Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Дитенбергер - по паспорту иностранец, по ментальности русский

Как Rewe Group делала бизнес с холдингом «Марта»

Дитенбергер - по паспорту иностранец, по ментальности русский

История совместного бизнеса германской Rewe Group и российского торгового холдинга «Марта» начиналась весьма торжественно, на высшем международном уровне. Договору о создании ими совместного предприятия Billa Russia GmbH в 2004 году придавалось такое значение, что он был подписан в присутствии руководителей России и Германии – Владимира Путина и Герхарда Шредера. Однако развитие проекта оказалось таким, что девять лет спустя партнеру с российской стороны впору говорить не о совместном бизнесе, а о рейдерском захвате собственного. Сюжет, надо сказать, нетривиальный – в России привыкли читать, как отечественные рейдеры облапошивают цивилизованных иностранцев. Но здесь явно не тот случай.

Холдинг «Марта» и его создатель Георгий Трефилов, живущий ныне в Лондоне, в последнее время упоминаются в публикациях российских и заграничных СМИ преимущественно в скандально-судебном контексте. То британский суд констатирует «приводящий в ужас» уровень коррупции при расследовании российскими правоохранителями уголовного дела в отношении Трефилова, то его самого задерживают в лондонском аэропорту по подозрению в использовании поддельных документов, то сообщают о задержаниях и допросах бывшего сотрудника Генпрокуратуры Виктора Гвоздева и следователя Следственного департамента МВД Ирины Коноваловой, которые вели и курировали дело Трефилова, которого подозревали в «мошенничестве».

В Вене тем временем продолжается идущий еще с 2008 года судебный процесс, на котором представители немецкой Rewe Group судятся с Трефиловым.

Несмотря на впечатляющий масштаб процессов и расследований, для основных героев историй статус-кво кардинально не меняется. Один суд в Великобритании отказал (в ноябре 2012 года) в экстрадиции Трефилова в Россию и признал все обвинения в его адрес не заслуживающими доверия, другой (в мае 2013-го) приговорил его к условному сроку заключения за использование паспорта не на свое имя. Таким образом, Трефилов по-прежнему в Лондоне и на свободе. В Москве, с другой стороны, ничего не слышно нового о преследовании целой группы работников Генпрокуратуры и Следственного департамента МВД, хотя уже более полугода назад в лондонском суде были публично заслушаны доказательства того, что у Трефилова вымогали в их пользу миллион долларов, за закрытие либо переквалификацию уголовного дела.

С лондонским статус-кво все более менее понятно: британская Фемида, установив, что бизнесмен стал объектом вымогательства со стороны силовиков, не стала ни «выдавать» его в Россию, ни жестко наказывать за поддельный паспорт (обычно в Великобритании за такое приговоры выносят реальные, а не условные, но в данном случае суд не мог не принять во внимание предысторию с вымогательством и объявлением Трефилова российскими силовиками в международный розыск).

А вот с московским статус-кво ситуация сложнее. Поскольку если это дело «раскручивать» как очередную серию про «оборотней в погонах», последствия могут быть куда более серьезными, нежели вскрытие фактов в общем-то банальных для нашей современности коррупции и вымогательства.

Дело в том, что когда после ноябрьских лондонских разоблачений в Москве началось-таки расследование о вымогательстве, при допросе следователя Следственного департамента МВД Ирины Коноваловой, которая вела “дело Трефилова”, как утверждают наши источники в силовых ведомствах, вскрылся поразительный факт. Московское следствие по “делу Трефилова” оказалось связано с судебным процессом в Вене, где Rewe Group предъявляла претензии Трефилову. Причем связь была вполне материальной: копии материалов уголовного дела в отношении Трефилова передавались представителям компании ReweGroup. При этом Коновалова не смогла объяснить, по какой причине в рамках уголовного дела в отношении Трефилова она провела графологическую экспертизу по подписи Питера Дитебергера, главы представительства Rewe Group в России, под деловым документом, который не имел никакого отношения к 16 эпизодам обвинения, предъявленного Трефилову в России, зато имеет существенное значение для судебного процесса в Вене. Более того, в Москве так спешили помочь партнерам в Вене, что заключение указанной экспертизы, датированное 30 мая 2012 года, было представлено в австрийский суд 22 мая. Там же оказались протоколы очных ставок из трефиловского дела и другие материалы. На вопрос, какое отношение имеет Rewe Group к уголовному делу в отношении Трефилова, Ирина Коновалова не дала ясного ответа.

По словам адвокат Трефилова Ваграма Калачяна, он «по своему запросу получил ряд документов, подтверждающих, что Ирина Коновалова переправляла данные уголовного дела из России в Австрию оппонентам Трефилова».

В свете того внимания, которое в России в последнее время уделяется «иностранным агентам», т.е. лицам и организациям, действующим в интересах иностранных партнеров, эти факты выглядят просто-напросто невероятными. Следственный департамент МВД – это ведь не какое-нибудь НКО, неразборчивое в средствах.

Между тем действия московского следствия в интересах иностранной компании могут быть вполне логично объяснены в контексте «развития» совместного бизнеса, проще говоря - в контексте рейдерства.

В июле 2004 года холдинг Трефилова (занимавшего в те времена 79-е место в рейтинге «Форбса», его состояние оценивалось в 450 млн британских фунтов) "Марта" и Rewe Group объявили о создании совместного предприятия Billa Russia GmbH, 25% долей в которой досталось российской компании, 75% - немцам. «Марта», к концу 2007 года представлявшая собою мощную холдинговую структуру с активами более 1, 5 миллиарда долларов (сеть магазинов “Гроссмарт”, девелоперская компания РТМ и др.) , передала в СП 34 своих магазина, затем еще 30. Однако вместо адекватных вложений со стороны немецкого партнера, как вспоминает Георгий Трефилов, «некогда прибыльный бизнес супермаркетов, которые были переданы в СП, стал малоприбыльным. Я не получал достоверных отчетов от менеджмента совместного предприятия, зато я получал информацию, какие деньги выводились из компании ежегодно в карман менеджеров сети “Билла” и «Rewe»».

Очень быстро одной из главных действующих фигур в холдинге и совместном бизнесе стал Питер Дитенбергер, который был представлен российским партнерам как человек с отличными контактами в деловых и политических кругах России и Германии, способный в краткие сроки установить и наладить отношения с немецкими компаниями. Дитенбергер и в самом деле обладал не только обширными знакомствами, но и влиянием в бизнес-структурах и властных коридорах обеих стран, представительствах немецких компаний в России. Некоторые знакомые характеризовали его как «решалово» высочайшего класса, но с западным иммунитетом». Что касается Георгия Трефилова, то он из партнерства с Дитенбергером извлек афористический урок: «Он только по паспорту немец, по ментальности он русский».

Дитенбергер, по словам Трефилова, весьма скоро перешел от роли посредника и переговорщика к непосредственному влиянию на дела холдинга и совместного предприятия. Для того, чтобы перейти от влияния к прямому управлению, оставалось сделать только одно – устранить российского партнера от дел. И вскоре это произошло.

В 2007 году возник сюжет с продажей холдингом «Марта» розничной сети магазинов «Гроссмарт». Переговоры о продаже шли параллельно с Rewe Group и компанией «Х5». Продажа «Гроссмарта» конкурентам, естественно, серьезно подрывала позиции (и возможности контролировать финансовые потоки) руководителя сети Бориса Васильева, имевшего статус партнера «Марты». Для самой Rewe Group было вполнене логично не упускать весьма прибыльную сеть супермаркетов. Немецкие партнеры предложили Трефилову за “Гроссмарт” в полтора раза больше, чем “Х5”, был подписан контракт, и началась подготовка передачи активов.

Именно с этого момента бизнес “Марты”, который к 2008 году достиг наибольшего размаха, начало лихорадить, а казавшаяся выгодной сделка стала стремительно превращаться в экономическую катастрофу, окончившуюся банкротством и потерей активов.

В апреле 2008 года Rewe Group выпустила пресс-релиз, из которого можно было понять, что сделки по продаже “Гроссмарта” не было, как не было и соответствующего контракта. Более того, “не было” уже и СП, долю в котором Трефилов якобы продал еще в 2007 году Питеру Дитенбергеру, главе представительства Rewe Group в России. Впоследствии Трефилову удастся доказать в суде, что долю он Дитенбергеру не продавал, а передал в доверительное управление. Но это впоследствии, а в 2008 году, в разгар экономического кризиса, подобные сообщения действовали на участников рынка ошеломляюще: московские банки начали требовать досрочного возвращения кредитов, выданных холдингу “Марта” для приведения магазинов к стандартам сети “Билла”, что было частью сделки. Под эти весьма крупные займы, требовавшиеся для совершения сделки, Трефилов был вынужден заложить активы “Марты”. Сделка оказалась фиктивной, а займы и ответстенность по ним – отнюдь.

Как выяснилось, банкиров в те дни активно убеждали, будто Трефилов распродает активы и намерен скрыться, не возвращая кредитов, причем в “агитации” участвовал сам Питер Дитенбергер. Кредиторами было подано к “Марте” порядка 25 исков.

В июне 2008 года адвокаты Трефилова неожиданно получили письмо от помощницы Дитенбергера Юлии Менн; впоследствии выяснилось, что им оно было послано по ошибке, а адресовано было адвокатам Дитенбергера: в письме их призывали подумать, как вынудить Трефилова как можно быстрее объявить о банкротстве.

А в августе того же 2008 года Следственный комитет МВД РФ возбудил уголовное дело в отношении Трефилова.

Результатом всех этих спецопераций действительно стало банкротство, в результате которого все активы холдинга оказались в руках партнеров Трефилова, а в его распоряжении остались долговые обязательства.

В результате банкротства “Марты” Rewe Group выкупает 90% активов, ранее принадлежавших Трефилову, за 12,5 млн. евро (при реальной стоимости не менее 100 млн.) Именно эти 12, 5 млн были выплачены кредиторам, которых фактически банально “нагрели”. В распоряжении Rewe Group оказалась и доля Трефилова в СП, и магазины “Гроссмарта”, которые, естественно, гораздо выгоднее было захватить, нежели покупать. В этих магазинах до сих пор работают супермаркеты “Билла”. А Борис Васильев и Питер Дитенбергер организовали Международный центр политического консультирования – там весьма незадешево консультируют иностранцев, желающих развивать бизнес в России.

“Серьезный бизнес” в России, как известно, немыслим без хороших связей во властных коридорах и силовых структурах. И такие связи у Rewe Group, несомненно, были и есть. Весьма тесны связи группы, например, с Александром Балашовым, гендиректором загородного дома отдыха УД Президента РФ «Бор», где по традиции часто проводят досуг сильные мира сего, в том числе банкиры и силовики. УДП организовывало в России визовую поддержку Питеру Дитенбергеру, а Балашов неоднократно посещал Германию по приглашению Rewe Group, которая даже заявляла, что работает совместно с этим уважаемым человеком. Примечательно, что сыну Балашова Григорию, начинающему юристу, принадлежит 50% в компании Saltex GmbH в Германии, которая инвестирует средства в различные сектора бизнеса, а также владеет 50% в компании Euracom GmbH. На счету компании Saltex семизначная сумма.

Наряду с Балашовыми, гостем Rewe Group в Германии бывал и Геннадий Карлов, один из видных функционеров Следственного комитета (ныне департамента) МВД РФ. Показательно, что уголовное преследование Трефилова в России, вызвавшее неподдельное изумление британского судьи достигнутым в нем уровнем коррупции, велось именно сотрудниками СД МВД.

Именно Геннадий Карлов курировал в СД “дело Трефилова”. Гостем Rewe Group бывал также Анатолий Шевляков, бывший сотрудник СК МВД, а потом партнер по бизнесу Бориса Васильева. В таком контексте факты передачи следователем МВД документов в Австрию и представителям Rewe Group уже не кажутся удивительными. Видимо, партнерские отношения, с 2008 года только окрепли.

В ходе австрийского судебного разбирательства был выяснен еще один любопытный факт: Rewe Group перечислила на счет компании Hening Group, принадлежавшей Питеру Дитенбергеру и Борису Васильеву, более 2 млн евро. За что - сотрудники Rewe Group пояснить не смогли. На личный же российский счет Бориса Васильева компания “Билла” (дочка Rewe Group) перечислила не менее 12 млн рублей, тоже непонятно за какие услуги.

Хотя понятно, что услуги по искусственному обанкрочиванию и его уголовному сопровождению стоят недешево.

Операция, весьма вероятно, была бы доведена до логического конца, если бы “правоохранители” не поддались искушению повымогать у обвиняемого миллион долларов за прекращение или переквалификацию дела, что привело их не только к ноябрьскому фиаско в лондонском суде, но и к весьма неприятному общественному резонансу в России.

Данный текст дословно перепечатан со статьи Бориса Пахомова «Дитенбергер - по паспорту иностранец, по ментальности русский», опубликованной 7 июня 2013 года в блоге «Записи политолога» по адресу http://suzdalzev.blogspot.ru/2013/06/blog-post.html

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья