Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Отрытое письмо Президенту России Дмитрию Медведеву адвоката Абдулы Гаджиева

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уже ни для кого не является секретом, что в нашей стране под стражей содержится немало граждан, обвиняемых в совершении преступлений различной тяжести.

Отрытое  письмо  Президенту  России  Дмитрию   Медведеву  адвоката Абдулы Гаджиева

Так же не является тайной и то, что среди них находится немало лиц, страдающих тяжёлыми заболеваниями. Причем, эти люди часто лишены возможности получить полноценное лечение в условиях содержания под стражей. Большой общественный, и даже международный резонанс, вызвали громкие скандалы, связанные со смертью обвиняемых Веры Трифоновой и Сергея Магнитского, содержавшихся под стражей в московских СИЗО. Совершенно ясно, что эти граждане могли бы избежать смерти, если бы в отношении них мера пресечения был а бы вовремя изменена на не связанную с пребыванием под стражей.

Однако смерть Трифоновой и Магнитского вызвала не только скандал, возмущение общественности и увольнение виновных руководителей, но и привела к либерализации законодательства, регламентирующего содержание под стражей.

Достаточно оперативно в статью 110 Уголовно-процессуального кодекса РФ была внесена поправка о том, что «мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжёлого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования». При этом поправкой предусмотрено, что Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, порядок их медицинского освидетельствования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством Российской Федерации. Это регламентировано частью 1.1 Федерального закона от 29.12.2010 № 434-ФЗ), подписанного Вами.

Надо отдать должное оперативности Правительства РФ, которое 14 января 2011 года Постановлением №3 утвердило Перечень заболеваний и порядок медицинского освидетельствования спецконтингента.

Казалось бы, теперь с облегчением могут вздохнуть многие содержащиеся под стражей больные обвиняемые. Ведь у них появился шанс выйти на свободу и получить необходимое лечение.

Но, к сожалению, эти надежды оказались напрасными…

Как часто бывает, приняли хороший закон, но из-за бюрократических проволочек он работать не может.

Дело в том, что в упомянутом Постановлении Правительства предусматривается, что форма направления подозреваемого, обвиняемого на медицинское освидетельствование утверждается Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством юстиции Российской Федерации. Постановлением также предусмотрено, что журнал учёта медицинского освидетельствования подозреваемого, обвиняемого, порядок его ведения и хранения утверждает Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Пунктом 10 этого же Постановления предусмотрено, что врачебная комиссия осуществляет свою деятельность в порядке, который устанавливает Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Однако руководство Минздравсоцразвития РФ, несмотря на то, что прошло более 2 месяцев со дня принятия закона, до сих пор удосужилось разработать только форму направления обвиняемых на медицинское освидетельствование, а форма журнала учёта, порядок работы комиссии так и не утверждены.

А без этого не может заработать закон, реального применения которого ждут сотни больных заключённых по всей стране.

В частности, в СИЗО-1 г.Кургана содержится обвиняемый Г., чьи интересы я представляю, как адвокат. Медики установили, что у Г. развился рак головного мозга, в связи с чем ему предписана срочная госпитализация для проведения хирургической операции. Выяснилось, что Г. не может быть прооперирован в г.Кургане ввиду отсутствия необходимых условий и специалистов соответствующего уровня. Оказалось, что такая операция возможна лишь в г.Екатеринбурге, однако этапировать туда Г. для операции отказывается руководство СИЗО-1, которое полагает, что такое возможно лишь после вынесения приговора. Но ведь до этого надо дожить.

Регулярно общаясь по телефону с руководством Департамента здравоохранения Курганской области, я знаю, что поправка «не работает» только по причине отсутствия формы журнала учёта медицинского освидетельствования, а так же из-за того, что до сих пор не определён порядок деятельности врачебной комиссии.

Оказалось, что комиссии по этой же причине не работают и в других регионах страны.

Поскольку в подобных случаях промедление смерти подобно, ещё в начале февраля этого года я направил на имя Президента РФ жалобу на медлительность Министерства.

Как следует из полученного мною 25 февраля 2011 г. ответа за подписью советника департамента письменных обращений граждан и организаций Администрации Президента РФ Спирина Г. за № А26-14-119083, моя жалоба направлена в Минздравсоцразвития. Видимо, для устранения недоработок, которые срывают принятие предусмотренных Постановлением Правительства мер.

Но воз, увы, и ныне там.

Как назвать медлительность должностных лиц Минздравсоцразвития – неисполнительностью или саботажем?

С уважением и надеждой адвокат А.М.Гаджиев.

Добавить комментарий

"Как назвать медлительность должностных лиц Минздравсоцразвития"
Все от "говорящей" фамилии министра - Т.Голиковой.
Значит будет всем нуждающимся "голяк"! Если ещё спросите почему, то поясняю, что идет сезон массового отлова рыбы (в мутной воде),
называемый ПУТИНА. Причем всегда идет одноименная операция правоохранительных органов по пресечению несанкционированного отлова рыбы!
Дмтрий (11 Мая, 12:49)

Когда такими структурами,как Минздравсоцразвития,будет управлять кукла-Барби,толку не будет!Юрий (30 Марта, 14:31)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья