Moscow-Post RSS
24 Мая 2018
 

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Застрял в машине

Скандальный заместитель министра энергетики Михаил Курбатов чем дальше, тем больше напоминает лягушку, через которую пропускают электрический ток. Он бессистемно дергается, производя разнообразные пиар-поводы, но никакой стратегии и даже тактики в его телодвижениях не наблюдается. То он заводит блог в ЖЖ в то время, когда все нормальные люди уже давно ушли в Фейсбук и Инстаграмм. Кстати, не так давно на ресурсе "Стрингер" появилась статья, в которой проводится анализ блога Курбатова с точки зрения психиатрии.

Застрял в машине

То в интервью "Эху Москвы" на полном серьезе предлагает потребителям покупать собственные электростанции. Потом забрасывает ЖЖ (последняя запись датируется аж 9 августа) и дает развернутое интервью журналу "Коммерсант-Власть".

На последнем хотелось бы остановиться отдельно. В то, что журналисты Коммерсанта безвозмездно, то есть даром будут размещать сумбурные разглагольствования Курбатова поверит разве что юная невинная выпускница 11 класса, только что сошедшая с поезда на Казанском вокзале. Да и она вряд ли. Кстати, под интервью Курбатова нет подписи журналиста, что также подтверждает версию о рекламном характере публикации.

Размещение "джинсы" в "Ъ" стоит не дорого, а очень дорого. Речь идет, скорее всего, о шестизначной сумме (в рублях, конечно). То есть на то, чтобы донести свои мысли до публики, Михаил не поскупился. А вот на том, чтобы нанять квалифицированного райтера, который превратил бы его бессвязные бредни в связный и разумный текст = сэкономил. Хотя речь идет о совершенно несравнимых суммах. Впрочем, скорее всего дело даже не в экономии. Просто Курбатов считает свои слова, как и свои дела настолько гениальными, что они не требуют не то что правки, а даже элементарной редактуры. Что ж, сам виноват.

В начале интервью Курбатов высокопарно рассуждает о том, как его, великого стратега, заставляют выполнять "мелкие" операционные задачи - вроде подготовки Олимпиады в Сочи и других настолько же "неважных" задач вроде подготовки к зиме. Михаил думал, что в министерстве будет спокойно сидеть и стричь купоны, а злые дяди заставляют работать. И даже угрожают уволить именно за невыполнение этих самых операционных задач. Впрочем, удивление Курбатова вполне объяснимо - в Холдинге МРСК ему платили зарплату именно за "стратегические" разработки, на поверку оказавшиеся филькиными грамотами. Но не всё коту масленица...

Дальше Курбатов честно признается, что упорно пытался спихнуть скучную и рутинную работу в министерстве на аутсорсинг. Но без всякого успеха. (Как и большинство его остальных проектов, кроме неудержимого карьерного роста, надо отметить). На прямой вопрос, чем бы он в таком случае занимался, Михаил начинает рассуждать о некой золотой середине между дорогой и надежной и дешевой и ненадежной электроэнергетике. То, что в большинстве стран мира цены на электричество ниже, а надежность энергосистемы выше, он, разумеется, не вспоминает - иначе придется признать собственную полную профессиональную несостоятельность. С большой гордостью Курбатов рассказывает и о прохождении энергосистемой зимнего периода - как будто он каждый день лично надевал ватник и краги, и лез на столбы чистить провода. Даже безымянный купленный журналист не выдерживает, и спрашивает, а как же другие расположенные в северных широтах страны переживают зиму без чуткого руководства господина Курбатова? И снова он начинает бессвязно рассуждать об исторических традициях, "тонусе" от совещаний, штрафах и увольнениях за проблемы с энергоснабжением в Финляндии. Как будто у нас за это премируют и повышают. Впрочем, привыкший двигаться вверх без всяких собственных заслуг Курбатов, видимо, судит всех по себе, и на самом деле не понимает, как люди могут работать не за страх, а за совесть.

Но ярче всего сущность "электроэнергетики по-курбатовски" проявляется в вопросе про "Россети". В любой другой стране чиновник, который в первую очередь заботится о благе подконтрольного ему бизнеса, а не о гражданах, был бы отправлен в отставку с волчьим билетом в день выхода интервью. Потому что ну как можно говорить такое: "В стратегии содержатся довольно жесткие целевые показатели... по снижению капитальных и операционных расходов сетей." В то время, когда Президент, председатель правительства, губернаторы и мэры делают всё, чтобы не допустить роста тарифов ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ, отдельно взятый Михаил Курбатов заботится о том, чтобы в первую очередь экономили СЕТИ. Может быть, в электросетях завелся искусственный разум и заслал робота-Михаила в правительство? Это, конечно, было бы даже интересно, но, увы, ответ гораздо прозаичнее - личная финансовая заинтересованность.

Признавшись в любви к сетям и честно рассказав, как много он сделал, для того, чтобы тарифы росли, Курбатов не может не удержаться от того, чтобы по ходу не пнуть "Газпром" - мол, газовому монополисту и не снились те успехи, которых Михаил достиг "за 9 лет работы в электроэнергетике". Какой-нибудь западный кремленолог на основании этой фразы, наверное, сделал бы вывод о падении влияния Алексея Миллера. Можно не волноваться, это не сигнал, это просто обычная молодецкая дурь, замешанная на зависти. При всех коррупционных талантах Курбатова его "черные" доходы (не говоря о зарплате) значительно ниже, чем вполне официальные заработки топ-менеджеров "Газпрома".

Алчность постоянно проскакивает в курбатовских высказываниях: "плата за техприсоединение — очень хороший инструмент, который лично мне всегда нравился", - гордо заявляет он, и сетует, что несколько лет назад перед Минэнерго была поставлена задача свести плату за присоединение "чуть ли не к нулю". Впрочем, Курбатов сделал все, чтобы вставить палки в колеса этому решению - RAB-регулирование, которое во всем мире приводит к снижению тарифов, в России благодаря ему работает ровно наоборот.

Кстати, знаете, почему наша энергосистема неэффективна? У Михаила есть ответ и на этот вопрос. Оказывается, во всем виноваты коварные льготники, которые подключаются на большей мощности, чем потом используют. Уж дали бы Михаилу волю, он бы всех этих льготников... А вот о том, что существует коррупционная стоимость подключения к электросетям, он говорит не как о вопиющем факте, а как о чем-то само собой разумеющемся. Даже гордится - мол, упала нынче коррупционная составляющая. Да за это орден давать надо!

Но если где-то чего-то убыло, то где-то чего-то должно прибыть - говорит нам закон сохранения вещества и энергии. Упавшую коррупционную составляющую подключения к сетям Михаил готовится компенсировать за счет бенчмаркинга. Этот рыночный инструмент будет использоваться чиновниками для определения того, кому сколько компенсировать при строительстве сетей и генерации. В общем, не надо быть большим экспертом по российскому чиновничеству, чтобы понимать, что уж тут то они своего не упустят. И поди докажи без "конверта", на сколько процентов у тебя реально загружена подстанция.

А на вопрос о распределенной генерации Курбатов отвечает почти как Родион Раскольников из анекдота. Мол, ты зачем старушек топором убиваешь, они же бедные? А тот отвечает - может, и бедные, но пять старушек - рубль. Так же и Михаил. Идея поставить в отдаленных деревнях дизель-генераторы и не тянуть туда дорогостоящие ЛЭП ему категорически не нравится. Как же, драгоценные сети потеряют копеечку. А если тянуть линию ну совсем не выгодно, то пусть только сети ставят дизель, самим крестьянам скинуться и поставить генератор нельзя!

Презрение Михаила к потребителям сквозит практически в каждом ответе - и о прогнозе потребления, и о "последней миле", и о борьбе с неплатежами. Про насквозь коррумпированные энергосбыты он говорит вскользь и мимолетно. Зато о том, как будут карать розничных неплательщиков - в деталях и со вкусом.

Ну и в конце звучит вынесенное в заголовок признание. "мы так и не смогли протащить через бюрократическую машину ни одного готового решения. Мы в ней застряли. Это плохо. Это мне большой минус."

То, что "застревательная машина" создана его собственными руками, Курбатов опять-таки умалчивает.

По итогам прочтения интервью возникает, признаться, чувство лёгкой гадливости. Заместитель министра энергетики, никого и ничего не стесняясь, признается в собственной профессиональной и человеческой несостоятельности. Признается с гордостью и самодовольством. Неужели у кого-то и теперь есть по поводу Михаила какие-то иллюзии?

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика