в Чехию, как только все «нужные бумаги и кассеты» окажутся в Мурманске у моих бывших «друзей».

Но мы не договорились. И вовсе не потому, что мне было жалко каких-то там плёнок с записями, нет. Просто я сразу понял, что это был только первый шаг в созданной ими провокации, а в дальнейшем могли последовать и другие, с ещё более тяжёлыми последствиями для всей нашей семьи. Ведь никто и не собирался возвращать мне сына, Павел был только наживкой в этой игре – им нужен был я! Живым, или мёртвым.

И, конечно же, лучше мёртвым – нежели живым. Слава Богу, что в Мурманске ещё оставались настоящие друзья-товарищи, которые быстро во всём просветили нас…. Павел отсидел в тюрьме два года, прежде чем получил возможность бежать к своему отцу за границу, и стать здесь политическим эмигрантом. Вот уж действительно, ничего в этой жизни не бывает случайно или внезапно – всё случается своевременно……

В заключение мне хотелось б

Добавить комментарий

Соберем для Вас по сети интернет базу данных
потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса
название, телефон, факс, e-mail,
имена, адреса, товары, услуги итд
Более подробно узнайте по
Телефону: +79133913837
ICQ: 6288862
Skype: s.3837
Email: prodawez@mixmail.com,
Soorneymn (09 Июля, 13:22)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья