Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Между бумом и бэмсом

Куда выведет страну медведевское правительство?

Сразу после официального объявления состава нового правительства, «Ведомости» написали: «Многие признают: Дмитрий Медведев - слабый премьер. Если бы он был сильным, то не побоялся бы сделать большое дело для страны - например, как высокопрофессиональный юрист, навел бы порядок в судебной системе. Он мог выбрать для себя и любую другую миссию. Сделай это Медведев, ему поставили бы памятник при жизни и даже забыли бы про бадминтон. Но Медведев выбрал статус здесь и сейчас, а не дело на годы вперед».

Правительство Дмитрия Медведева, мучительно формировавшееся на протяжении почти месяца после вступления в должность президента РФ Владимира Путина, наконец-то, приобрело свои окончательные очертания. Заполнены все ключевые вакансии, трудоустроены основные «отставники». Уже озвучены первые направления «нового медведевского курса». И тут же появились первые сомнения по поводу того, что этот курс будет жизнеспособным в нынешней ситуации и с теми конкретными исполнителями, которым поручено его воплощать. Критики считают новый кабинет дилетантским, вторичным и не самостоятельным, а многочисленные «спонсоры» и попутчики уже выстраиваются в очередь за получением от него политических и экономических выгод для себя лично.

Все по-прежнему?

Покамест доминирующей остается точка зрения, согласно которой медведевское правительство в любом случае будет играть вторичную и подчиненную роль, а значит нет особого повода для беспокойства от прихода в него некоторых радикал-либеральных деятелей, мягко говоря, не самой высокой квалификации. Дескать, несмотря на формально широчайшие полномочия, тому же Аркадию Дворковичу никогда не хватит сил, опыта и аппаратного веса для того, чтобы противостоять, например, Игорю Сечину, или влиять на судьбу «Газпрома». В качестве подтверждения этому тезису, обычно приводятся наблюдения о том, что новые министерские портфели распределены в основном между бывшими «помощниками» и «заместителями», тогда как управленцы «первой величины» предпочли от предложенных им должностей в медведевском кабинете уклониться, вежливо, но решительно. Сработавший у них инстинкт самосохранения может говорить о глубокой интуиции и сомнениях в перспективах нынешнего кабинета.

Недоумение критиков нынешнего кабинета можно понять и разделить. Ну какой, действительно, «куратор промышленности, ТЭКа и сельского хозяйства» из Аркадия Дворковича, который ни дня, ни минуты не проработал в «реальном секторе» даже номинально? На протяжении всей своей карьеры бывший помощник бывшего президента Медведева занимался «теориями», т.е. раздавал советы и рекомендации максимально общего характера, о практическом воплощении которых ничего никому не известно. Трагическая неспособность Дворковича не только исполнять свои служебные обязанности, но даже просто выразить свои мысли, неоднократно подчеркивалась в СМИ, когда ему приходилось по второму и третьему разу собирать журналистов, чтобы растолковать им, что же он, собственно говоря имел ввиду, делая заявления по тому или другому вопросу неделю назад.

Нынешнее вице-премьерство А.Дворковича видится ему пока еще в розовом цвете.

«У него нет понятия о том, что он говорит и что делает на своём месте! Нет представления о действительных жизненных интересах России! Он не способен сформулировать настоящие интересы России, совершенно понятные любому, кто понимает мир». Американский политический деятель Л.Ларуш об Аркадии Дворковиче – кураторе промышленности, ТЭКа и сельского хозяйства, вице-премьере в правительстве Медведева.

В кулуарах уже шутят, что всю «домашнюю работу» за промышленного вице-премьера Аркадия Дворковича будет выполнять его жена Зумруд Рустамова, которая профессионально заседает в советах директоров многих компаний, и уже хотя бы по этому понимает в современных экономических практиках намного лучше своего титулованного супруга.

Ползучий переворот

Совсем иные планы на будущее у ключевых игроков из либерального окружения Дмитрия Медведева. Здесь пока мы не видим никакой апатии, никаких пораженческих настроений, никаких сомнений в собственной компетентности. Напротив - наличествуют признаки напряженной работы, направленной на скорейшее извлечение максимальных выгод из нынешнего статус-кво.

Большие надежды в политическом плане либеральные «драйверы» медведевского кабинета явно связывают с деятельностью так называемого «открытого правительства», комиссар по связям с которым Михаил Абызов даже удостоился специально созданной для такого случая министерской должности. Как следует из материалов на сайте этой структуры, в самом ближайшем будущем она претендует ни много, ни мало, как на блокирование любых решений руководства государственных структур, министерств, ведомств и даже правоохранительных органов! На минуточку, такими широкими правами сегодня не обладает в России даже президент.

Получается, что сторонники премьера Дмитрия Медведева склонны трактовать нынешнюю его несамостоятельность в свою пользу. Реальные рычаги влияния на экономическую и политическую жизнь страны данные граждане видят не в руках Владимира Путина, а в распоряжении некоего «рассерженного» антипутинского меньшинства, рукопожатного в столичных оппозиционных тусовках и за пределами страны - в США и Лондоне.

При этом не дается ответ на вопрос, а кто же, на каких условиях, исходя из каких полномочий будет формировать суперведомство под названием «Открытое Правительство»? Кому оно будет подотчетно? Кто и главное - на каких основаниях должен будет подчиняться его решениям?!

Нет также ответа, кроме невнятных рассуждений и о ведущихся консультациях с некими «элитами», «экспертным сообществом», «гражданскими активистами», - видимо теми же самыми, которые еще несколько месяцев назад громогласно называли российского избирателя «быдлом» и «стадом», и дубасили полицию кусками асфальта.

Политические «виды на будущее» нынешнего медведевского кабинета, как это часто бывает, могут всего лишь прикрывать за собой серьёзный, очень далеко идущий экономический интерес. Ведь тот же Михаил Абызов - не просто «приятный человек по внешним связям», а долларовый миллиардер, владеющий активами в энергетике и других «вкусных» отраслях.

Делая такого человека министром, Медведев априори создает взрывоопасную ситуацию, чреватую конфликтами интересов между уже оседлавшими ключевые отрасли промышленности группами и группировками, стоящими за Абызовым, жаждущими своеобразного реванша за поражение в борьбе за президентский пост. Надеяться, что это столкновение «мировоззрений» и интересов пройдет мирно, значит быть наивным – в ход пойдут и административный ресурс, и «близость к телу» (к тому и другому), и общественное мнение, и СМИ, что только обострит противоречия в тандеме. В результате страну захлестнет цунами судебных исков, компроматов и разбирательств, приперченных «какими нужно» дискуссиями в Открытом правительстве, в котором (при необходимости) через медведевское Общественное телевидение будут принимать участие все: от школьников начальных классов до пенсионеров.

Наличие высшего образования у медведевского Министра по связям с открытым правительством М.Абызова некоторыми экспертами ставится под сомнение.

Всю горячую предвыборную пору будущее премьерство Медведева рекламировалось как необходимый шаг для продолжения пресловутой «программы модернизации». Дескать, те процессы, которые Медведев так и не смог толком раскрутить, будучи президентом (т.е. политическим лидером) страны, он обязательно запустит и доведет до ума, получив в свои руки реальные рычаги управления экономикой. Люди в основной своей массе поверили, поскольку согласились с тем, что модернизация России безусловно нужна, но дальше слов о халве, от которой во рту не сладко, дело не пошло. Мы слышали лишь о планах по строительству в Сколково дорогих ресторанов и полей для гольфа, в то время, как реальная модернизация, освоение на предприятиях наукоемкой продукции идет не благодаря, а скорее вопреки «медведевским мечтаниям», и отчитывались о ее ходе не перед Дмитрием Медведевым в дорогих ресторанах и на полях для гольфа, а перед Владимиром Путиным в цехах и конструкторских бюро.

Сегодня же, с приходом Медведева в Правительство, есть такое ощущение, что общество окончательно обманули. Мы видим, что тема пресловутой «модернизации» как-то резко сошла на нет. Зато вдруг самым популярным в первые же дни существования медведевского правительства стало совсем другое слово: «Приватизация». Уже составляются и обсуждаются некие «списки» и «графики», ведется явная подковерная борьба за ключевые полномочия и должности (например, за должность главы Росимущества). Неоднократно обещанное и широко распиаренное «большое обновление» российской экономики рискует в очередной раз обернуться банальной большой распродажей и распилом. И пока никаких препятствий на этом пути не видно. Не останавливает медведевских приватизаторов и надвигающаяся на страну вторая волна глобального экономического кризиса, на фоне которой любая сделка будет подразумевать колоссальный проигрыш для продавца.

Против поспешной распродажи государственного имущества уже выступает даже такой последовательный либерал и рыночник, как бывший министр финансов Алексей Кудрин: «Уменьшение доли государства в экономике сейчас немного начинает приобретать характер кампании, особенно в условиях падающих цен и существенного увеличения волатильности рынка. Причем речь идет ни о каких-то рядовых пакетах акций рядовых компаний, идет речь о крупных базовых отраслях и базовых пакетах государства. Я бы сейчас правительство остерег очень аккуратно отнестись к такой быстрой приватизации», - цитируют Кудрина РИА «Новости».

Таким образом, если судить хотя бы по внешним признакам, либералы из окружения Дмитрия Медведева вовсе не считают себя «проигравшими» и не согласны на подчиненную роль, которую отводит им большинство наблюдателей. Они все еще всерьёз намерены побороться за свое место под солнцем, в том числе и вопреки желанию путинского большинства, к тому же пребывающего пока в состоянии самоуспокоения и послевыборной расслабленности.

История рассудит?

Но никто из них пока не задумывается (или не говорит вслух) ни о цене вопроса, ни о соответствующих исторических аналогиях. Ведь нынешние маневры Дмитрия Медведева чем - то напоминают поведение Михаила Горбачева в конце 90-х годов. Стремительно утратив остатки поддержки в верхах и растеряв доверие народа, последний генсек ЦК КПСС в 1990 году искал уже любые, самые экзотические способы обеспечить себе единоличную, никем не ограниченную власть. Для этого им была придумана должность «Президента СССР», избираемого уже не по партийной линии, а «прямым и тайным голосованием граждан». Параллельно с этим, была провозглашена реформа КПССС и обещана радикальная демократизация политической жизни в стране (сравним с Медведским «Законом о Партиях»). Но записной «демократизатор» Горбачев тут же сделал «чрезвычайное» исключение лично для самого себя, избиравшись «первым президентом» через Съезд народных депутатов, а не через свободные выборы, на которых он был обречен проиграть. Получить неограниченную власть ему тогда удалось, но уже через год он потерял ее вместе со страной.

А что же мы видим сегодня? Явно непопулярный в народе и неприемлемый для многих активно действующих представителей правящей верхушки, Дмитрий Медведев идет ва-банк, вроде бы провозглашая «широкую демократизацию», и тут же в чрезвычайном режиме создавая исключительные условия для себя лично при помощи раздираемой внутренними противоречиями «Единой России». Так же, как и Михаил Горбачев, Дмитрий Медведев явно не питает симпатий к собственной партии в ее нынешнем виде. Впрочем, если для Горбачева коллективная сила КПСС представляла реальную угрозу, то для Медведева «Единая Россия» до поры до времени - всего лишь послушный инструмент, временная платформа для формирования реального и безальтернативного центра силы, пока народ «не прозрел», не спохватился и в свойственной ему грубой и неуважительной форме не пресек соответствующих поползновений.

К чему привело это «прозрение» российского народа к собственным правителям и к правящей партии - мы уже видели в 1991 году, когда распался СССР, а его осколки на многие годы погрузились в политический и экономический хаос. И если позволить нынешней ситуации развиваться так, как есть, то история имеет все шансы повториться.

Поводов для спокойствия и благодушия у независимого наблюдателя за внутриполитической жизнью в России пока не очень много. Да, «путинское большинство» вроде бы победило, но не смогло в полной мере воспользоваться плодами своей победы. Да, формально либералы из окружения Дмитрия Медведева умерили свои аппетиты и пошли на неминуемый компромисс с большинством, но сохранили для себя обходные пути к получению контроля над страной.

«Анатолий Сердюков – лучший Министр обороны всех времен и народов» в правительстве Медведева.

"До сих пор много проблем, недопустимых сбоев и волокиты, откровенной профессиональной небрежности должностных лиц…, в реальной жизни военнослужащие и их семьи сталкиваются с формальным, равнодушным подходом". В.В.Путин. Совещание с руководством Минобороны. 30.05.2012г.

Да, действительно, нынешнее правительство в какой-то мере является компромиссным, и внешние рычаги влияния на него пока сохраняются. Но является ли устойчивым этот компромисс, будут ли его условия соблюдаться обеими сторонами, и куда он в итоге заведет? Очень показательна в этой связи совсем свежая история с министром обороны Сердюковым. На днях Президент Путин устроил ему публичную выволочку, буквально «оттаскал за уши» за несоблюдение социальных прав военнослужащих. Возможно, этим Путин дал понять, что Сердюков – не его креатура, и он готов принять его отставку в любое время, даже в ущерб авторитету только что созданного и не проработавшего еще и месяца медведевского правительства. Чем же ответил Медведев? Публичными, нарочито гипертрофированными похвалами в адрес министра в эфире программы «Познер» Первого канала: «Я считаю, что министр Анатолий Сердюков, что бы там ни говорили, и как бы ни критиковали - успешный министр, и за последние четыре-пять лет в смысле реформирования системы министерства обороны он сделал так много, как никто другой до него».

Демонстративный демарш с Сердюковым далеко не единичный случай. А если нынешние планы отдельных активистов из медведевского окружения по разложению (простите - «реформированию») «Единой России» и параллельному инкорпорированию «болотных выдвиженцев» (простите - «представителей широкой общественности») в структуру так называемого «Открытого Правительства» действительно будут внедрены в жизнь, то на условном «пульте управления премьером», который пока еще действительно находится в руках Владимира Путина, останется только одна работоспособная кнопка: «Вкл./Выкл.». Все прочие регуляторы и ползунки, ранее позволявшие относительно плавно менять ход мысли и направление активности внутри тандема, окажутся заблокированными. Система власти, лишенная каких-либо механизмов «тонкой подстройки», автоматически превратится в инструмент одноразового применения. Снятый, к тому же, с гарантии по причине неавторизованного внешнего вмешательства.

Но вдруг в критический момент не сработает и эта, «последняя кнопка»? Тогда в стране вполне может произойти не обещанный нам с приходом нового кабинета «экономический бум», а большой и очень-очень болезненный «бэмс». Об этом стоит крепко подумать уже сегодня всем, неравнодушным к судьбе России, вне зависимости от их политических взглядов и предпочтений.

Источник: "Аргументы недели"

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья