Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Взаимный интерес прокурора Лычагина и компании ИКЕА

На расширенной коллегии МВД президент РФ Владимир Путин, заявив о том, что борьба с коррупцией во властных структурах будет вестись последовательно и жестко, подчеркнул, что для привлечения высокопоставленных взяточников к ответственности у правоохранительных органов достаточно полномочий.

Взаимный интерес прокурора Лычагина и компании ИКЕА

При этом глава государства не забыл и о самих стражах закона и порядка, отметив, что «коррупционное давление со стороны правоохранительной сферы» - серьезная проблема для экономики. Он пообещал, что курс на очищение рядов будет продолжен. Путин посетовал, что «рассмотрение в судах дел о коррупционных преступлениях, совершенных в крупных и особо крупных размерах, или организованными группами встречаются пока крайне редко, как будто их и нет совсем».

Президент очень метко заметил, что громких дел крайне мало. И мало их по вине таких правоохранителей, каким является, к примеру, зампрокурора Московской области Александр Геннадьевич Лычагин. С виду скромный прокурорский работник, но в 2012 году он задекларировал более 9 млн рублей, что почти в шесть раз больше доходов прокурора области Александра Аникина. Очевидно, что Лычагин живет не на одну зарплату. И вот стало известно об одном из источников его благосостояния.

Правосудие по-химкински

По некоторым сведениям, Александр Лычагин активно сотрудничает с западной корпорацией ИКЕА, используя свое служебное положение в интересах шведской компании. Выяснилось, что прокурор неоднократно незаконно вмешивался в ход расследования уголовного дела № 62218, возбужденного Главным следственным управлением СК РФ по Московской области по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту неправомерной передачи в мае 2011 года земельного участка площадью около 16 га, принадлежавшего сельхозпредприятию КСП «Химки», в собственность ИКЕА. Корпорация заплатила за землю государству 105 млн рублей, притом что рыночная стоимость участка, расположенного в трех км от МКАД, составляла более 1 млрд рублей. Обоснованием для занижения цены в 10 раз стало фиктивное разрешение на строительство второй очереди из 6 офисных строений и заявленное намерение ИКЕА застроить полученный участок. Прошло шесть лет, а корпорация освоила только 2 га, на которых построила два офиса. На остальных – пустырь с жалкими временными бытовками и громкой вывеской «Химки Бизнес-Парк».

Полученных в ходе следствия сведений было вполне достаточно для привлечения менеджмента корпорации к ответственности за мошенничество, совершенное при выводе земельных активов из госсобственности. А собранные доказательства указывали на заранее спланированные, хорошо организованные и четко отработанные действия топ-менеджмента ИКЕА по захвату подмосковных земель. Фигурантами по делу могли также стать бывшие руководители администрации Химок и земельного комитета, а конкретно и без того скандально известный экс-мэр города Владимир Стрельченко. Незадолго до его отставки шведы и довели свой преступный умысел до конца, в результате чего мошенническим путем получили право выкупа 16 га по льготной цене в размере 10-кратной ставки земельного налога согласно ст. 36 ч. 1 Земельного кодекса РФ.

У следствия были бесспорные доказательства, а у уголовного дела совершенно очевидная судебная перспектива. Но сначала расследование постоянно пробуксовывало, а недавно и вовсе было закрыто. Теперь понятно, что тормозили дело не абстрактные «должностные лица из числа руководства прокуратуры Московской области», на которых указывали правозащитники, заинтересовавшиеся историей противостояния обычных фермеров и могущественной ИКЕА, а вполне конкретный зампрокурора Лычагин. Так, в январе 2015 года он со второй попытки изъял уголовное дело у следователя и передал его в производство ГСУ УМВД РФ по МО. Там оно, находясь под неусыпным личным контролем Лычагина, всего через неделю было прекращено. За эту неделю не было проведено ни одного следственного действия. Следователь под давлением Лычагина, не ознакомившись толком с материалами дела, вынес постановление о его прекращении исключительно под давлением прокурора. Не была принята во внимание даже экспертиза, проведенная специалистом Торгово-Промышленной палаты, который установил нанесенный государству ущерб.

При этом помимо грубейшего нарушения норм подследственности и других норм ст. 37, 151, 154, 155 УПК РФ, очевидно преследуется цель не допустить возможности возбуждения дополнительных составов по, так называемым, «должностным» преступлениям. Ведь очевидно, что хищение муниципальной собственности было бы невозможным без участия сотрудников химкинской администрации и земельного комитета. А значит, налицо – злоупотребление должностными полномочиями.

Задним числом

Руководящая и направляющая роль заместителя прокурора Подмосковья прослеживается и в еще одном примечательном уголовном деле, также возбужденном в отношении ИКЕА, точнее топ-менеджеров ее «дочки» ООО «ИКЕА МОС».

28 января 2014 года СУ УМВД РФ по г. Химки возбудило уголовное дело № 47073 по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ. Согласно материалам дела, в 2009 году отдельные лица из числа руководителей ООО «ИКЕА МОС» с целью безвозмездного использования дизельных электростанций, предоставленных ООО «САЭ», заключили с последним дополнительное соглашение к уже имевшимся договорам аренды. При этом они гарантировали оплату услуг. Выяснилось, что эти самые «отдельные лица» вовсе не собирались исполнять взятые на себя обязательства, оплата по договору так и не было произведена, а в ходе арбитражного процесса уполномоченный от ИКЕА Йоаким Виртанен предоставил заведомо ложные сведения о том, что он не подписывал вышеуказанное соглашение с владельцем ООО «САЭ» Константином Пономаревым.

Примерно через месяц, 20 февраля, заместитель прокурора Химок Гаврилов вернул дело после своей проверки в СУ УМВД РФ по г. Химки «для организации дальнейшего расследования», попросив незамедлительно уведомить его о результатах этого расследования (исх. № 16-01-2014). Однако уже 22 февраля потом по указанию Лычагина Гаврилов отменил постановление о возбуждении указанного уголовного дела, которое датировано почти на месяц ранее вышеуказанного – 30 января 2014 года. Представляется, что иной оценки, кроме как служебный (должностной) подлог (ст. 292 УК РФ), в данном случае быть не может. Налицо корыстная заинтересованность заместителя руководителя прокуратуры Московской области в прекращении любых проверок в отношении ИКЕА.

Дикое дело

Пономарев проходил по делу № 47073 как потерпевший. Вполне естественно, что он не остался безучастным к такого рода трансформациям отдельных должностных лиц подмосковной прокуратуры и обратился с жалобами в компетентные инстанции.

А в это время ИКЕА через доверенного адвоката Александра Хохлова начала активно рассылать во всевозможные правоохранительные структуры однотипные заявления, которые содержали противоречивые, взаимно исключающие друг друга доводы, но с одной целью – привлечь Пономарева к уголовной ответственности. Ранее доводам, приводимым в заявлениях ИКЕА, неоднократно давалась процессуальная оценка. Однако адвокат Хохлов настойчиво продолжал их дублировать, рассылая заявления веерным способом с периодичностью раз в месяц. При этом по необъяснимым причинам никто из представителей следственных органов ни разу не взял у адвоката подписку о том, что он предупрежден об ответственности за заведомо ложный донос, т.е. фактически заявления рассматривались с нарушением ст. 141 УПК РФ.

3 февраля этого года предприниматель обратился в ГУ МВД РФ по Московской области с заявлением, в котором просил дать оценку систематическим действиям представителя ИКЕА Хохлова на предмет наличия в них признаков состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ («заведомо ложный донос»). Однако в нарушение сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении на 11 марта 2015 года ответ получен не был. Более того, нарушены также нормы УПК РФ, поскольку по заявлению Пономарева не было принято процессуальное решение.

Заявление так и осталось без рассмотрения, а вместо защиты интересов пострадавшего решили еще и наказать. 3 марта 2015 года ГСУ СК РФ по Московской области возбудило в отношении предпринимателя уголовное дело № 26214 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ. Причем заявление было приобщено к этому делу. И опять по указанию все того же прокурора Лычагина.

В сентябре 2012 года Пономарев приобрел сберегательный сертификат ОАО «Сбербанк России» со ставкой за пользование вкладом 10%. Следствие решило, что, вернув себе вклад и полученные по нему проценты спустя год, бизнесмен якобы уклонился от уплаты подоходного налога. Для практикующих юристов очевидно, что налоговым агентом по уплате налогов с доходов физических лиц в банке по депозитным вкладам является само кредитное учреждение. Т.е. Пономарев в данном случае даже не обязан был подавать налоговую декларацию.

Более того, полученный доход по вкладу вообще не подлежал налогообложению, поскольку процентная ставка по нему не превышала более чем на 5% ставку рефинансирования ЦБ РФ. Данный факт подтверждается письменным ответом от руководства ЦБ РФ, который имелся в распоряжении следователя ГСУ СК РФ по Московской области, однако он закрыл глаза на неоспоримый факт. По некоторой информации, столь дикое в правовом смысле постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено под сильнейшим давлением… естественно Александра Геннадьевича Лычагина.

Разорительный инвестор

Так что президент абсолютно прав, когда говорит, что правоохранительные ряды еще далеки от полного очищения. И пока чистка не будет проводиться жестко, российская экономика так и будет страдать от действий одних коррупционеров, которых защищают другие коррупционеры. Известно, что ООО «ИКЕА МОС», хотя и заявляет о себе, как о крупнейшем иностранном инвесторе в России, все эти годы умышленно показывает отрицательный размер собственных активов, финансируя свою деятельность за счет заемных средств и непогашения кредиторской задолженности. А в 2011 году 100% в ООО «ИКЕА МОС (Торговля и недвижимость)» была продана за 35 млрд рублей, причем без публичного освещения этой крупной сделки.

Согласно п. 5 ст. 309 НК РФ, доходы от реализации акций российских организаций, более 50% активов которых составляет недвижимость, находящаяся на территории РФ, подлежат в России налогообложению. По указанной сделке продавец должен был уплатить налог по ставке 20% в сумме 7 млрд рублей, но этого не сделал. При расчете цены проданных активов по их рыночной стоимости, сумма неуплаченного налога вырастает в 10 раз – до 70 млрд рублей. Поскольку в данном случае продавцом и покупателем являлись иностранные компании, то фактически это означает банальный вывод активов, которым беззастенчиво занимается «крупнейший инвестор». А помогает ей в этом заместитель прокурора Московской области Александр Лычагин.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Источник: блог «А сурки против»

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья