Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Бизнес по-саратовски

В середине сентября 2013 года следственной частью Главного следственного управления ГУ МВД России по Саратовской области было возбуждено уголовное дело по факту хищения 68 млн руб., принадлежащих компании ЗАО «Саратовгесстрой». За полмесяца до этого в своем кабинете был задержан председатель комитета капитального строительства области Александр Сурков при получении взятки в размере 7 млн руб. от топ-менеджера вышеназванной компании.

Бизнес по-саратовски

По стечению обстоятельств именно «Саратовгесстрой» осваивал одни из самых крупных и лакомых подрядов на капитальное строительство для нужд бюджета Саратовской области в течение последнего десятилетия. Казенные средства лились подрядчику рекой, иногда достигая миллиарда рублей в год. Для сравнения, общая сумма доходов, собираемых в бюджет региона (включая деньги на зарплаты рядовым бюджетникам и чиновникам, ремонты дорог, больниц, школ, строительство социального жилья и иные многочисленные цели) едва перешагнула отметку в 50 млрд руб. Иными словами ЗАО «Саратовгесстрой» на протяжении последнего десятилетия могло получать средства, эквивалентные десяткам процентов доходов целого субъекта Федерации. Но, несмотря на это, компания, судя по открытым данным, накопила астрономические долги, которые могут стать отправным механизмом для запуска процедуры ее банкротства и срыва исполнения подрядов для нужд региона.

Родом из города ядерщиков

Широко известной компания «Саратовгесстрой» стала после прихода на должность губернатора области Павла Ипатова. С этого момента в истории компании начинается новая выдающаяся глава.

Два ЗАО с «балаковской пропиской» - «Саратовгесстрой» и «Стройэкс» становятся неизменными и невероятно удачливыми участниками практически всех конкурсов на освоение бюджетных средств. Так, подряды на строительство жилья, социальных объектов и реконструкцию набережной в районе Саратова по итогам публичных торгов были отданы «Саратовгесстрою». Более того, компания осваивала даже такие непрофильные направления как, например, возведение дорожных развязок. Конечно, не все объекты компания возводила самостоятельно. В ряде случаев она привлекала субподрядчиков, практически полностью передавая им реализацию проекта - за вычетом своего процента. Казалось бы, такая схема несколько напоминает узаконенный откат, однако силовые ведомства региона никак не реагировали не использование балаковскими строителями подобных, весьма широко трактуемых - с точки зрения закона, путей бизнеса. Тем более что саратовские правоохранители изрядно поднаторели лишь в другом начинании, предпочитая хватать зарвавшихся коррупционеров с конвертами в столе. А в такой «пошлости» как передача наличных из рук в руки нужды у них не было. Чиновников (выбиравших победителей конкурсов) и бенефициаров по сделкам по освоению государственных средств роднила прописка из города ядерщиков.

Разоблачения без последствий

Однако со временем множились не только прибыли бизнесменов из Балаково, но и число недругов Павла Ипатова. Недовольство действиями губернатора зрело как в политическом истеблишменте региона и бизнесе, так и среди могущественных саратовских лоббистов в столице. В итоге весной 2012 года губернатор попросился в отставку «по собственному желанию», а глава государства это прошение удовлетворил.

Этому событию предшествовали разоблачительные заявления, сделанные (на тот момент главой Счетной палаты региона) Андреем Саухиным. Ревизоры рапортовали о многомиллионных потерях казны вследствие неэффективного освоения средств, а иногда их прямого разбазаривания. Отдельные парламентарии на заседаниях заксобрания региона требовали рассмотреть вопрос о доверии губернатору и его команде и ратовали за то, чтобы инициировать уголовное преследование чиновников областного правительства и их деловых партнеров.

Впрочем, как только Павел Ипатов покинул свой пост, а в его кабинет въехал Валерий Радаев, градус публичной критики резко пошел на спад, а выдвинутые ревизорами обвинения так и не трансформировались в реальные уголовные дела.

Новые собственники

Вместе с тем, компания «Саратовгесстрой» все еще оставалась подрядчиком, имеющим в своем активе целый ряд долгосрочных контрактов: по реконструкции набережной Саратова и строительству жилья для госнужд в региональном центре и в Балаково. Но теперь перед исполнителями возник сложный вопрос: как использовать имеющиеся активы? При приемке объектов комитетом капстроительства правительства области могли возникнуть вопросы относительно качества работ и их соответствия заявленной стоимости. Приемку возведенных объектов новые власти региона (учитывая бенефициаров этого бизнеса) могли провести с особой тщательностью, тем самым пытаясь как можно сильнее насолить бывшим политическим конкурентам. В такой ситуации логичным решением была смена собственников «Гесстроя». Что, в конечном счете, и произошло...

Новыми хозяевами компании стали бизнесмен Геннадий Умаров, а также бывший прокурорский работник Павел Канавичев. Первый из компаньонов известен в Саратове как ранее судимый за мошенничество владелец одного из крупных развлекательных заведений областного центра «Бульвар». Что же касается господина Канавичева, то этот «новоявленный бизнесмен» ранее носил погоны и занимал ответственные должности заместителя прокурора в Волжском районе Саратова и первого зампрокурора Энгельса. На какой почве столь разные компаньоны сошлись в общем деле, остается только догадываться.

Но, приняв дела на «Саратовгесстрое» и вникнув в реальное положение вещей, новые собственники, вероятно, осознали, что и перед ними стоят все те же непростые задачи сохранения пакета госконтрактов и получения дополнительных подрядов на новые очереди капстроительства.

Первая ласточка

3 сентября 2013 года якобы при получении отката предположительно в размере 7 млн руб. в своем кабинете был задержан глава комитета капстроительства области Александр Сурков. Заявителем о преступлении выступил генеральный директор ЗАО «Саратовгесстрой» Александр Панагушин. По версии следствия, областной чиновник намеревался получить деньги за положительное решение вопроса о подряде на новую очередь строительства набережной.

Но зачем вообще понадобилась такая банальная схема как передача денег из рук в руки прямо в кабинете? Напомним, что ранее у «Саратовгесстроя» и областных чиновников существовала куда более элегантная «система сотрудничества», когда выходцы из Балаково контролировали процессы как выделения, так и освоения и распределения денежных средств. Проще говоря, бенефициарами по сделке могли быть не чуждые руководству региона люди. Но теперь, в связи со сменой управленцев, как в правительстве, так и в компании, столь надежная связь оказалась разрушена. И участникам пришлось выстраивать отношения пусть не с нуля, но заново. А это несет под собой риски. Где гарантия того, что, получив деньги, чиновник выполнит принятые условия «сделки»?

И собственники могли подстраховаться на этот счет, например, спровоцировав дачу взятки. Для проведения этой операции у бывшего зампрокурора вполне достаточно старых связей. Притом что жертвой этой деятельности мог стать не только задержанный Александр Сурков. Вряд ли он мог бы решить в одиночку и без карьерных последствий для себя столь крупный вопрос как выделение и освоение средств (в том числе федеральных!), предназначавшихся на реконструкцию набережной. Тем более что он не был особо весомой фигурой в действующем правительстве.

Представляется, что иметь определенное представление о сделке могло и его руководство, например, профильный зампред правительства Сергей Канчер. Впрочем, после того как чиновник был задержан, ситуация поменялась. Даже с публичными заявлениями по факту случившегося пришлось выступать лично губернатору Валерию Радаеву. Так сказать, брать удар на себя. Что же касается Канчера, если он действительно мог принимать какое-то участие в сделке, то, вероятно, оказался в щекотливой ситуации. Теперь его благополучие (на все время расследования и суда по «делу Суркова») зависит от позиции руководства «Саратовгесстроя» и той версии событий, которую последние изложат в суде. Назовут ли в качестве «возможных выгодополучателей» от сделки лишь одного задержанного чиновника или испортят как минимум карьеру многим. И в обмен на молчание Панагушин сотоварищи вполне может потребовать от властей максимально благоприятные условия по контрактам. Но, кажется, что все эти нестыковки в деле и очевидные мотивы не особенно волнуют следствие, которое своей единственной мишенью видит председателя комитета капстроительства области.

Пропавшие активы

Спустя всего полмесяца после задержания Александра Суркова было возбуждено еще одно уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере). И снова по заявлению Александра Панагушина.

Подозреваемым на этот раз (как следует из постановления следователя) стал Евгений Лисицын, а также некие неустановленные лица. При этом фабула обвинения в данном случае впечатляет особенно. В ходе проверки силовики якобы установили, что бывший директор ЗАО «Саратовгесстрой» А.В. Шалабанов с 20 августа по 12 ноября 2012 года перевел на счета двух компаний, ООО «Стройтехинвест» и ООО «Стройресурс», в общей сложности 68 738 110 руб. Денежные средства по документам были перечислены через фиктивные договоры поставки. А бывший топ-менеджер этого даже не скрывает, добровольно сообщив реальную ситуацию следствию. Основной целью перечисления столь крупной суммы сторонним компаниям он назвал свое желание приобрести объекты недвижимости в Балаково - а именно комбинат крупнопанельного домостроения у организаций ООО «Комета», ООО «Транс-сервис» и ООО «Альфа». Но зачем использовать столь странную схему - направлять внушительные денежные средства по подложным договорам компаниям, которые даже не являются стороной в сделке? Почему не перечислить деньги напрямую продавцу, а вводить каких-то странных и малознакомых посредников? И возникает вопрос происхождения этих средств, не поступили ли они изначально из федерального бюджета?

На одном из низкорейтинговых информационных ресурсов Саратовской области за 20 дней до возбуждения уголовного дела появилась душещипательная история, в которой рассказывается о том, что директора якобы ввели в заблуждение посредники, которых господин Шалабанов еще и сам нашел при помощи некоего таинственного сотрудника ФСБ и чиновников областного правительства. Эти лица якобы объяснили руководителю завода, что предложение о покупке предприятия может сделать не любой желающий, а только проверенное лицо с определенной репутацией. И тут г-н Шалабанов настолько доверился посредникам, что подписал фиктивные контракты и перевел денежные средства в пользу фирм, не имеющих отношения к сделке, а потом еще в течение длительного времени (!) не принимал никаких активных действий для возврата денег, направленных со счетов руководимого им предприятия. И речь в данном случае идет не о каком-то умалишенном, в чем никак нельзя заподозрить руководителя крупного предприятия, а о взрослом здравомыслящем человеке. В это же время завод действительно был приобретен в собственность, но не передан «Саратовгесстрою», а перешел в собственность других людей.

Моментальные решения

При этом, как только с заявлением о якобы совершенном преступлении обратился Александр Панагушин, работа следствия приняла редкую оперативность. С момента обращения до открытия дела прошло всего-то пять дней! И за это время, как можно предположить, силовики либо досконально разобрались во всех хитросплетениях этой запутанной истории, либо поверили нынешнему и бывшему руководителям буквально на слово.

Более того, имущественный комплекс спорного предприятия был арестован и передан на «ответственное хранение» ЗАО «Саратовгесстрой». Иными словами, после того как бывший руководитель компании Шалабанов (на тот момент официальный представитель стороны в контракте) подтвердил фиктивный характер желаемой сделки, следствие передало завод крупнопанельного домостроения в пользование компании Умарова и Канавичева.

Вот только в этих действиях следствия есть определенная правовая коллизия, прописанная в положении Гражданского кодекса РФ. Закон прямо закрепляет, что притворные сделки (в данном случае фиктивный договор поставки), заключенные с целью прикрыть другую сделку (куплю-продажу объекта), - ничтожны. Сторона не может приобретать по ним ни прав, ни обязанностей - ничего. А в данном случае по факту получилось с точностью до наоборот.

Имущество было изъято и передано на ответственное хранение не от подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а от стороннего собственника (именуемого даже в официальном документе следствия «третьим лицом», к которому у силовиков нет претензий). При этом следствие не приняло разумных мер по обеспечению его сохранности, а прямо передало в пользу компании, которая сама призналась в существенном нарушении закона - многомиллионных фиктивных операциях.

При этом речь даже не шла о другой возможной версии событий. Сам Шалабанов намеревался стать собственником завода, расплатившись за эту сделку со счетов предприятия по фиктивным контрактам. Как так? Директор распоряжается финансовыми ресурсами вверенной ему компании (у которой есть свой собственник - акционеры - и обязательства перед дольщиками и государством) как личной копилкой. Не являются ли подобные действия банальной кражей, совершенной в особо крупном размере? А фиктивные сделки поставки в данном случае могли быть лишь ширмой - поводом для того, чтобы прикрыть факт хищения суммы, достаточной для покупки целого завода!

Фирменный почерк строителя

Более того, подобные сомнительные сделки были совершены в 2012 году не только с компаниями «Стройресурс» и «Стройтехинвест». В аудиторском заключении компании за этот год есть ссылка еще на ряд контрактов, в частности с ООО «Уникум+», ИП Галстян Г.Р., 000 «СВ Бассейн», ООО «Спецтехсервис», 000 «Бизнесгрупп», ИП Балабашин П.В., ООО «Спецпоставка».

Не стоит описывать все контракты, остановимся лишь на одном из примеров, который приводят аудиторы: «Все поставки оформлены товарной накладной Тогр-12 и счетом-фактурой. В ряде случаев первичные документы подписаны одним лицом (он же разрешает и отгружает), например: ИП Балабашин П. В. тогр-12 №1 от 13.08.12 на сумму 1 640 014 рублей, 1504,6 тонны щебня поступили обществу. По расчетам аудиторов, при средней грузоподъемности автомобилей 35 тонн 13 августа для доставки такого количества щебня из Ивантеевки потребовалось 43 автомобиля».

Кроме того, отсутствует документальное подтверждение поставок материалов. Аудиторы отмечают, что аналогичная ситуация складывается и по всем вышеперечисленным поставщикам щебня, битума, мазута, ГСМ и других. И подводя итог исследованию, аудиторы отмечают: «Доказать реальность сделки по договорам с проблемными фирмами при таком документальном оформлении будет проблематично». Так может быть такие «странные поставки» и есть фирменный стиль работы ЗАО «Саратовгесстрой»?

На этом фоне такие нарушения как отсутствие запроса котировок и предложений от других компаний представляются детскими шалостями. Что говорить о возможном завышении цены, если по ряду контрактов существует вероятность банального воровства?

Но эти обстоятельства, казалось бы, не интересуют силовиков, расследующих поступившие к ним материалы. Все что они делают, это добиваются возбуждения уголовного дела против одного человека и передают пусть и временное ответственное хранение другим лицам. Не является ли это по сути своей банальным рейдерским захватом?

При этом на Евгения Лисицына Шалабанов, то есть непосредственный виновник растраты - собственноручно подписавший перевод денег, еще и указал пальцем. Впрочем, Лисицын в последние годы стал буквально универсальным подозреваемым. В отношении него уже трижды возбуждались и трижды в суде прекращались уголовные дела.

Замкнутый круг

Мишенью для подобного внимания силовиков Евгений Лисицын (приемный сын экс-председателя совета директоров Акционерного коммерческого банка «НВК - Банк» Александра Исаева) стал после того, как сам написал заявление тогда еще в Главное следственное управление ГУВД по Саратовской области. В своем обращении он утверждал, что во время работы в АКБ он был вынужден оформить продажу базы в Лысогорском районе на работника учреждения Алексея Ручина, но до сих пор не получил за имущество денег. Между тем, на тот момент и.о. председателя правления АКБ «НВК-Банк» Владимир Кравцев на словах выступал своеобразным гарантом по сделке. Отказать и.о. председателя правления было сложнейшей задачей для Евгения Лисицына, так как на момент заключения договора он и сам являлся работником банка и находился в служебной зависимости от своего руководителя.

В данном случае стоит подчеркнуть, что «НВК - Банк» в Саратовской области традиционно является вотчиной предпринимателя, участника списка Forbes Владислава Бурова. При этом мультимиллионер традиционно с большим интересом вкладывается в различные активы, связанные со строительством, как в областном центре, так и за его пределами. В сферу интересов группы компаний «Букет», помимо производства продовольствия и транспорта, входит и строительный сектор – в частности девелоперская компания «В2В Development». Как раз его доверенным лицом являлся Умаров.

Из-за факта знакомства, а возможно, и более теплых отношений существует вероятность, что Умаров и Канавичев действуют в данном случае не самостоятельно, а в интересах Владислава Бурова, пытаясь консолидировать активы ЗАО «Саратовгесстрой». И в этой ситуации региональные коммерсанты либо имеют за собой столь сильный ресурс, либо потенциально рассчитывают на него в случае появления осложнений, но, может быть, и откровенно блефуют, рассчитывая, что их конкуренты вряд ли решатся вступать в экономическое противостояние со структурами, ассоциируемыми с именем Владислава Бурова. Если же верна последняя из версий, то, скорее всего, компаньоны Канавичев и Умаров (не являясь профессионалами в столь специфичной сфере как строительство) лишь пытаются консолидировать балаковские активы для последующей выгодной продажи.

***

В итоге можно констатировать, что за предприятием ЗАО «Саратовгесстрой» тянется целая вереница из различного рода скандалов, от накопленных долгов перед частными кредиторами и обязательными фондами до неоднозначных уголовных дел и нарушений финансовой дисциплины, установленных фискальными органами. Пока нынешним собственникам удается отбиваться от некоторых исков кредиторов и даже предотвращать попытки отдельных взыскателей инициировать процедуру банкротства компании, но что будет дальше? Факт остается фактом - заявления о возможном банкротстве компании уже подавались в арбитраж. Компенсировать часть неудач, а может быть, и сознательных действий прошлой администрации, направленных на растаскивание имущества новым владельцам, вероятно, помогает поддержка со стороны части силовиков региона, оперативно реагирующих на каждое заявление со стороны менеджмента. Однако одно дело - возбудить уголовное дело и перехватить на некоторое время управление тем или иным активом, и совсем другое - довести его до логического завершения, а особенно, основываясь на столь неоднозначных доказательствах, которые имеются в распоряжении правоохранительных органов сейчас.

Ведь они могут трактоваться как в пользу собственников и их менеджеров, так против них. Тем более что некоторые действия могут быть истолкованы как попытка рейдерской атаки на бизнес конкурента. И еще вопрос, как воспримут на самом деле первые лица губернии, а также их влиятельные друзья попытки давить на региональное правительство и его членов? Пока в этом уравнении еще слишком много неизвестных, но очевидно, что ситуация с застарелыми и новыми проблемами строителей уже давно вышла за рамки пресловутых споров хозяйствующих субъектов или подковерных игр чиновников, постоянно воюющих за наиболее выгодный кусок бюджетного пирога.

Тем более что на кону срыв имиджевых проектов «Единой России» в Саратовской области, а также права дольщиков, в числе которых выступают не только физические лица, но и крупнейшим является бюджет региона. А это значит, что проблемы одной компании уже грозят дестабилизацией политической стабильности в регионе и даже социальными протестами, чего федеральный центр совсем не хочет лишний раз допускать.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья