Moscow-Post RSS
25 Июня 2018
 

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Пират Карибского моря

Дмитрий Костыгин выводит средства из «Юлмарта», готовясь к переезду в Монако

Пират Карибского моря

Собственников онлайн-ритейлера «Юлмарт» - Дмитрия Костыгина и его давнего американского бизнес-партнера Августа Мейера – эксперты называют «мечтателями». Бизнесмены заявили о выходе компании на IPO в следующем году и рассчитывают привлечь за 25% или менее акций до 1,5 млрд долл.

Сам Костыгин уверен в успехе IPO. Он рапортует о прекрасной выручке за прошлый год: только по предварительным оценкам – 1,3 млрд руб. Предрекает рост прибыли в этом году. Говорит, что JPMorgan и Morgan Stanley заверили, что к 2016-му «Юлмарт» будет стоить чуть ли не 6 млрд долл. Вот только эксперты в радужность картины не верят. Вспоминают, что в начале 2014 года ритейлер собирался «осчастливить» какого-нибудь стратегического инвестора допэмиссией в 10–15% капитала. Это количество акций тогда оценивалось всего в 100 млн долл. Из чего аналитики делали вывод, что вся компания не могла стоить сильно больше 1 млрд долл. и сегодня считают, что сверхприбылям за два года взяться будет неоткуда. Правильно считают – ведь сделка тогда так и не состоялась.

Российские эксперты прекрасно осведомлены об управленческих «способностях» Дмитрия Костыгина, в отличие от малознакомых с подвигами коммерсанта китайских инвесторов. Им, по некоторой информации, Костыгин с Мейером хотят продать «Юлмарт», предварительно выкачав из компании побольше денег. А то, что у Костыгина – талант уговаривать партнеров – это факт. Удалось же ему убедить своего партнера Мейера поделиться средствами, вырученными от продажи доли в сети гипермаркетов «Лента». Если американец за свои 40,6% акций получил 1,06 млрд долл., то его российский друг всего за 1% ценных бумаг – около 260 млн долл. плюс обещание Мейера впредь вести общий бизнес в соотношении 50 на 50.

Консультант на полставки

Дмитрий Костыгин, гражданин Федерация Сент-Китс и Невис, государства в восточной части Карибского моря – хозяин розничной империи с многомиллиардными оборbhотами, которые в 2013 году совокупно составляли 67 млрд руб., а личное состояние бизнесмена приближалось к 450 млн долл. Он и Август Мейер владеют через подконтрольные офшоры рядом торговых сетей федерального масштаба. Это и парфюмерная сеть «Рив Гош», и магазины женского белья «Дикая орхидея», ряд других менее известных компаний и, конечно, российский аналог Amazon – крупнейший электронный мегамаркет России «Юлмарт» - самый жирный актив.

Для строительства бизнес-империи понадобился всего один крупный скандал, благодаря которому Костыгину теперь обеспечено попадание в списки «Форбс» и слава мастера интриг и многоходовых комбинаций. Речь идет об известном конфликте между акционерами сети гипермаркетов «Лента» в Санкт-Петербурге, основанной Олегом Жеребцовым. Владелец «Ленты» искал инвесторов. Выбор пал на Костыгина с Мейером, которые перебили предложение ЕБРР, заплатив за 49% акций 15 млн долл. – на 3 млн. больше. Топ-менеджеры ритейлера вспоминали, что новые собственники в управление не вмешивались и вели себя крайне пассивно. Но так продолжалось до тех пор, пока Жеребцову не удалось расширить «Ленту» - с одного магазина в 2000 году до двенадцати в 2006-м.

Как рассказывал СМИ в 2010 году управляющий директор банка «ВТБ Капитал» Тимофей Демченко, если Жеребцов, «как создатель компании и ее бессменный руководитель, на протяжении многих лет был заинтересован в развитии бизнеса», то Костыгин с Мейром были заинтересованы «в использовании ресурсов компании в личных целях». Устав от интриг тандема, Жеребцов был вынужден в 2009 году продать свой 35-процентный пакет инвестфондам TPG Capital и «ВТБ Капитал». Но и новые партнеры по бизнесу совладельцев «Ленты» не устраивали. «ВТБ Капитал», как представитель государства, стоял на страже его интересов и не мог допустить, чтобы Россию воспринимали как место, где права акционеров нарушаются некой группой частных лиц. Тем более когда среди акционеров – крупнейшие международные институциональные инвесторы с безупречной репутацией – Европейский банк реконструкции и развития и фонд TPG Capital.

Но Костыгин никогда не думал ни об интересах государства, ни о том, что его поведение, как акционера, по отношению к серьезным иностранным инвесторам может неблагоприятно сказаться на ивестклимате в стране. Главное – личное обогащение. И это коммерсант никогда не скрывал. Именно его необъятные аппетиты вызвали недовольство новых собственников «Ленты». Только на трансфертном ценообразовании Костыгин вместе с гендиректором Сергеем Ющенко (позднее против него было заведено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере) выводил из компании до 4 млн долл. ежемесячно, в 2010 году владелец 1% акций «Ленты» установил себе, не поставив в известность совет директоров, зарплату «консультанта на полставки» в 1 млн долл. в год, плюс бонусы на сумму 16 млн руб., огромный «золотой парашют» на случай увольнения, аренда бронированного автомобиля за 700 тыс. долл. в год, а также полученная прибыль от сделок с фирмами-прокладками.

Шины со вкусом

Какие цели преследовал Костыгин в истории «Ленты», понятно: получение сиюминутной прибыли. Иначе зачем было продавать долю в рентабельной сети? Как не вспомнить здесь слова бизнесмена, когда ему задали вопрос, почему он в 2005 году покинул пост гендиректора Ярославского шинного завода (ЯШЗ), куда его пристроил бывший деловой партнер Вадим Гуринов (в то время – глава «Сибур – Русские шины»): «Стало понятно, что шинный бизнес за привлекательную цену не продадут, и я ушел». Любопытно, но именно Костыгин и был виноват в том, что активы ЯШЗ стали малопривлекательны. В 2003 году, когда он пришел на завод, там выпускали 6,3 млн шин в год, а после отставки гендиректора – уже 5,4 млн шин. До Костыгина прибыль ЯШЗ составляла 100 млн руб., а после себя топ-менеджер оставил убытков на 89 млн руб.

А ведь начал он с обещаний увеличить доходность предприятия до 300 млн руб. Но запала хватило только на то, чтобы выбить из руководства «Сибура – Русские шины» 2 млн долл. на обустройство цеха питания, который моментально превратился в дочернее ООО «ЯШЗ-Питание», обслуживающее пол-Ярославля. Поставщиками ООО естественно стали аффилированные с Костыгиным компании – он же начинал предпринимательскую деятельность с торговли продуктами питания, поэтому на их закупку директор ЯШЗ денег не жалел. Довольно скоро топ-менеджер уже не стесняясь выводил с предприятия средства через подставные фирмы, используя также вексельные схемы по обналичиванию денежных средств. Когда «Сибуру» надоело терпеть выходки подчиненного, при котором производство падало, рабочие места сокращались, а управленческие расходы, наоборот, непомерно росли, Костыгина досрочно попросили вон из директорского кресла.

Классика жанра

Но неверно было бы считать Дмитрия Костыгина эдаким «великим комбинатором» нового времени, применяющим хитроумные бизнес-схемы. В уже упомянутой истории с «Лентой» конфликт, как известно, сопровождался фальсификацией документов и силовым захватом офиса со стороны костыгинской команды с участием мускулистых спортсменов. Бизнесмен применял классические схемы рейдерских атак и раньше. Например, когда отбирал хлебоперкарню у жительницы Санкт-Петербурга, хозяйки небольшого, но трудолюбивого ООО «Вега» Татьяны Лепетениной, прибыльное предприятие которой не давало покоя Дмитрию Костыгину.

Уже в 2012 году основатель Dream Industries, управлявшей интернет-сервисами «Теории и практики», Zvooq и Bookmate, Алексей Остроухов публично заявил о рейдерском захвате корпорации, организованном Костыгиным, к тому моменту основным инвестором компании. Ассоциация интернет-издателей тогда даже написала письмо премьеру Дмитрию Медведеву, что Dream Industries подверглась насильственному захвату и юридическому рейду. Тогда же Остроухов поведал СМИ о том, что Костыгин и Август Мейер получили контроль над сетью «Рив Гош» с помощью рейдерских схем.

Ритейлеры-контрабандисты

Как выясняется, и внешне прозрачный бизнес «Юлмарта» на поверку оказался очередной отмывочной конторой. Компаньоны вошли в капитал «Юлмарта» в период бурного роста потребительского интереса к интернет-торговле. Основным конкурентным преимуществом интернет-магазинов были выгодные цены, настолько привлекательные, что объяснить их одной только новой системой продаж было невозможно. Оказалось, все банально просто: владельцы «Юлмарта» не брезговали товаром сомнительного происхождения – «серым» импортом, а часто и контрабандой. Еще недавно «Юлмарт» не имел ни одного прямого контракта с производителями, несмотря на то, что на сайтах иностранных компаний он официально числился реселлером. К примеру, периферические устройства у Seagate, Zotac, MSI и ряда других производителей компания Дмитрия Костыгина приобретала через группу «Татрис», оказывающую профессиональные услуги по легализации денежных средств и доставке контрабандного товара.

Естественно, рано или поздно эта схема должна была заинтересовать таможенников. В конце ноября 2014 года была проведена проверка логистического центра исполнения заказов «Юлмарта» на Благодатной улице в Санкт-Петербурге. Этот неприятный сюрприз бизнесмен Костыгин интерпретировал так: мол, компания сама обратилась к таможенникам с просьбой проверить ряд поставщиков, подозреваемых в недобросовестности. Правда, позднее «Юлмарт» обжаловал в суде действия питерской таможни, что выглядит нелогично, если компания сама обратилась в службу.

Вопрос таможенной чистоты продаваемого товара – не единственное, что должно привлечь внимание государственных органов. Не менее интересны масштабные фиктивные возвраты товара, на которые почему-то и полиция, и налоговики смотрят сквозь пальцы. Любопытно, как ритейлер оформляет эти возвраты. «Юлмарт» бесцеремонно и втихаря использует паспортные данные своих сотрудников. В итоге, рядовые работники возвращают товар в объемах эквивалентных их заработку за добрый десяток лет. А делается все это для легализации совсем «черной» продукции, которую «Юлмарт» даже не закупал официально.

Теневая бизнес-империя

Рассказывают, что Костыгин якобы всегда умел решать проблемы с правоохранителями и регуляторами, либо откровенно коррумпируя их, либо с помощью административного ресурса. При этом, прикрываясь связями с высокопоставленными покровителями, он фактически подставляет последних и вводит в заблуждение. Неудивительно, что за «подвигами» предпринимателя уже наблюдают сотрудники правоохранительных органов, чей руководитель имеет статус гораздо выше министерского. Им известно, что при доходе около 500 млн долл. Костыгин задекларировал только 5% от этой суммы. Причем даже эти деньги он моментально обналичил.

Вся деятельность «Юлмарта» с блестящим, как позиционирует его владелец Костыгин, будущим была построена таким образом, что, несмотря на шикарные производственные показатели, компания не платила никаких налогов, имея самую низкую в отрасли рентабельность. Ознакомившись с потребностями Дмитрия Валентиновича, не трудно догадаться, куда уходят выводимые из собственной компании, а также из страны, средства. Это и финансирование безумных инвестиционных проектов на Западе, удовлетворение мелких бытовых потребностей, как то фрахт личного самолета, покупка шикарной виллы с поэтическим названием «Симфония» и стоимостью около 30 млн евро в самом престижном месте французской ривьеры – в Сан-Тропе, а также на обустройство безбедной жизни в Монако, где, поговаривают, проживает семья гражданина Федерации Сент-Китс и Невис, и где он сам собирается осесть, перекачав туда как можно больше денег из России.

С недавнего времени «Юлмарт» является участником Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), основная цель которой – установление добросовестных принципов конкуренции, создание зоны безопасного сервиса для клиентов на рынке электронной коммерции и сокращение доли «серого» рынка. Для чего нужна «Юлмарту» АКИТ очевидно – в преддверии выхода на IPO нужна маска добропорядочной компании, под которой от китайских инвесторов скроется суть бизнеса Костыгина и Мейера, построенного на торговле контрабандой и сокрытии прибыли. А вот АКИТ, логотип которой является своеобразным эталоном качества, гарантией чистоты товара, пора задуматься о своем имидже – с каждым днем по нему все больше разрастается тень, отбрасываемая бизнес-империей Дмитрия Костыгина.

Бизнесмена ничего не держит на бывшей родине. Чемоданы упакованы, билеты в Монако в один конец оплачены. Этим и объясняется готовность Костыгина с легкостью нарушить любой закон. Стоит ли напоследок соблюдать законодательство и приличия, и без того Костыгину несвойственные? Ответ очевиден не только ему.

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика