Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Опера пытаются развалить уголовное дело?

Прошлой осенью Москву всколыхнуло громкое дело, связанное с мошенничеством в области кредитов и недвижимости. Московский риэлтор Андрей Руднев сумел создать организованную преступную группу, которая попыталась нажиться за счет «Смоленского банка» и московского бизнесмена Сергея Салия.

Опера пытаются развалить уголовное дело?

В кризис 2008-2009 годов банки почти полностью прекратили выдачу кредитов. Бизнес многих людей в результате оказался под угрозой из-за нехватки оборотных средств. Наиболее сильно страдал малый и средний бизнес, которому позарез нужны «короткие деньги» (как правило, на закупку товара, таможенные платежи и тому подобные расходы, не терпящие отлагательства). В тех немногих банках, которые не прекратили кредитование полностью, оставалось кредитование исключительно под стопроцентно ликвидные залоги: например, под валютные вклады, золото или вексель самого банка.

Предприниматель Сергей Салия, работающий в сфере недвижимости, вел бизнес, выгодный не только ему, но и помогавший предпринимателям. Предприниматели-клиенты Сергея Салия, по модели ломбардной ипотеки, могли приобрести банковский вексель, под залог которого кредитоваться кое-где еще удавалось. В отличие от банков, которым в кризис стало не до операций с недвижимостью, Салия с рынка недвижимости уходить было некуда.

Рынок недвижимости, в условиях неизвестного будущего, «просел», но все же не исчез. Салия уточнил у «Смоленского банка» возможность кредитования под залог векселя этого банка. Банк подтвердил готовность кредитования под собственные долговые обстоятельства. Так Салия нашел способ и самому пережить кризис, и помог многим предпринимателям сохранить финансирование их проектов.

Впрочем, ничего принципиально нового Салия не изобрел, а адаптировал к условиям российского кризисного рынка финансовые инструменты западных коллег. Кстати, ломбардной ипотекой модель, заимствованная Салией за рубежом, называется потому, что после возврата векселя, которым оплачивалась покупка, недвижимость, купленная Сергеем Салия у бизнесменов, могла быть ими выкуплена обратно.

Салия при этом мог получать некоторый доход на разнице в стоимости векселя при его продаже и покупке. Вексель выпускается банком для привлечения средств, поэтому имеет определенный срок гашения, отсюда такая разница и существует как форма стимулирования банком притока денег. Кроме того, продажа кредитов является существенной частью доходов в банковской сфере. Не исключено, что Салия, как человек, обеспечивающий банку дополнительные объемы продаж кредитов, мог рассчитывать на некоторые преференции от банка при кредитовании своих собственных проектов.

В общем, наши эксперты, проанализировав модель, предложенную Сергеем Салия, согласились, что ситуация 2008-2009 годов характеризовалась резким уменьшением, а иногда и остановкой купли-продажи недвижимости на неопределенный срок. Они согласились также с тем, что предложенный Сергеем Салия алгоритм использования финансовых инструментов закону не противоречит, давал собственникам недвижимости возможность привлекать в их бизнес денежные средства, и мог обеспечить выживание Салия как участника рынка недвижимости, в ожидании восстановления этого рынка в привычной форме.

Немало бизнесов оказалось спасено от банкротства, благодаря механизму самоорганизации и самоспасения предпринимателей, разработанному Сергеем Салия. Этот механизм мог бы стать образцом успешной коллективной защиты предпринимателей от финансового кризиса в форс-мажорной ситуации, когда банки внезапно свернули кредитование. Но группа кредитных воров под руководством Руднева Андрея Евгеньевича, попыталась нажиться на ситуации, а потом и избавиться от кредитора – Сергея Гавриловича Салия.

Целью группы, организованной Рудневым, был невозврат взятых в банке под залог векселя кредитов и одновременно отъем у Салия недвижимости, благодаря которой эти вексельные кредиты банка стали доступны недобросовестным заемщикам. Преступная группа Руднева сначала развернула мощную PR-кампанию, очерняющую сразу и банк, и предпринимателя, а затем добилась возбуждения уголовного дела против Салия. Тогда же СМИ выразили мнение, что это мутное дело не обошлось без оборотней в погонах, которых образно назвали «черными риэлторами в погонах»

Впрочем, суд достаточно быстро разобрался в сути дела, и Салия был освобожден из-под стражи. Тем не менее, мошенники, действия которых координировал и направлял Руднев, не оставили своих намерений быстрого и незаконного обогащения. Из материалов СМИ можно сделать вывод, что целью шантажа банка, их «крыша» в лице оперуполномоченного УВД по Северо-Западному административному округу Москвы Виталия Махрова занялась поиском любого рода информации, которая компрометировала бы банк.

Махров обнаружил некоего гражданина Украины Габа, который находился в конфликте с московским предпринимателем Алексеем Раковым. А деловым партнером Ракова является акционер «Смоленского банка» Сенин. И вот, возбудив уголовное дело по факту этого конфликта, Махров попытался «выбить» из Ракова компромат на банк и Сенина.

По поводу конфликта между Габом с одной стороны и Раковым с Сениным с другой стороны, СМИ уже подробно писали – он не стоит и выеденного яйца, и уже разрешен в цивилизованном порядке – судом. Но Махрова, который по закону, обязан принять любое уже состоявшееся судебное решение к исполнению, это не остановило. Махров вызвал Ракова на многочасовой допрос, в ходе которого прозрачно дал понять тому, что его интересует не дело Ракова, а компромат на банк и Сенина. Впрочем, напугать Ракова Махрову не удалось, и после допроса возмущенный предприниматель написал заявление в Департамент собственной безопасности МВД. В нем он, в частности, сообщил следующее:

«Суть вопросов оперуполномоченного Махрова В.О. сводилась лишь к необходимости добиться от меня показаний, компрометирующих Сенина С.В. Я выразил недоумение, почему по заявлению Габа А.И. рассматривается в УВД СЗАО г.Москвы, не имеющим отношения по территориальности к событиям, которые описывает заявитель Габ А.И., на что Махров ответил мне, что в УВД СЗАО г. Москвы он «является специалистом по Смoлeнcкoму банку» и выполняет задание по созданию условий для возбуждения против сотрудников или собственников банка уголовных дел, чтобы, в конечном счете, добиться ликвидации данной организации...

Махров настойчиво пытался убедить меня в том, что выполняет поручение вышестоящего руководства, которое сводится к тому, чтобы, используя любой повод, сфабриковать уголовные дела, позволяющие привлекать к уголовной ответственности учредителей, руководителей и других сотрудников Смоленского банка с целью дискредитации и парализации деятельности данной организации. При этом Махров говорил, что вопрос о ликвидации Смоленского банка в ближайшей перспективе уже решен, в связи с чем у него развязаны руки и любые нарушения закона с его стороны заранее санкционированы его руководством и какое-либо обжалование в вышестоящую организацию фактически бесполезно...»

Испугавшись подключения к делу ДСБ, Махров «дал задний ход». Но общая ситуация тем не менее продолжала развиваться.

В начале года при проведении оперативно-розыскных мероприятий наркополицейские арестовали Андрея Руднева. У него обнаружили белый порошок, который является смесью героина и других наркосодержащих препаратов в количестве 16,76 грамма, что является крупным размером. Оказалось, что квартирный мошенник занимается еще и наркоторговлей. Уголовное дело против Руднева, пойманного с поличным, оказалось очевидным и несложным, ведущий его следователь быстро его расследовал и подготовил документы для передачи в суд.

И тогда Махров по-настоящему запаниковал. Тут уже не до наездов на банк – свою бы шкуру сберечь. Ведь Рудневу «светит» вполне реальный и отнюдь немаленький срок за наркоторговлю. С целью облегчения своей участи Руднев вполне может «сдать» свою полицейскую «крышу», что, безусловно, может быть учтено и следствием, и судом при вынесении приговора. Понимая это, Махров предпринял отчаянные усилия по развалу уголовного дела против Руднева и освобождению того из СИЗО.

Как сообщают источники, первым делом Махров, стал активно воздействовать на суд по определению меры пресечения Рудневу (прокуратура требовала помещения наркоторговца, взятого с поличным, в СИЗО). По их данным, Махров выступил зачинщиком предложения суду освободить Руднева под залог в 1,5 млн. рублей. Немало удивившись такому предложению в отношении наркоторговца, инициированному со стороны полицейского, судья поддержал позицию прокуратуры и оставил Руднева под стражей.

Тогда Махров, как говорят источники, поехал в Набережные Челны, где постоянно проживает родной брат Руднева. Представившись следователем Главного следственного управления (напомним, на самом деле он занимает значительно более скромную должность оперуполномоченного УВД), Махров убедил брата Руднева написать заявление в ДСБ. Затем Махров по своей инициативе связался с ДСБ и выразил готовность дать показания по этому делу. В ходе допроса он заявил полицейским, борющимся против поставки наркотиков в Москву, что Руднев является главным свидетелем по важному уголовному делу, которое Махров ведет, и что арест Руднева является ударом по этому уголовному делу.

Таким образом Махрову удалось добиться проведения расследования в отношении наркополицейских, задержавших Руднева, что привело к приостановке передачи уже готового дела против Руднева в суд до окончания этого расследования.

Впрочем, в ДСБ вспомнили, что совсем недавно уже проводили расследование деятельности самого Махрова и решили еще раз пристальнее присмотреться к нему. Активные действия полицейского фактически в интересах то квартирных мошенников, то наркодилеров встречается чаще, чем в советские времена, но не стала нормой.

Следователь же по делу Руднева, когда ему стало известно обо всем этом – что проведенная им работа может «пойти коту под хвост» и что наркоторговец может выйти сухим из воды тоже не сидел сложа руки. Увидев кипучую деятельность полицейского с явной попыткой помочь наркоторговцу избежать ответственности, он решил написать в Главное управление МВД по Москве. Следователь уведомил начальство о том, что предпринимаются попытки развалить готовое уголовное дело взятого с поличным преступника. Помимо усилий Махрова в этом направлении, следователь отметил, что к нему не раз поступали «сигналы» из Главного следственного управления, что, мол, «Руднев нужен для другого дела и его надо бы освободить», однако проведенное следствие однозначно доказывает вину Руднева. Следователь сопоставил известные ему факты и выразил предположение, что к этим «сигналам» из ГСУ также причастен Махров.

Таким образом, несмотря на усилия Махрова, дело о наркоторговле Руднева все же может оказаться в суде. Вполне вероятно, что в ходе судебного следствия всплывет вопрос, почему же Махров столь активно пытался развалить это дело. И не менее вероятно, что Руднев, в обмен на уменьшение срока, сдаст своего подельника, как говорится, «с потрохами». Вот только до суда ему еще надо дожить – в СИЗО случаются «странные» смерти... Отчаянная ситуация порой толкает на самые крайние меры.

В этом деле, как нередко бывает, схлестнулись честные полицейские и оборотни в погонах. И следует отметить, что последнее время все чаще торжествует закон, а оборотни получают по заслугам. Пожелаем же и в этом деле удачи честным полицейским.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Данный текст дословно перепечатан со статьи Николая Томина «Опера пытаются развалить уголовное дело», опубликованной 26 марта 2013 года в блоге «Записки независимого политолога» по адресу http://molodzov1987.blogspot.ru/2013/03/blog-post_25.html

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья