Moscow-Post RSS
6 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Под махровым оборотнем закачалась земля

Источники в Министерстве внутренних дел РФ сообщают, что Департамент собственной безопасности министерства рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела против следователя УВД по СЗАО г.Москвы Виталия Махрова.

Под махровым оборотнем закачалась земля

Эта инициатива ДСБ связана с многочисленными сигналами, поступающими в ведомство, касательно ряда уголовных дел, возбужденных по инициативе Виталия Махрова, и в настоящее время находящихся в производстве. В департаменте подозревают, что в действиях следователя имеется коррупционная составляющая и как ее следствие - превышение служебных полномочий.

Прошлым летом Махровым было возбуждено уголовное дело против московского предпринимателя Сергея Салия. Ему удалось даже добиться ареста предпринимателя, хотя позже суд изменил меру пресечения на домашний арест. Поводом для уголовного дела послужила... совершенно легальная ломбардная ипотека, которой занимается Салия.

В 2008-2009 годах, в разгар финансового кризиса Сергей Салия, в целях сохранения свободных финансовых средств, находящихся в его распоряжении, решил прибегнуть к хорошо испытанной и широко известной во всем мире ломбардной ипотеке. Суть ее заключается в следующем. В условиях кризиса почти все банки резко свернули свои кредитные программы, и многие малые и средние предприниматели оказались на грани банкротства, поскольку их бизнес обязательно предполагал кредитование. Вместе с тем, в собственности этих предпринимателей имелись квартиры, но ввиду того, что они сами же в них и проживали, банки не рассматривали их как объект залога, так как отечественное законодательство не позволяет выселять людей из их единственного жилья.

Обратившись к ломбардной ипотеке, Салия сделал эти квартиры нормальным объектом залога. Он купил у банка векселя этого банка, за эти векселя выкупил у нуждающихся в кредитах предпринимателей их квартиры с правом обратного выкупа и правом проживания в них, а предприниматели уже под эти векселя получили в банке кредит. После погашения кредита векселя возвращались к предпринимателям, и те обратно выкупали за них у Салия свои квартиры (при этом весь срок погашения кредита они спокойно продолжали жить в своих квартирах), а Салия с небольшой маржой для себя гасил эти векселя в банке. Таким образом, выигрывали все участники процесса – предприниматели смогли получить необходимый им кредит и сохранить свой бизнес, Салия сохранил свободные средства и немного на них заработал, а банк заработал на кредитах. Партнером Салия выступил входящий в первую сотню российских банков Смоленский банк, который знал Салия как многолетнего и надежного клиента.

И все бы ничего, только вот Салия не учел, что среди нормальных заемщиков могут оказаться кредитные мошенники, которые, получив кредит, и не собирались его гасить. А такие имели место. И вот, для того, чтобы и кредит не гасить, и квартиры в свою собственность вернуть, они сначала развернули информационную войну против Салия и банка, а затем – через Махрова – добились возбуждения уголовного дела против Салия, обвинив его в мошенничестве.

Дело получилось громкое, о нем много писали , удивляясь, почему вообще возбуждено уголовное дело в связи с обычной предпринимательской деятельностью. Вот тогда-то Махров и попал впервые в поле зрения ДСБ МВД. В целях объективного расследования, уголовное дело у него забрали в следственные органы ЦФО.

Но Махров, интересы которого, как отмечали многие СМИ, удивительно точно совпадали с интересами группы кредитных мошенников, возглавляемых «черным риелтором» Андреем Рудневым (а некоторые журналисты даже считают, что Махров играет роль «крыши» для ОПГ Руднева), как оказалось, не угомонился. Он случайно узнал о неком конфликте, который возник... в Туапсе, и решил использовать его против Салия и Смоленского банка. И, почему-то, опять оказался защитником интересов… жуликов, да таким рьяным, что пошел, ради них, на прямое нарушение Закона.

У предпринимателя Алексея Ракова есть дом в Туапсе, который нуждался в перестройке и ремонте. Для этой цели он нанял украинского гражданина Габа, который занимался в России ремонтами и мелким строительством. Вместе со своим деловым партнером Сениным передал Габу значительную сумму денег на эти цели.

Но получив деньги, Габ решил «навариться» - значительную часть денег потратил не на ремонт, а на покупку земельных участков, которые рассчитывал продать подороже. Впрочем, выделенных на ремонт денег на это не хватило, и поэтому Габ продал свою квартиру и еще занял крупную сумму у того же Ракова. Но – прогорел. И заказанный ремонт, понятное дело, не сделал.

Раков потребовал возвращения денег. Но семейство Габа не собиралось этого делать, и даже попыталось отобрать назад проданную квартиру, не возвращая денег. Пришлось Ракову идти в суд, который, разобравшись в сути дела, встал на его сторону и не позволил мошенникам обобрать доверившихся им людей. Дело, таким образом, уже закрыто, только вот, узнав о нем, Махров решил попытаться использовать его в своих интересах. Потому что партнер Ракова Сенин одновременно является акционером Смоленского банка.

Убедив Габа (который, кстати, проживает в отнюдь не в Северо-Западном округе, где работает Махров) написать заявление о якобы мошеннических действиях Ракова и Сенина, он возбудил, таким образом, уголовное дело. И начал, пользуясь этим, тягать на допросы всех мало-мальски причастных к нему людей.

Ну а главным образом, естественно, взялся за Алексея Ракова. При этом в ходе многочасовых допросов дал тому ясно понять, что если Раков даст ему какой-то «компромат» на Смоленский банк, уголовное дело по его вопросу (Махровым же и возбужденное) будет прекращено.

Более того, Махров начал это дело фабриковать – попросту не включая в него показания Ракова о том, что на самом деле происходило. Увидев, что вместо расследования и установления реальных мошенников, Махров мошенников защищает, и при этом откровенно фабрикует уголовное дело против тех, кто от действий этих мошенников пострадал, Раков был вынужден написать заявление в Департамент собственной безопасности МВД.

Вот что он, в частности, пишет в своем заявлении: «Я выразил недоумение, почему по заявлению Габа А.И. рассматривается в УВД СЗАО г.Москвы, не имеющим отношения по территориальности к событиям, которые описывает заявитель Габ А.И., на что Махров ответил мне, что в УВД СЗАО г.Москвы он «является специалистом по Смоленскому банку» и выполняет задание по созданию условий для возбуждения против сотрудников или собственников банка уголовных дел, чтобы, в конечном счете, добиться ликвидации данной организации...

При этом Махров настойчиво пытался убедить меня в том, что выполняет поручение вышестоящего руководства, которое сводится к тому, чтобы, используя любой повод, сфабриковать уголовные дела, позволяющие привлекать к уголовной ответственности учредителей, руководителей и других сотрудников Смоленского банка с целью дискредитации и парализации деятельности данной организации.

При этом Махров говорил, что вопрос о ликвидации Смоленского банка в ближайшей перспективе уже решен, в связи с чем у него развязаны руки и любые нарушения закона с его стороны заранее санкционированы его руководством и какое-либо обжалование в вышестоящую организацию фактически бесполезно».

После получения такого заявления Ракова ДСБ МВД уже вплотную занялось Махровым, в особенности тем, что он якобы выполняет «заказ» своего руководство на уничтожение Смоленского банка – ведь это вполне может блефом Махрова, преследующего исключительно собственные интересы.

Впрочем, в ДСБ уже объявились разнообразные «ходоки», представлявшиеся, что они из УВД СЗАО и ряда других кругов, близких к Махрову. Эти «ходоки» предлагали «на интересных для сотрудников ДСБ условиях» «порешать вопрос», и уголовное дело в отношении превышения Махровым служебных полномочий и фабрикации уголовных дел не возбуждать. Однако сотрудники ДСБ заняли принципиальную позицию.

Впрочем, источники не исключают, что руководство ДСБ может оказаться «сговорчивее», чем рядовые сотрудники. Так ли это, по их мнению, станет понятно довольно скоро: наличие заявления Ракова с описанием фактов фабрикации Махровым уголовных дел «не заметить» невозможно, поэтому уголовное дело, в отношении Махрова, либо будет ДСБ возбуждено и начнет развиваться, либо окажется «спущенным на тормозах».

Как бы там ни было, факт превышения Махровым служебных полномочий очевиден, и выразим надежду, что на сей раз правоохранительная система сможет избавиться от очередного «оборотня в погонах».

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья