Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Теперь возможно все

Скандальный судебный процесс по обвинению новгородского предпринимателя Тельмана Мхитаряна выходит, а точнее вылетает пулей на финишную прямую.

Теперь возможно все

Подсудимый – почетный гражданин Великого Новгорода, советник экс-губернатора по политическим вопросам. В недавнем прошлом Тельман Мхитарян – влиятельный бизнесмен, один из немногих, кто сумел преуспеть в небогатой провинции. В 2007 году Михаил Прусак, которого привечал первый президент России, впал в немилость и был отправлен в отставку. Смена губернатора подкрепилась так называемой «декриминализацией Новгородской области», которую провозгласил тогдашний полпред Илья Клебанов. Правоохранительные органы, ранее находившиеся в полудреме, вдруг принялись задерживать местных криминальных лидеров, а заодно с ними выявлять компромат на заметных представителей регионального бизнеса.

Мхитаряна обвинили в незаконном приобретении пакетов акций новгородских предприятий «Спектр» и «Новгородхлеб». Первая сделка была совершена в 1998 году, в самый разгар кризиса, вторая – завершена в феврале 2005 года. Надо сказать, с того времени никто из бывших совладельцев этих предприятий не выражал какого-либо недовольства. Можно лишь предполагать, что в рамках «декриминализации» им последовало убедительное предложение заявить о якобы совершенном со стороны Тельмана Мхитаряна вымогательстве. Обвинительное заключение оказалось настолько неубедительным, что следователям пришлось торопливо собирать свидетелей, большинство их которых вообще никак не взаимодействовали с влиятельным предпринимателем и не смогли даже в зале суда сообщить что-либо о деталях обеих сделок.

С августа 2010 года Мхитарян находится под стражей, несмотря на тяжелое кардиологическое заболевание. Невозможность оказания ему высокотехнологической медицинской помощи в условиях несвободы, стало предметом рассмотрения жалобы в Страсбургском суде. Европейские арбитры сочли, что удержание в СИЗО инвалида с больным сердцем и воспрепятствование должностных лиц к проведению срочной хирургической операции, на которой настаивали кардиологи, унижает человеческое достоинство Мхитаряна и равносильно пыткам.

Однако все попытки изменить ему меру пресечения на протяжении почти четырех оказались безрезультатны. Приговор в отношении подсудимого прозвучит уже через несколько дней.

В начале этой недели судья Новгородского районного суда Алексей Становский объявил, что заседания будут проводиться каждый будний день, по всей видимости, пытаясь соблюсти ранее установленный предельный срок окончания судебного разбирательства – до 20-го мая. Но похоже, несмотря на бешеную гонку, втиснуться во временные рамки Фемиде все-таки не удается. Впрочем, в контексте сложившейся ситуации адвокаты подзащитного полагают – «теперь возможно все».

«Мы уже были свидетелями того, как для написания постановления о продлении срока содержания под стражей для нашего подсудимого судье потребовалось сорок минут. Прочитал он его за двадцать. Возможно ли это? – задается вопросом адвокат Александр Леонтьев. – Не удивлюсь, если 19-го мая мы закончим прения, а 20-го уже будет вынесен приговор…»

Чем ближе к завершению процесса, тем более явным выглядит его заказной характер. То, что происходит в зале Новгородского районного суда, уже мало походит на правосудие. Скорее, это желание слабых любой ценой увидеть падение сильного. Безусловно, нельзя отрицать, что предприниматели лихих девяностых не контактировали с криминальными группировками, которые подменили собой во многих регионах России официальную власть. Как нельзя, вероятно, усматривать нечто крамольное в желании бизнесменов обзавестись надежной охраной. Но именно наличием охранников у Тельмана Мхитаряна сегодня пытаются, в том числе, подтвердить его возможную вину. Притом, что большинство из полутора сотен свидетелей на процессе отрицали, что эта охрана занималась какими-либо неблаговидными делами.

За несколько дней до начала прений сторона защиты предъявила некоторые дополнения по материалам следствия. А вот прокуроры посчитали, что для установления истины по делу очевидную важность, например, представляют справки о численности населения Великого Новгорода, о переименовании улиц и самого города, и о том, что Мхитарян имел в своем распоряжении бронированный «Мерседес». Хотя последний факт подсудимый и не отрицал. Также к делу был приложен приговор, вынесенный недавно новгородскому рейдеру Михаилу Казакбаеву – якобы этот факт подтверждает наличие организованной преступности в регионе, когда Тельман Мхитарян еще находился на свободе. Характерно, что сам Казакбаев никак не проходил по делу Мхитаряна, равно как и наоборот.

Государственное обвинение подвергло, кроме того, сомнению заключение специалиста, исследовавшего личность Мхитаряна на основании публикаций федеральных и региональных СМИ в период с 1996 года по 2013 год. По мнению прокуратуры, оно было сделано в короткий срок – а именно, специалист провел в новгородской областной библиотеке не так много времени, чтобы полноценно изучить газетные подшивки. Адвокаты напомнили стороне обвинения, что исследованию печатных публикаций предшествовала длительная работа (сортировка информации в поисковой сети Интернет, запросы на местные телеканалы), а фотосъемка давних публикаций с упоминанием фамилии подсудимого, когда газеты не имели электронных версий, действительно была проведена за пару дней.

Сам Тельман Мхитарян оценил ситуацию однозначно: «Любое обвинение нужно доказать, но в нашем случае, оказывается, этого делать не надо. Я не вижу ни одного нормального суда, кругом сплошное вранье. Остановитесь вы, наконец, вы же разозлите народ».

По каждому из вмененных предпринимателю эпизодов завладения акциями «Спектра» и «Новгородхлеба» представители гособвинения запросили в качестве наказания 11 лет лишения свободы. И пришла к выводу, что вкупе Тельман Мхитарян заслуживает 13 лет «строгача».

Адвокат Александр Леонтьев, выступая в прениях, заметил, что 250 тысяч долларов, полученных потерпевшей Афанасьевой за акции «Спектра», сторона обвинения почему-то представила как оплату не только ценных бумаг, но и бани и квартиры ее семьи. Хотя баня была продана скоропостижно скончавшимся гендиректором «Спектра» Алексеем Афанасьевым еще при жизни бизнесмену Дюкареву. А квартиру после его смерти у вдовы купил ныне покойный авторитет Николай Кравченко. И представлять сейчас, будто Мхитарян задаром забрал все это, значит идти против правды.

Подверг сомнению защитник количество и стоимость акций «Спектра». Ведь Алексей Афанасьев оценивал пакет акций в 1998 году в размере от одного до двух миллионов долларов, при этом уставной капитал предприятия составлял порядка двух миллионов рублей, а имущество активно распродавалось. Однако вдова, считающая себя потерпевшей, настаивает, что стоимость акций достигала трех миллионов долларов. Собственно, на этом доводе и строится обвинение.

Ближайшие два дня в суде будет слушаться история «Новгородхлеба», где еще больше белых пятен. А претензии потерпевших выглядят гораздо абсурднее. На этом будет поставлено точка. Впрочем, надеяться на то, что наспех написанный приговор окажется справедливым, с каждым днем все труднее.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья