Moscow-Post RSS
23 Сентября 2018
 

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

"Политбюро" с пониженной социальной ответственностью?

Деньги для будущей политической элиты РФ зарабатывают скандальные компании.

"Политбюро" с пониженной социальной ответственностью?

Сегодня кандидаты в члены условного Политбюро 3.0, которое придет на смену нынешней политической элите в 2024 году, набираются опыта и авторитета, работая на вторых ролях.

Президентский инкубатор

Процесс подбора кадров идет прямо сейчас – во главе регионов появляются новые губернаторы, новые лица назначаются в руководство федеральных министерств и ведомств, пробуют свои силы на важных постах в аппарате политических партий.

Кто эти люди, которые придут к руководству Россией в 2024 году? Речь о таких фигурах как губернатор Тульской области Алексей Дюмин, начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Андрей Курносенко, губернатор Московской области Андрей Воробьев, директор Федеральной службы охраны Дмитрий Кочнев, которые в последнее выдвинулись в первые ряды кандидатов.

Чтобы войти в состав Политбюро 3.0 кандидаты должны отвечать тем условиям - быть в системе, обладать информацией и контролировать финансовые ресурсы. И, конечно же, иметь команду соратников и единомышленников.

Все перечисленные – свои люди в системе, пусть пока и на вторых-третьих ролях. Информационное превосходство обеспечивает глава ФСО, который в курсе всех секретов и «скелетов» нынешней политической элиты – назовем ее Политбюро 2.0. А вот что касается финансового ресурса, то его с помощью ряда коммерческих активов обеспечивает глава ГУЭБиПК МВД Андрей Курносенко.

Давайте разберемся, кто и как сегодня зарабатывает деньги для кандидатов в Политбюро 3.0.

Строй и властвуй

Ключевые финансово-экономические активы для кандидатов в Политбюро – это холдинг «Петон», УК «ВостокУголь» и АО «Сибирский антрацит».

Имя Артема Дюмина – младшего брата тульского губернатора – в последнее время звучит в связи с масштабными коммерческими проектами в сфере девелопмента и недвижимости. Артем Дюмин с 2016 года занимает должность генерального директора и члена совета директоров СК «Олимпийский» (купили у структур Мусы Бажаева). Прежний владелец СК «Олимпийский» Дмитрий Шумков в июне 2015 года заявил, что планирует выйти из совместного с Бажаевым проекта «Норильск-1», но не успел – в декабре его нашли повешенным на галстуке. После смерти Шумкова его наследники вышли из состава ООО «Многофункциональный комплекс «Варварка, 14, стр. 1, 2» (МФК), поэтому теперь проект строительства уникальной гостиницы в парке «Зарядье», где с одной стороны будет Кремль, а с другой главный московский парк – принадлежит Артему Дюмину.

Дюмин-младший участвует еще как минимум в двух масштабных девелоперских проектах – строящийся ЖК на месте усадьбы Анны Неклюдовой на Малой Бронной и суперэлитный комплекс апартаментов в реконструированном особняке Петра Позднякова (перекресток Леонтьевского переулка и Большой Никитской). Жильцов с боем расселили в конце 2000-х, на выходе планируется получить комплекс апартаментов в стиле «суперэлит». Также в феврале 2018 года стало известно, что близкая к младшему Дюмину компания «Горизонт апартментс» приобрела офисный комплекс на 1100 кв.м. в земельный участок в Спиридоньевском переулке на Патриарших прудах.

Скупой антрацит

Компания «Сибирский антрацит» (75 % принадлежит группе «Аллтек» Дмитрия Босова, 25 % - английскому фонду GLG Partners), с одной стороны, приносит владельцам сверхприбыли, с другой, успела заработать себе скандальную славу. За 2017 год «Сибирский антрацит», добывающий открытым способом уголь на двух разрезах Горловского угольного бассейна (Искитимский район Новосибирской области), получил сверхдоходы - более 8 миллиардов рублей прибыли (база СПАРК).

Залог успеха - уникальная формула управления, когда топ-менеджеры выжимают все соки из подконтрольных разрезов и при этом экономят на экологии. Живой пример - это деревня Ургун с населением около тысячи человек, расположенная на краю разреза «Ургунский» внутри километровой санитарно-защитной зоны. Местные жители последние 10 лет страдают живут в постоянном тумане из оседающей угольной пыли. Самосвалы-углевозы курсируют по трассе вдоль деревни, перевозя уголь в нетентованных кузовах, отчего пыль летит во все стороны, засыпая улицы, дворы, грядки и форточки. А когда грузовики везут с горно-обогатительной фабрики «Листвянская-2» на отвал Ургунского разреза кек (жидкая смесь химических реактивов, мелкого угля и породы), часть отходов проливается сквозь щели в бортах. В итоге угольной пылью дышат взрослые и дети, отсюда болезни легких и ранняя смертность, а кек отравляет все живое вокруг.

Владельцы «антрацита» экономят и на водоочистке. По закону, собственники угольного разреза должны защищать близлежащие реки и озера, построив дамбы и сооружения, которые блокируют стоки с отвалов. А вот на деле очевидцы описывают самую настоящую катастрофу, когда вода с разреза «с остатками мазута и масла идет чуть ли не напрямую в реку Бердь, к водозаборам Искитима, в Бердский залив, к санаториям и пляжам».

Отдельная тема - это земля. Российские законы требуют срезать и складировать плодородный слой почвы, чтобы защитить от уничтожения. Но руководство «Антрацита» требования российских законов игнорируют, как игнорируют и проблемы с очистными, и рост заболеваний среди местных жителей.

В общем, «Сибирский антрацит» превратился в экологическое бедствие для местных жителей. Жители Ургуна постоянно жалуются местной власти, для проформы приезжает комиссия, чиновники фиксируют приборами, что все якобы в порядке, подписывают очередную отписку и уезжают.

А власти Новосибирской области смотрят сквозь пальцы на многочисленные нарушения экологического законодательства и постоянные ЧП, оставляя жалобы местных жителей без внимания. Возможно, потому что «Сибирский антрацит» - крупнейший налогоплательщик региона?

В общем, под крышей кандидатов в Политбюро 3.0 работают настоящие акула капитализма, не желающие потратить и копейки денег на экологию. Даже если работа компании, приносящей олигархам сверхприбыли превратилась в настоящее бедствие для целой области.

Еще одна структура Дмитрия Босова - холдинг УК «Востокуголь» - аналогично добывает уголь на разрезе Кийзасский открытым способом и тоже заслужила себе скандальную славу. Поэтому когда местные жители перекрыли трассу, чтобы остановить машину и.о. губернатора Кемеровской области и показать ему фотографии черного снега, рассказать о грязной воде, покрытой угольной пленкой и других ужасах – Сергей Цивилев ужаснулся и пообещал разобраться в ситуации. Похоже, у сверхдоходного бизнеса начались проблемы?

В результате проверки Департамент природных ресурсов и экологии Кемеровской области пришел к выводу, что разрез и технологическая дорога не имеют обваловки и водоотводных канав – в результате сточные воды текут прямо в реки Большой Кийзас, Малый Кийзас и Большой Чаузас. Поэтому анализ воды в реке продемонстрировал наличие практически всей таблицы Менделеева, за исключением радиоактивных элементов – тут и ион аммиония, и азот нитратный, и железо, и свинец, и медь, цинк, и хром.

Но карьер Кийзасский – это «курица, несущая золотые яйца» для олигархов, которые не готовы потратить даже часть из 5 миллиардов 200 миллионов чистой прибыли (данные базы СПАРК за 2017 год), чтобы компенсировать экологический ущерб природе и местным жителям.

По итогам 2017 года Forbes оценил размеры состояния Дмитрия Босова, работающего под крылом «резидентов», в $950 млн. А масштабы его бизнес-империи хорошо демонстрируют такие проекты в Индонезии как разработка угольного месторождения в Центральном Калимантане и строительство ферроникелевого завода на острове Кабаена суммарной стоимостью $250 млн.

От угольных компаний не отстает и холдинг «Петон», с легкой руки Forbes прозванный «Королем госзаказа», после того как небольшая компания из Уфы (выручка 1,9 млрд.) без конкурса получила заказы от «Газпрома» на космическую сумму 17 млрд. Сейчас «Петон» занимается проектированием мегапроекта «Газпрома» в виде гигантского газохимического комплекса (ГХК) на побережье Балтийского моря рядом с Усть-Лугой, способный перерабатывать 4 млрд. кубометров в год, стоимость которого эксперты оценивают в $20 млрд.

Головокружение без успехов

Итак, у резидентов политического инкубатора есть позиции в политической системе, доступ к информационным и финансовым потокам. Более того, похоже, у кандидатов началось преждевременное головокружение от успехов, поэтому они готовятся выходить на первые роли уже сегодня, не дожидаясь далекого 2024 года.

Впрочем, как уже успел понять читатель, новое поколение серьезно отличается от нынешней элиты - патриотизма и опыта не хватает, а любовь к деньгам и роскошной жизни наоборот, бьет через край. Настолько через край, что кандидаты в Политбюро 3.0 выбрали своими союзниками нечистоплотных бизнесменов, не задумываясь, что деятельность подопечных наносит вред государству.

К примеру, Алексей Дюмин считает, что следующей ступенью в его карьере должен стать пост директора ФСБ. Как часто бывает, возникает стандартная проблема, когда амбиции не подкрепляются необходимыми качествами. Последние 20 лет ФСБ руководили фигуры на несколько порядков выше - имеющие внутренний стержень и заработавшие свой опыт не в кабинетах, а на передовой спецопераций.

Война в Чечне, воссоединение Крыма - в сложные для Родины моменты Владимир Путин, Николай Патрушев, Александр Бортников брали на себя ответственность и принимали судьбоносные решения. По сравнению с ними любители финансовых потоков и дипломатической почты с брикетами, маркированными логотипом «Единой России» выглядят очень бледно.

Данная статья является исключительным оценочным мнением автора текста, в том числе в правдоподобности сведений изложенных в нем

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика