Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Якутский «водный бизнес»

В далекой Якутии, которая официально именуется Республика Саха, началась мунха. Так там называется подледняя неводьба.

Якутский «водный бизнес»

Давно просил якутских друзей устроить экскурсию в мунха.

Было интересно, как это – под ледяным панцирем протащить большой трал и вытащить с богатым уловом.

Как только прилетел, не дав отоспаться, повезли за реку, сказали, что если пропустить это воскресенье, то придется почти неделю ждать.

Через очень широкую реку Лена переправлялись почти час – окзывается, лед еще не встал, тяжелый джип осторожно, буквально пробуя лед передними шинами, ехал медленно. Ширина Лены под Якутском, как я понял, достигает нескольких десятков километров.

Лед под машиной иногда удивительно прозрачный и кажется, что этот хрусталь вот-вот начнет разламываться.

Приехали почти к середине мунха, название местности сразу забыл из-за его сложности для запоминания. Район только запомнил – Чурапчинский. Потом в Интернете проверил – точно Чурапчинский улус (там так называются районы).

Потом рассказали, что в соседней деревне на мунха был местный глава республики Борисов, но не рисковал, конечно, своей жизнью на непрочном льду, а прилетел на вертолете.

Хоть и пропустил начало мунха, в целом понял, как все устроено и как делается.

Озеро сравнительно небольшое, размером как Манежная площадь в Москве, может, чуть пошире.

Добычу делят на всех присутствующих на мунха, даже тем, кто ничего не делал, а только наблюдал, как я. Таковы традиции. В старину так население запасалось едой на всю зиму, поскольку скот забивали не все семьи, а только те, у кого было много скота.

В Якутии бесчисленное количество озер, поэтому одна деревня могла устроить несколько мунха на разных озерах и так могли накопить на каждую семью сотни килограммов рыбы, которого хватало до весны. Сейчас так не делают, да и в будни не едут на мунха, а только в выходные.

На мунха выходят всей деревней и всем поровну раздают добытые караси (их там называют собо).

Но иногда на мунха ездят небольшие группы людей, на отдаленные озера, причем этим занимаются как ремеслом – особенно те, кто без работы. Тогда добычи у них больше, несколько десятков тонн, и они ее отдают скупщикам, а те продают в городских рынках за большие деньги.

Осечка случилось с фотографиями.

Собирался снимать на Айфон, но он очень быстро разрядился. В Якутии это обычное явление, говорят – на морозе аккумулятор Айфона за несколько минут разряжается. Поэтому пришлось взять из Интернета несколько фото мунха этого года.

Лед в якутских озерах чистый, прозрачный.

Неудивительно, что из озер и рек берут лед и продают (!), совсем как собо.

Режут лед на небольшие бруски и грузят в машины.

Предприимчивый парень по имени Руслан Винокуров рассказывает местному информационному агентству ЯСИА: «Я добываю речной лед и продаю. На лед всегда есть большой спрос. В кузов моей машины вмещается 3,5 кубометров льда. Цена – 2,5 тыс. рублей. Объявление даю в Интернете. Сейчас продают очищенную воду в 19-литровых бутылках. Я думаю, что для постоянного потребления нет ничего лучше ледяной воды».

Вообще, готовка ледяной воды – оказывается, также старинная традиция. Многие семьи в деревнях ледяную воду пьют круглый год – роют глубокие ямы-ледники и там в вечной мерзлоте хранят глыбы льда, вытаскивая по мере необходимости.

Поэтому ранней зимой в Якутии занимаются не только мунха, но и готовкой ледяных глыб.

По пути на мунха и обратно на берегах озер я видел сотни таких ледяных глыб, которые потом вывезут.

Якуты – удивительно трудолюбивый народ, кризис и безработица им нипочем.

Недавно читал о якутском парне по имени Николай, чья история перегона «Буханки» из Ульяновска в Якутск буквально взорвала «Фишки».

Якуты в общей массе такие и есть – скромные, но упертые, способны даже на воде делать бизнес – вылавливая карасей и продавая их, пиля лед и продавая ледяные глыбы. Именно такой народ и мог, конечно, закрепиться в этом суровом краю.

В городе Якутске сотни фирм занимаются очисткой и доставкой воды.

Патриархом этого бизнеса называют земляка моих якутских друзей – выходца из Чурапчинского улуса Егора Макарова. Это он самым первым догадался, что деревенским якутам, привыкшим пить чистую ледяную воду круглый год, но в городских условиях лишенным такой радости, можно продавать очищенную воду.

Макаров уже стал легендой, вот некое молодежное движение «Цель – заработать 15 миллионов чистыми за год» первым делом пригласило в качестве своего гуру Макарова (сидит в панамке и в шортах).

Егор Макаров

Неизвестно, помогли ли молодым идеалистам советы Макарова, но то, что он является образцом успешного бизнесмена для части якутов – несомненно. Его ресторан, если я правильно понял, называется как «Ледяная гора», опять же связано с водой.

Мои якутские друзья о Макарове отзываются почему-то негативно. Один вспомнил, что об этом Макарове где-то написали, что он типа зажрался и в чем-то согласен с таким утверждением.

Признавая деловой успех Макарова, говорят, что он – очень неприятный в общении человек, чванливый, ни с кем не считающийся и полагают, что такая модель поведения противоречит якутскому менталитету. В Якутии даже успешные люди должны уметь быть частью общества, а не пытаться ставить себя поверх других.

Видимо, такой менталитет присущ азиатским обществам, там вызывающее поведение некоторых успешных людей, обычное в Москве и в «европах-америках», вызывает осуждение – либо молчаливое, либо явно выраженное.

Поэтому в Якутии не любят тех богатых (баев) и чиновников (тойонов), которые относятся к другим свысока и всех окружающих считают ничтожествами.

И уважают тех, кто хотя бы выказывает внешние признаки почтительного отношения к людям.

Одним из тех, кто умеет обихаживать людей, считают местного бриллиантового короля Петра Федорова.

Петр Федоров

В Москве я сотни раз видел вывески «Якутские бриллианты. Эпл даймонд» в разных торговых центрах и моллах. В Якутске тоже встречаются, но реже. Я раньше думал, что Эпл – это Apple. И иногда ломал голову, не инвестировал ли Стив Джобс часть своих миллиардов в огранку? Оказалось, «Эпл» – это «Экспериментально-производственная лаборатория», так называется гранильный завод Федорова.

Интересно, что в Якутии бриллианты тоже считаются «водным видом» бизнеса – раньше алмазы находили в реках. Также не случайно есть выражение «бриллиант чистой воды». Но, конечно, в отличие от рыбалки, распилки льда, очистки воды, этот вид бизнеса – более высокого уровня и якуты гордятся своими успехами в этой сфере. Мои якутские друзья, сами имеющие отношение к алмазам, уважают Федорова, но считают его «евреем».

Говорят, что тот был первым иностранцем, который стал членом Израильской алмазной биржи, поэтому его портрет красуется в каком-то крутом алмазном музее в Тель-Авиве. Думают, что Федоров принял иудейство, сделал обрезание, заимел израильский паспорт.

Именно поэтому, полагают, Федоров не стал баллотироваться на второй депутатский срок, хотя был главой самого важного экономического и инвестиционного комитета местного парламента – помешала путинская «национализация элит», когда от депутатов и чиновников потребовали не иметь второго иностранного гражданства, счетов, акций и недвижимости за бугром. А у Федорова, думают, помимо израильского паспорта, наверняка есть недвижимость и тайные счета, владеет и акциями зарубежных компаний.

Когда Федоров был депутатом, его годовой доход составлял свыше 100 миллионов рублей. Думают, что хитроумный Федоров показывал едва ли 5-10% от своих истинных доходов.

Федорова и Макарова, оказывается, объединяет также то, что они оба входят в руководство Якутского отделения «Опоры России», есть такой профсоюз богатых бизнесменов. Хотя эта организация называется объединением малого и среднего предпринимательства, в Якутии не припомнят никого из тех, кто действительно является малым или средним предпринимателем, в этой самой «Опоре России».

Известно, что активисты движения «Опоры России» обратились к президенту и правительству России с просьбой освободить бизнесменов Крайнего Севера от необходимости выплачивать оплату проезда своих работников в отпуск и обратно.

И становится понятно, почему такие Федоровы и Макаровы объединяются, чтобы лоббировать свои интересы – им хочется платить своим работникам только по минимуму. Но ладно, хватит о них.

Короткая поездка в Якутию запомнилась. Только жаль, что снимков мало сделал, если не считать кучу снимков ужина с жареными и тушеными карасями.

Договорились, что еще раз приеду летом, будут какие-то крутые игры типа олимпийских.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а также правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья