Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Тайны следствия

Как один Хинштейн трех прокуроров заложил

Тайны следствия

К публикациям «прослушек» переговоров высокопоставленных чиновников, политиков и бизнесменов в последнее время все настолько привыкли, что без упоминания о них не обходится ни один разговор в светском обществе. Пожалуй, уже даже стало моветоном взахлеб пересказывать почерпнутые в Интернет очередные скандальные откровения лидеров общественного мнения и прочих селебретиз от политики или шоу-бизнеса. Тем не менее, столкнувшись в ЖЖ с очередным вбросом подобных откровений, трудно было удержаться от того, чтобы частью из них не поделиться с читателем. Действительно, даже по нынешним, отнюдь не целомудренным временам, мы имеем дело с редким по цинизму случаем проявления нравов, господствующих в правящей элите. Иначе, как можно рассматривать «беседу» депутата Государственной Думы и по совместительству советника Генерального прокурора РФ с представителем Следственного комитета при Прокуратуре РФ, в которой с подкупающей откровенностью открываются скрытые механизмы святая святых правоохранительной системы – прокуратуры и следственного аппарата(http://severozapadnyi.livejournal.com/797.html). И в которой известный «борец с коррупцией» депутат Хинштейн пытается всеми правдами и неправдами добиться возбуждения уголовного дела против одного из глав подмосковных районов в интересах своих, еще более высокопоставленных друзей и заказчиков, которые, как видно из содержания диалога, представляют высший этаж системы прокуратуры.

Итак, участников этого занимательного диалога, который, судя по его отдельным характерным деталям, состоялся не позднее двух-трех месяцев назад в одном из московских ресторанов, оставшийся неизвестным источник с довольно высокой долей вероятности идентифицировал как Александра Хинштейна, депутата Государственной Думы, члена Комитета ГД по промышленности, члена Комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции и Андрея Маркова, начальника Управления по Московской области Следственного комитета при Прокуратуре РФ. По этическим соображениям часть фамилий, произносимых сторонами, оставлена за скобками. Очевидно, что неизвестные, разместившие данные распечатки в сети изначально стремились оградить себя от возможной реакции упоминаемых в разговоре персоналий либо постарались не усугублять пятна на мундирах высокопоставленных прокурорских работников. А особенно тех из них, кто не только являются заместителями Генерального прокурора РФ и прямыми креатурами последнего на занимаемых ими в настоящее время должностях, но и представляет собой команду, с которой так настойчиво отождествляет себя депутат Хинштейн в своей нелегкой миссии «легата» Генерального прокурора и его присных… Стилистические и фразеологические особенности речи персонажей даны без редакции.

Х.: Я долго не буду тебя отвлекать. Смотри. Я что хотел поговорить с тобой?

М.:У тебя есть зажигалка?

Х.: Просто меня (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) грузанул. Значит, Серега тебе звонил по Щербе (Анна Щерба - глава администрации Истринского района Московской области)?

М.: Да.

Х.: Мне Серега передал ваш разговор о том, что как бы, так сказать, там политика и все такое. Так просьба в чем? Ты объясни, на самом деле, как бы подоплеку. То есть если команды тебе прошли, то просто от кого? Потому что если они есть, тогда там условно, уже тогда они пойдут к Генеральному, уже там он будет с Бастрыкиным разговаривать. Ну, просто, чтобы понимать, тебя не сдадим.

М.: Да там состава нет.

Х.: Серьезно?

М.: Ну, мои там посмотрели, там состава нет. Тем более, сейчас выборы у них там 11-го.

Х.: Андрюха, я понимаю. Я тебе поэтому и говорю. Тебе кто-то какую-то команду давал, так сказать?

М.: Нет, никто не давал.

Х.: Ну тогда, я так понимаю, там собственная позиция.

М.: Никто не давал.

Х.: А что нам тогда мешает это дело просто возбудить?

М.: А как возбудить дело, если признаков нет? Возбуждаю дело я. Это все-таки моя компетенция, я тебе говорю.

Х.: Понимаю, конечно.

М.: С бухты-барахты я возбуждать не буду, если тем более нет состава.

Х.: Эти говорят (произносит фамилии высокопоставленных сотрудников Генеральной Прокуратуры), - что там все утверждают, и в свою очередь, прокурор, что там есть состав. Может быть, ты тогда дернешь материалы проверок, и, условно, говоря, тогда мы просто сядем и объективно посмотрим?

М.: Там их несколько материалов.

Х.: Я знаю. Там по двум как бы, да?

М.: Да. Там и дело есть… Но главы даже близко нет.

Х.: Понятно.

М.: Там о выделении земельных участков ДНП. Дачное некоммерческое партнерство. И один материал, это самое, был, это который прислала прокуратура после проведенное проверки. Там мы вынесли отказное.

Х.: Понятно. Но они пишут на возбуждение, прокуратура?

М.: На возбуждение. И более того, Мохов (прокурор Московской области) обжаловал мой отказ.

Х.: Андрюш, вот смотри, хорошо. Если, допустим, тебе пройдет... Просто я хочу с тобой заранее. Если, допустим, пройдет команда сверху: «Возбудить», - ты не будешь упираться?

М.: Если мне руководство скажет конкретно…А потом по-любому, значит, любое лицо, обладающее…

Х.: (перебивает) Я понимаю, что…

М.: (перебивает) Правовым статусом – я буду сообщать…в Управление по коррупционным преступлениям, потому что возбуждать дело на главу, ставить свою подпись…

Х.: Я понимаю. То есть кто-то тебе должен…

М.: (перебивает) Как мне доложили, и зам доложил мой, и следователь – состава нет.

Х.: Андрюх, мы с тобой мало…(отвечает на телефонный звонок Алексея; объясняет, как проехать по Ленинградскому проспекту к ресторану «Дурдинъ»). Извини, 25 дел одновременно.

М.: И Мохов там все бегает: «Давай возбудим, давай возбудим».

Х.: Нет. Андрюш, ты мне тогда объясни, а ты что упираешься, если они бегают: «Давай возбудим». Если в Следственном комитете возражать тебе не будут, тебе-то что? Она тебе, так сказать…

М.: Нет, а им зачем это надо-то?

Х.: Я тебе объясню, они залупились из-за того, что…(не договорил). Началось все из-за того, что там встал вопрос, что, так сказать, с лесной территорией, которая окружает санаторий «Лоц» (ЛОЦ – лечебно-оздоровительный центр Генеральной Прокуратуры в пос. Снегири Истринского района Московской области)

М.: А, ЛОЦ!

Х.: Да. Значит, выяснилось, что предыдущий директор, начальник этот, значит, видимо……(не договорил, разговаривает по телефону с Игорем, говорит, что, что вскоре подъедет, просит начинать без него) Значит, они стали смотреть. Выяснилось, что этот начальник, уже ныне, так сказать, уволенный, за вот эту, так сказать, землю..

М.: Орехов, что ли, там был или кто там?

Х.: Я уже не помню.

М.: Пермяков?

Х.: Нет-нет…давно уже нет. Значит вместе с ней просто взял и сп… И они вывели. Причем понятно так, честно говоря, что они не могли это сделать без наших. Там, скорей всего, так, я скажу по секрету, там похоже на то, что всю эту х…как бы за спиной подписал этот самый Добрец.

М.: (перебивает) Это кто такой?

Х.: (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) Он начальник управления делами.

М.: А-а, понятно.

Х.: …такая есть…начальник главного управления. Под ним есть управление.

М.: Ну, понятно.

Х.: Управление, так сказать, по работе с обращениями. Управление приема там – под ним, приемная – под ним, значит отдел там материально-технический, ну то есть ним все. Вот еще у него был зам Добрец, который там бытовую, так сказать, составляющую курировал. Значит, он всю х.. подписал. Они вывели там это. Значит, ну как бы ох…, потому что, в принципе, там хотели эти участки нарезать и раздать под служебные дачи, потому что, ну как бы все приходят и говорят… (не договорил). Ну, я тебе рассказываю, Андрюх, как на духу.

М.: Ну, ну.

Х.: Все приходят. Приходит там (фамилия высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры): «Ну, б… надо же, уже все Москве там… (не договорил), Малиновский: «Давайте там, дайте мне чего-нибудь». А тут как бы все свое, охрана, всё ох…И вдруг выясняется, что эти б…, так сказать Щерба вместе с х…(не договорил) К Щербе приходят и говорят: «Послушай, Щерба, ну так, на х…не делается». Она говорит: «Я ничего не знаю, типа, туда-сюда, я типа, е…вас всех в рот». Они говорят: «Ах, ты е…нас всех в рот? Хорошо. Давай тогда начинаем проверять». Стали проверять эту х…, раз, стали работать по району, два. И выяснили, что она там сп…х…тучу, там порядка тысячи гектар. Вот. Ну и как бы сидят, смотрят, что она будет делать. А она настолько ох.., да, что она даже не приходит. То есть она не звонит, то есть она говорит: «Да мне это до п…». При этом, ну я Щербу знаю, у нее какого-то суперресурса, да, какого-то человека, который бы за ней, грубо говоря, стоит, да ее держит там, все там, такого нет.

М.: К ней Громов (губернатор Московской области) хорошо относиться.

Х.: Ты знаешь, Громов такой человек, что ему, на самом деле…(не договорил). Он к тебе хорошо относиться?

М.: Ну я-то его (не договорил.) Раз в год.

Х.: А завтра он тебе скажет, что ты педераст. Вот где Леша Пантелеев? Ну, уж ближе Пантелеева, ну все, б.., ну…

М.: Сенатор.

Х.: Ну, понятно. Ты знаешь, что когда сенатор…(не договорил). Ты знаешь, что когда вопрос по сенатору решался, он позвонил Володину, значит, моему руководителю партийному, и как бы ему говорит: «А вот типа там, Вячеслав Викторович, там я знаю Пантелеева, типа, туда-сюда, б…, я вот…(не договорил). На х…вы это делаете?». Понимаешь, вот до чего. Понимаешь? Хотя это его порученец, в Афганистане вместе, все, понимаешь? У таких людей, б… … (не договорил). Понимаешь, Громов – ты не реагируй, Громову вообще все по х…, он не будет вписываться. Ну Щерба… (не договорил) Конечно, Щерба до х…кого знает. Но она, понимаешь, вот как бы вроде со всеми и в то же время ни с кем. Кого-то, кто за нее придет и впишется вот так, знаешь, жестко…(не договорил). Ну, условно говоря, вот есть связка мы с Солодовниковым, да? То есть, понятно, кто-то тронет Солодовникова, я тут же нарисовался. Вот такого человека нет. Но при этом как бы все равно там кто-то нарезал. Но Истра – это не Красногорск, не Одинцово, да? Все равно кому–то чего-то она нарезала там, водохранилище, е…в рот. Вот. Поэтому ребята говорят: «Ну раз так, давай типа возбудим все это дело. Во-первых заберем, так сказать (не договорил). Значит, под ЛОЦ обратно отдадим, б…, эту землю. А, во-вторых, подумаем, что, может быть, чего-то можно из тысяч гектаров сделать».

М.: «Возбудим! Возбудим» Надо дело в суд направлять.

Х.: Я думаю, что там до суда это дело не дойдет, я думаю, что до суда мы просто заберем вот эту землю, и на этом вся история закончиться.

М.: Не знаю.

Х.: Андрюх, ну вот, просто ты чего упираешься? Тебе-то чего? Ты –то с этого…

М.: (перебивает) Значит, у меня с Моховым тяжелые отношения.

Х.: Я догадался.

М.: Значит, он мне палки в колеса ставит. Я возбуждаю дело… (не договорил). Я не буду говорить, на одного главу возбудил, он берет просто из принципа…

Х.: (перебивает) На кого? Ну хорош ты…

М.: (перебивает) По Клину возбудил.

Х.: Постригань?

М.: Да. Берет, отменяет постановление о возбуждении дела.

Х.: Почему?

М.: А спроси его, состав там есть, железный.

Х.: Хорошо, я могу поставить обязательным встречным условие или там одним из встречных условий возбуждения уголовного дела жесткую профилактическую беседу…

М.: (перебивает) А что, он уже отменил мое постановление о возбуждении, я уже в Комитет вышел.

Х.: Нет, нет. Я про…

М.: (перебивает) Ну для чего это нужно?

Х.: Андрюш, послушай, я не по Постриганю. Послушай, (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) – такой, какой есть. Но это…(не договорил). Понимаешь, ну чего я тебе про (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) буду рассказывать. Понимаешь? Ну чего мы так будем с тобой? Все понятно. Ты же не глупый парень. С Юрой все ясно, вот Юра такой человек, ты его не изменишь. Вот какие бы ни с кем у него не были… (не договорил)… у меня с ним ох…ские отношения, понимаешь, он все равно, б…, вот иногда до г… доходит.

М.: И на меня еще …(не договорил). За спиной какую-то х…на меня лепит.

Х.: Значит, Андрюша….

М.: (перебивает) Ты слышал, да, что он лепит там? Шипит он прямо.

Х.: Ты знаешь, он, может, шипит, но я этого не слышал, потому что Синдеев, который… (не договорил). Поэтому я тебе говорю, давай одним из встречных условий возбуждения уголовного дела поставим жесткую, так сказать, накачку…

М.: (смеется) Не знаю.

Х.: Хорош ты, б..., не п…, все ты знаешь. Товарищ реально е… Ну все говорят об этом, и твои коллеги, ну все, понимаешь, и все мужики нормальные в городе, понимаешь.

М.: По Персианову позиция непонятная пошла, по сергиев-посадскому (Сергей Персианов – экс-глава администрации города Сергиев Посад Московской области). Я возбудил, там состав есть.

Х.: Ну по Персианову – я помню, я тоже звонил, говорил, что…

М.: Я возбудил дело на главу, состав есть, я расследую. Значит, потом прибегает ко мне Мохов…

Х.: (перебивает) А что там…(не договорил) А что там, кстати, по Дубинину, по всем вот этим? Перспективы есть?

М.: Ну мы все там правильно делаем.

Х.: Ну там один состав как бы отменили.

М.: Там, там (не договорил) Мы там три… (не договорил). Я три дела возбудил. Одно дело – мне постановление о возбуждении поломал этот самый судья, судья там, татарин такой.

Х.: Ну там какой-то шкурняк под этим, поломал, или что?

М.: Ну наверное, я не знаю.

Х.: Угу.

М.: Не знаю. Сейчас мы это будем отбивать вместе с прокуратурой, и дело в суд пойдет.

Х.: Давай (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) мы в стойло поставим в части тебя. Давай мы поставим одним из встречных условий. То есть я скажу, что Марков, так сказать, на это идет, да, значит, но вот при таких-то, таких-то обстоятельствах…

М.: (перебивает) Нет, ты знаешь, любое возбуждение дела на главу я по-любому буду согласовывать в Комитете.

Х.: Андрюша, еще раз меня услышь: если ты приходишь, условно (не договорил) Я ж тебя про это и спросил: «Есть команда, нет команд

М.: Команды нет и состава нет ни х…

Х.: Понятно. Но прокуратура говорит, что есть состав – х…бы с ним. Я что тебе предлагаю? Значит (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) – это его зона ответственности. Да? Я сказал, что я с тобой готов поговорить там честно, как есть, но за это, понятно, я не отвечаю. Ну по определению, было бы смешно. (Усмехается) Значит, тут (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры)… (не договорил) Если (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры) на себя берет, то есть, грубо говоря, то есть ты сидишь, так сказать, и ничего не делаешь, вот так, занимаешь нынешнюю позицию. Но если тебя, допустим, приглашают в Следственный комитет…(не договорил). На каком уровне тебе это нужно, кто тебя должен пригласить или позвонить тебе?

М.: Нет, ну… (не договорил)

Х.: Ну не ты решение в данном случае принимаешь…Тебе внесла прокуратура, ты не по собственному…возбуждаешь. И тебе идет сверху, так сказать, сигнал: «Возбудить». Ну чего тогда тебе упираться-то?

М.: Нет, ну если мне сверху поступит от председателя сигнал: «Возбудить…»

Х.: (перебивает) Так я тебе и говорю, кто тебе должен сказать?

М.: Только председатель.

Х.: Ну, б…, ну и на х…тебе председатель?

М.: Или зампредседателя.

Х.: Кто?

М.: Ну сейчас (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Следственного комитета при Прокуратуре), он в отпуске…

Х.: Ну понятно. То есть, смотри, я понял. То есть если тебе, условно, (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры), или исполняющий обязанности, либо значит там (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры), или, так сказать, этот самый, (произносит фамилию высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры; не договорил)…Ну, значит, или, так сказать, мой лучший друг, кто-то из них, так сказать, тебе звонит, там и говорит там о том, что «вот такая, типа, х…, чего вы, так сказать, там не возбуждаетесь», к примеру… (не договорил). Да?

М.: Ну, во-первых, у нас в Комитете все решается совещательно. То есть я привожу, если я… (не договорил). У меня есть материалы, да?

Х.: Так.

М.: Мне надо возбудить дело.

Х.: Так.

М.: Потому что я считаю, что там есть состав.

Х.: Так.

М.: Я приезжаю в Комитет, в управление.

Х.: Так.

М.: Собирается совещание общее.

Х.: Андрюша, я не хочу с тобой, конечно, спорить, только я не понимаю, а как тогда у вас, - ну я не про тебя говорю, а про других, - а как тогда возбуждаются е…дела-то, если вы совещаетесь все вместе?

М.: Я-то е…дел не возбуждаю.

Х.: Ну понятно, Но где-то возбуждаются.

М.: У меня нет таких. А тем более, на главу, у меня на глав…

Х.: (перебивает) Андрюша… возбужу.

М.: И то я все согласовывал с Комитетом. Возбуждать дело на главу…У нас любое дело в отношении главы, если у меня есть только подозрения, я обязательно информирую Комитет.

Х.: Андрюша, да я все понял, никаких проблем.

М.: Это лица – правовой статус.

Х.: Андрей, я все понимаю.

М.: Это я сейчас навозбуждаю на всю область дел на глаз…

Х.: (перебивает) Андрей, вот обрати внимание, я же тебе не говорю: «Давай прямо сейчас, прямо завтра». Я тебя просто понимаю. Всем надо прикрыться. Слушай, вот меня в свое время Петрович…дай бог ему здоровья, вот он меня одной х…мудрой научил. Как-то я его душил, душил: «Возбуди, возбуди». Он мне говорил: «да мне до п…, я возбужу прямо сейчас». Но он говорит: «Смотри. Вот пока я здесь – все будет зае…Но вот только я отсюда уйду, значит, если решение неправовое, значит, через полгода его тебе, на х…, отменят. Тебе надо так?» Я говорю: «Нет». Он говорит: «Лучше я там два месяца попроверяю всю эту работу, но гарантированно буду знать, что…(не договорил). Со всеми согласую, но буду знать точно, что завтра у тебя ничего не случиться, ничего не посыплеться.» Я говорю: «В принципе, да» И как-то знаешь, меня это впечатлило, я запомнил. Поэтому я тебя понимаю. Мне тебя совсем, Андрей… (не договорил). Поверь, я к тебе нормально отношусь, ты это знаешь, мне тебя на х…палить-то? Ну для чего мне тебя палить? Зачем?

М.: А по Персианову, там вообще, ты же сам понимаешь...

Х.: (перебивает) Да я сам звонил.

М.: Состав там есть…

Как видим даже беглый анализ текста дает массу поводов не только порадоваться за избирателей депутата Хинштейна в смысле настойчивости, с которой он отстаивает свою точку зрения в разговоре со своим собеседником из довольно серьезного государственного органа. Тех же избирателей, правда, должно невольно насторожить и может быть даже немного обескуражить то, что господин Хинштейн несколько раз педалирует свою близкую связь с Генеральной прокуратурой, используя даже термин «наши», причем, явно не в контексте одноименного молодежного движения, тем самым недвусмысленно давая понять, на страже чьих интересов он реально стоит. Трудно при этом не вспомнить и тот факт, что сам господин Хинштейн периодически любит доставать из нагрудного кармана удостоверение советника Генерального прокурора РФ, видимо, весьма не лишнее с учетом тягот депутатских будней и специфики общения с подведомственными госорганами. Невольно удивляет и практически панибратское отношение рядового депутата к высоким чинам Генеральной прокуратуры, озвучиваемое, причем, не как бравада и хлестаковщина, а с полной уверенностью в незыблемости собственных позиций в этом уважаемом госоргане. Возникающие у вдумчивого читателя в этом сомнения сам депутат вольно или невольно отметает целым рядом фраз и самим смело-фривольным («Андрюша!») стилем общения с собеседником и тем самым полностью идентифицирует себя с прокурорской корпорацией. Причем сам депутат явно ощущает себя в ней не на вторых ролях, как исполнитель весьма деликатных поручений или тонкий дипломат на стыке интересов различных государственных ведомств. Вовсе нет, депутат говорит как обладающий реальными полномочиями руководитель, чего в этом смысле стоит его «поставим в стойло», небрежно брошенное в отношении многозвездного прокурорского чина.

В виде осадка от этого увлекательного разговора, оставшегося, видимо, все-таки большой частью вне зоны внимания тех, кто сделал его достоянием широкой общественности (совершенно очевидно, что опубликована не вся запись разговора) остается лишь позавидовать некоему господину Солодовникову (видимо, имеется ввиду генерал-майор милиции Сергей Солодовников - заместитель начальника Главного Управления МВД России по Южному федеральному округу), за которого в любой ситуации готов «впрягаться» такой влиятельный лоббист Хинштейн и у которого с ним, по его собственным словам, «связка». Трудно оставить без внимания и самое главное.

Этот разговор еще раз наглядно демонстрирует, какие цели стоят перед политическим руководством страны, в последние несколько лет активно взявшегося за реформу правоохранительной системы. Наверняка никогда не состоялся бы подобный разговор, если бы в свое время следствие не было выведено из компетенции прокуратуры и создан, таким образом, действенный механизм взаимного межведомственного контроля и сдерживания, в конечном итоге работающий на укрепление законности и противодействие ведомственному же волюнтаризму и вседозволенности. И чем больше Хинштейн и ему подобные будут «щеголять» высокими фамилиями и «впрягаться» в подобные переговоры, тем больше уверенности, что с монополией на истину, по крайней мере, в ее публично-правовом прочтении, в этой стране покончено раз и навсегда. Ну, или почти покончено…

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья